0
3055
Газета Идеи и люди Печатная версия

26.06.2019 16:54:00

Глобальный опыт Японии

На саммите G20 в Осаке будет сделан акцент на коллизии "экология–экономика"

Николай Тебин

Об авторе: Николай Петрович Тебин – журналист-международник.

Тэги: япония, саммит, g20, экология, экономика, парижские соглашения, сша


япония, саммит, g20, экология, экономика, парижские соглашения, сша В международном масштабе катастрофа на «Фукусиме-1» вызвала пересмотр отношения к АЭС как к экологичному, дешевому, а главное – безопасному энергетическому ресурсу. Фото Reuters

28–29 июня в Японии в городе Осака состоится саммит G20, это сравнительно молодая международная площадка, на которой главы 20 крупнейших промышленно развитых стран мира обсуждают ряд глобально значимых проблем. Содержание и форма заключительного документа саммита важны, однако трудно ожидать в нем конкретики. Скорее всего будут решаться локальные проблемы на двусторонних встречах лидеров стран.

Эксперты прогнозируют, что делегация Японии на саммите намерена сделать акцент на обсуждении проблем мировых торгово-экономических отношений и необходимости их урегулирования с учетом глобальных экологических проблем. Именно как коллизии «экономика–окружающая среда». В послевоенной истории Японии такие коллизии уже отмечались, поэтому японский опыт разрешения этой проблемы поучителен.

В настоящее время он связан с угольной энергетикой. Она остается в Японии важным электроэнергетическим ресурсом, несмотря на то что в мире, судя по публикациям в японских средствах массовой информации, растут выступления против нее. Протесты связаны с большими выбросами СО2 работающими на угле тепловыми электростанциями (ТЭС). Эти выбросы во многом являются причиной глобального потепления, которое несет многие угрозы человечеству.

Уголь или атом?

В 1950-х годах руководством правящей с тех лет в Японии Либерально-демократической партии (ЛДП) был принят курс на развитие экспортно ориентированной экономки, которая обеспечивала бы быстрый рост ВВП страны за счет интенсивной индустриализации. Но последняя требовала таких же темпов наращивания энергетики. Осуществлялось оно за счет строительства тепловых электростанций (ТЭС), работавших на угле («Японская энергетика здравого смысла» в «НГ-энергия», 10.06.19).

Этот курс привел к огромным бедам в экологии и вынужденному отказу от политики наращивания ВВП любой ценой. Была обоснована необходимость перехода к политике, сочетающей умеренный рост ВВП и вложение средств в экологическую защиту, в том числе и в развитие атомной энергетики. В целом был установлен приемлемый баланс в коллизии «экология–экономика». Экологическая обстановка постепенно стала улучшаться. А проблема обеспечения страны энергоресурсами с середины 1970-х годов стала решаться за счет развития высокоэкологичной, дешевой и безопасной атомной энергетики. Энергетика страны развивалась на основе среднесрочных и долгосрочных планов-прогнозов. По ним, к 2050 году на АЭС намечалось производить половину необходимой стране электроэнергии. Япония уверенно шла к достижению этой цели.

Так было до катастрофы на японской АЭС «Фукусима-1». После нее Япония вновь столкнулась с необходимостью решать проблему приемлемого баланса в коллизии «экология–экономика». В марте 2011 года землетрясение в Тихом океане у северо-восточного побережья острова Хонсю вызвало цунами с высотой волны до 20 м на протяжении 250 км северо-восточного побережья Хонсю. Волной цунами были повреждены системы электроснабжения установок охлаждения четырех из шести реакторов АЭС «Фукусима-1». Реакторы перегрелись и взорвались с разрушением активных зон и опасными радиоактивными выбросами. Техногенная катастрофа потребовала экстренного отселения жителей в радиусе 30 км от АЭС.

Катастрофа на «Фукусиме-1» вызвала пересмотр отношения к АЭС как к экологичному, дешевому, а главное – безопасному энергетическому ресурсу не только в Японии, но и во многих странах мира. В странах с АЭС начались массовые манифестации граждан с требованием в той или иной мере отказаться от атомной энергетики. В Японии, что вполне естественно, выступления были наиболее массовыми. Правительства большинства развитых стран мира практически сразу заявили о намерении пересмотреть энергетические программы с сокращением в них доли атомной энергетики. Правительство Германии объявило о намерении полной ее ликвидации в кратчайшие сроки.

