0
1637
Газета Проза, периодика Печатная версия

19.02.2020 20:30:00

От Древнего Рима до северных гор

По реке времени к истокам родовым

Тэги: история, проза, урал, семья, генеалогическое древо, дмитрий мережковский, иван ефремов, таис афинская


история, проза, урал, семья, генеалогическое древо, дмитрий мережковский, иван ефремов, «таис афинская» Урал в контексте мировой истории. Фото Андрея Щербака-Жукова

С тех пор как в восьмом классе, удобно устроившись за старинным обеденным столом в одной из комнат просторной коммунальной квартиры, в Чистом переулке, напротив пожарной каланчи, описанных в знаменитой повести «Собачье сердце», в квартире, когда-то принадлежавшей родственникам известного писателя, я впервые в жизни увидела родословное древо, тщательно нарисованное на тетрадном листе моим младшим другом Андреем Гусевым, племянником Михаила Булгакова, я мечтала создать нечто подобное. Мне – увы! – это пока не удалось. Зато Александр Кердан воплотил мою давнюю мечту в увлекательном историческом повествовании. На обложке романа уральского писателя стоит цифра 12+. Да, именно в шестом классе с особым интересом мы начинаем задумываться над своим происхождением и судьбами предков.

Показать историю одной из уральских семей в контексте мировой истории с древнейших времен до дня сегодняшнего – может ли быть задача сложнее этой? Вряд ли. Но Кердан с нею вполне справился.

Документальное, чуть с привкусом публицистики начало мягко подводит читателя к пониманию того, что тайные нити, ведущие обладателя той или иной фамилии в глубь веков, подобно волшебной нити Ариадны, могут завести нас в самые невообразимые глубины. Словно соревнуясь с Дмитрием Мережковским и Иваном Ефремовым (кто из нас в детстве не читал «Таис Афинскую»?), уральский автор погружает нас в живой, богатый конфликтами и смертельной борьбой поток живой истории, изображаемой с любовью и вкусом, с точными бытовыми реалиями далеких стран и эпох, где кипят страсти и ломаются судьбы. Заметно, что живущий в ХХI веке полковник Кердан ощущает себя прямым наследником отважных воинов, сражавшихся в великих битвах, рассказ о которых сегодня встретишь разве что в учебниках европейской истории.

6-14-11250.jpg
Александр Кердан. Роман
с фамилией.– М.: Вече, 2019.
– 432 с.
Римская империя I века до нашей эры… Здесь довелось жить родившемуся в Парфянском царстве Кердану, сыну фратарака Сасана, потомку княжеского рода, ведущего начало с эпохи дахов и первой династии Аршакидов, считавшегося одним из самых знатных и почитаемых, прославленного воинами, царедворцами и мыслителями. Юноша воспитывался во дворце отца и получил достойное образование, но, пройдя путь воина, после проигранной битвы превратился в сознательно унижаемого безжалостными победителями пленного раба. Образование спасло двадцатилетнего героя от тяжелой физической работы: его забирают в библиотеку, чтобы сделать переписчиком и тайным осведомителем. Здесь удается герою на собственном опыте оценить ту свободу, которую во все века дарит человеку прикосновение к истинной мудрости (эта часть романа называется «Философ») и стать вольноотпущенником Тиберия Клавдия Нерона: «Разбирая свитки, я порой забывал и про еду, и про сон. Дух мой воспарял над обыденностью, обретал истинную свободу. Ибо не зря говорили древние: для мудреца открыта вся земля, весь мир – родина для высокого духа».

Испания и Иерусалим эпохи Первого крестового похода… Проза Кердана остродраматична: исторические события, как это случалось испокон веков, проходят железной пятой по хрупким человеческим судьбам. Непредсказуемые рифмы времени порой наполняют старые тексты энергией современности. Так произошло в эпоху русско-чеченского противостояния в конце ХХ века, когда мы с Львом Аннинским были потрясены, насколько актуально звучал спектакль по мотивам «Испанской баллады» Лиона Фейхтвангера, поставленный в Ярославском академическом драматическом театре с талантливой чеченской актрисой в главной роли.

И еще одна историческая рифма: описываемый уральским писателем затянувшийся раздрай на Украине в XVII столетии явно перекликается с той нестабильностью, которая отличает жизнь Незалежной Украины последней четверти века. «Как ни покажется странным, но события, вроде бы уже канувшие в Лету, оказываются очень актуальны и чрезвычайно поучительны сегодня. Корни многих современных конфликтов заложены именно там. Исторические параллели и совпадения – не просто параллели и совпадения, а последствия давно минувших дел...» – справедливо утверждает Николай Лугинов, народный писатель Якутии, автор предисловия к книге «Роман с фамилией».

Интересно: книга Александра Кердана в трактовке давних событий эпохи Богдана Хмельницкого и Переяславской рады во многом созвучна переизданному недавно роману авторитетного писателя старшего поколения Владислава Бахревского «Люба Украина», посвятившего ХVII веку более десяти исторических эпопей.

«Роман с фамилией» каждой из своих частей выразительно демонстрирует: история конкретной семьи неотделима от мировой истории. И в любую историческую эпоху активный человек вынужден делать свой личный выбор между добром и злом, любовью и ненавистью, верностью и предательством, родиной и чужбиной, ответственным отношением к своему призванию и таланту и сиюминутной выгодой, возможностью ценой героической смерти обрести бессмертие в памяти потомков.

Детское воспоминание автора-повествователя: родной брат деда, рано умершего из-за рыбалки на отравленной ядерной аварией речке, почти столетний герой Первой мировой и Гражданской Антон Яковлевич, к ужасу навсегда напуганной давними репрессиями супружницы, сидящий на завалинке у своей насыпной хибары в фуфайке, на которой почти в ряд – четыре Георгиевских креста... Вот первый импульс, вдохновляющий будущего курсанта и писателя-историка: дедовы Георгиевы кресты – кровная связь с Первой мировой войной, которая еще не превратилась благодаря деду в сухие страницы учебника истории.

«Роман с фамилией» – это попытка писателя погрузить нас в кипящую лаву многовековой европейской истории, из которой выплавлялся в итоге наш день сегодняшний, связанный с теми давними событиями тысячами незримых нитей, проходящих через каждую семью.

Недаром Александр Солженицын считал: если каждый из нас напишет подробнейшую историю своей семьи, из этих общих родословий сложится подлинная история России. А еще – Александр Кердан нам это убедительно доказал – станет ясно, насколько тесно наша, российская история связана с историей европейской, а уж это никакими санкциями не разрушишь. Благодаря таким книгам маленький россиянин способен почувствовать себя «русским европейцем».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сбербанк в Час Земли затемнит более 3000 офисов

Сбербанк в Час Земли затемнит более 3000 