Судя по разрабатываемым ЛДП и принимаемым правительством энергетическим программам, Япония и после «Фукусимы-1» намерена использовать потенциал АЭС до 2050-х годов. Объясняется это важностью решения проблем глобальной экологии при сохранении условий для стабильного экономического развития страны.

До аварии на «Фукусиме-1» в Японии действовало 54 силовых атомных реактора, которые обеспечивали до 28% потребностей страны в электроэнергии. После катастрофы постепенно все реакторы были остановлены на плановые осмотры и  вводились только после приведения их в соответствие с новыми жесточайшими  требованиями безопасности. На январь 2019 года разрешения на запуск имели только девять реакторов.

Энергетическая неопределенность

После катастрофы на АЭС «Фукусима-1» в 2011 году и последовавшей за этим остановки всех реакторов в Японии потребности в электроэнергии в стране стали покрываться за счет ТЭС, прежде всего угольных. «Фукусима-1» принадлежит региональной энергетической компании (РЭЭК) Tokyo Electric Power Company (TEPCO),  обслуживающей экономический регион Японии Канто, на который приходится 40% ВВП страны. TEPCO являлась лидером по внедрению АЭС среди 10 РЭЭК страны. Потеря атомной составляющей в мощностях TEPCO после «Фукусимы-1» привело к энергетическому коллапсу в регионе Канто. Полтора месяца в регионе проводились веерные отключения по районам, временам суток, подвидам потребителей. Только к маю обстановку удалось нормализировать за счет вывода из консервации ТЭС. Их не демонтировали с пуском реакторов АЭС, а сохраняли как резервные.

Это и привело к тому, что в 2017 финансовом году в Японии на ТЭС приходилось более 80% мощностей электрогенерации, на все остальные источники – только 9%. При этом на угольные ТЭС – около 32%.

Нельзя сказать, что в Японии не понимали экологическую опасность работающих на угле ТЭС, понимали и то, что эта проблема может решаться только в глобальном масштабе. Так, энергетические проблемы в показывающем высокие темпы роста ВВП Китае решались за счет угольных ТЭС. Обстановка в Пекине иностранными наблюдателями рассматривалась как экологическая катастрофа из-за смога. Выбросы китайских угольных ТЭС муссонными ветрами выносились на Японский архипелаг в виде кислотных дождей, губивших леса.

Это региональное проявление необходимости совместных мер мирового сообщества в сфере экологии. Но есть и более опасное глобальное потепление климата. По оценке группы японских ученых из университета Ибараки, к концу текущего столетия ущерб в мире от наводнений, вызванных повышением уровня океана в результате глобального потепления, может достичь 482 млрд долл. (около 52,5 трлн иен). Ущерб можно понизить до 69–70% строительством плотин высотой около одного метра. Однако расходы на их строительство составят 293 млрд долл. (22,1 трлн иен). Доклад группы опубликован в международном онлайн-журнале по проблемам изменения климата (Mainichi Japan, 21.01.19.).

Эта публикация свидетельствует о том, что в Японии хорошо осознавалась опасность глобального потепления. Но подобные прогнозы в американских и европейских странах сопровождались обвинениями Японии в том, что она продолжает наращивать строительство ТЭС на угле и не предпринимает мер по их ликвидации. В ответ в СМИ Японии были опубликованы материалы в которых показатели выбросов СО2 таких стран, как Польша, Германия, КНР, США, были выше японских.

Показатели были выше потому, что японские компании, производившие оборудование для ТЭС, энергично работали над их экологичностью. Они давно, еще с нефтяных кризисов 1970-х годов, начали готовиться к разработке и освоению самых передовых технологий использования угля в ТЭС на случай возможных перебоев поставок нефти из Персидского залива. Была, например, отработана технология интегрированной газификации в комбинированном цикле (IGCC), которая повышает КПД турбин, а главное – сокращает выбросы CO2. С 1980-х годов технология IGCC в Японии отрабатывалась на государственно-частном предприятии. В 2013 году она начала использоваться уже в коммерческих целях на ТЭС в Иваки, префектура Фукусима.

Уголь предпочтительнее в сравнении с нефтепродуктами как относительно недорогой ресурс, доступный на рынке, предоставляющий возможность формировать запасы. Сохранение угольных ТЭС в энергетическом балансе, как считает Сэдзо Канэко, научный консультант Института промышленности Токийского университета, необходимо с точки зрения поддержания энергетической безопасности страны. Но оно невозможно без развития существующих и поиска новых направлений сокращения выбросов СО2. Для сохранения принимаемых Японией мер, направленных на смягчение последствий деятельности человека на изменения климата и обеспечение экономического роста Японии, необходимо не только внедрение передовых технологий на работающих на угле ТЭС, но и возобновление работы ее атомных электростанций, которые по новым стандартам признаны безопасными.

Однако в мире борьба за снижение выбросов СО2 расширяется, к ней подключаются авторитетные организации и структуры вплоть до ООН. Под давлением зарубежных экологических организаций некоторые мировые инвестиционные фонды информировали в 2017 году крупные японские энергетические компании Hokkaido Electric Power и J-Power, которые используют работающие на угле ТЭС, о возможном прекращении предоставления им кредитов. В 2018 году и три японских мегабанка объявили о прекращении предоставления кредитов «малоэффективным угольным электростанциям».

Угрозы подействовали, планы строительства угольных ТЭС в Японии пересматриваются. Многие ТЭС переводятся с угля на СПГ ради снижения выбросов СО2, несмотря на повышение себестоимости производства.

В Японии, по всей видимости, принято и политическое решение о сокращении работающих на угле ТЭС ради выполнения экологических обещаний. 28 марта 2019 года министр окружающей среды Ёсиаки Харада заявил, что «министерство, в соответствии с международными обязательствами Японии по борьбе с глобальным потеплением, не имеет намерений санкционировать строительство новых крупных работающих на угле ТЭС».

Эксперты считают, что это заявление сделано в ответ на зарубежную критику Японии за то, что она не хочет расставаться с работающими на угле ТЭС. Движение за ликвидацию таких ТЭС распространяется по всему миру, и Япония готова активно участвовать в нем. Борьба с изменением климата является одной из целей концепции устойчивого развития, выдвигаемой ООН, которые должны быть достигнуты к 2030 году. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ неоднократно заявлял, что Япония будет вести глобальные дискуссии для достижения конкретной цели.

Глобальный опыт Японии

1 апреля в Японии начинается финансовый год. Парламент принимает новый бюджет, а правительственные органы, общественные организации к этой дате издают свои связанные с финансами документы, а также результаты различных исследований.

Министерство окружающей среды сообщило, что в 2017 финансовом году (закончился в марте 2018 года) выбросы парниковых газов в Японии снизились на 1,2% по сравнению с предыдущим годом до 1292 млн т. Снижение отмечается четвертый год подряд, что объясняется более широким внедрением возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и начавшимся перезапуском реакторов атомных электростанций (АЭС). Выбросы парниковых газов сократились на 1,5% в промышленном секторе, включая заводы, и на 1,0% в транспортном секторе.

Перспективные цели и задачи по выбросам СО2 изложены в опубликованном 2 апреля докладе правительственной группы из 28 экспертов – ученых, практиков в сфере энергетики, руководителей корпораций. Основной вывод и предложения доклада заключаются в том, что Япония для борьбы с глобальным потеплением должна поставить более высокие, чем в настоящее время, цели по сокращению выбросов парниковых газов и «довести их до эффективного нуля во второй половине XXI века».

О высокой оценке работы группы свидетельствует то, что на заключительном ее заседании выступил премьер-министр Синдзо Абэ, который выразил надежду на то, что работа группы «ускорит благотворный цикл принятия экологических мер, вызовет сдвиг парадигм в мире». Какие парадигмы имел в виду премьер-министр, членам группы объяснять, видимо, не было необходимости. Скорее всего это выработка путей достижения единства мирового сообщества во взглядах на обеспечение экономического развития при сохранении окружающей среды.

Эксперты в докладе в целом поддержали долгосрочную цель Японии на сокращение выбросов СО2 на 80% к 2050 году от уровня 2013 года. Но в то же время они считают, что страна должна сделать новые подвижки в усилиях по борьбе с глобальным потеплением. Это является неотложной задачей в условиях наблюдающихся аномальных погодных катаклизмов. Страна должна стремиться к достижению «конечной цели безуглеродного общества как можно скорее – во второй половине этого века», говорится в предложениях.

Также в предложениях группа заявила, что Япония должна продемонстрировать свой вклад в достижение цели Парижского соглашения по климату в поддержании роста средних глобальных температур на уровне значительно ниже двух градусов, а в идеале на 1,5 градуса, для смягчения последствий изменения климата, таких как засухи, наводнения и повышение уровня моря. Группа также призвала к более широкому использованию ВИЭ и максимальному сокращению зависимости страны от работающих на угле ТЭС. В средствах массовой информации отмечается, что в докладе предлагается содействовать в различной форме разработке технологий улавливания и хранения выбросов СО2. Дискуссия об оплате выбросов СО2 введением особого налога закончилась без принятия конкретного решения из-за сопротивления главным образом со стороны деловых кругов. Участники дискуссии сошлись во мнении, что эта проблема нуждается в дальнейших «профессиональных и технических обсуждениях».

Многие предложения указанного доклада поддерживаются общественными организациями – как японскими, так и международными. На состоявшейся 22–23 мая в Токио встрече мэров 20 крупных городов мира (группа Urban 20), включая мэров Берлина, Хельсинки, Рима, участники встретились с премьер-министром Японии Синдзо Абэ и обратились к нему с просьбой «возглавить на предстоящем в Осаке саммите G-20 дебаты по актуальным глобальным вопросам, таким как изменение климата». Губернатор Токио Юрико Коикэ передала Абэ принятое на встрече Urban 20 совместное заявление. В нем, как заявила Коикэ, «целью поставлено сокращение выбросов парниковых газов до нуля к 2050 году и избавление от пластиковых отходов». Участники встречи Urban 20 считают, что климатические изменения являются «самой насущной проблемой XXI века». Выражая приверженность выполнению Парижского соглашения по климату 2015 года, Юрико Коикэ высказала надежду, что «лидеры «большой двадцатки» прислушаются к предложениям в заявлении».

Япония прошла в послевоенном экономическом развитии этапы, когда приходилось искать оптимальный баланс между обеспечением экономического роста страны и внутренними социально-экономическими проблемами. Сейчас, судя по рекомендациям японских экспертов, пришло время активного участия Японии в решении глобальных проблем.

Выход США из Парижских соглашений встречен в Японии, мягко говоря, как отрицательный шаг. Величие государства и нации определяется вкладом в решение общих задач человечества. Участники токийской встречи Urban 20 расценили решение президента США Дональда Трампа о выходе из Парижского соглашения по климату как деструктивный шаг, что должно стать одним из дискуссионных пунктов повестки дня саммита G20. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лавров и Помпео, возможно, проведут встречу на полях мероприятий АСЕАН в Таиланде

Лавров и Помпео, возможно, проведут встречу на полях мероприятий АСЕАН в Таиланде

0
292
МВФ предписывает властям РФ не тратить деньги внутри страны

МВФ предписывает властям РФ не тратить деньги внутри страны

Ольга Соловьева

Иностранцы настаивают на откачивании средств из экономики с помощью бюджетного правила

0
2764
Москва и Дели пытаются уйти от санкций США

Москва и Дели пытаются уйти от санкций США

Владимир Скосырев

Схема внешнеэкономических расчетов, принятая в СССР, обретает вторую жизнь

0
968
Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Ядерный потенциал Китая угрожает не только США, но и России

Владимир Мухин

Пекин стремительно наращивает количество и качество стратегических вооружений

0
1494

Другие новости

Загрузка...
24smi.org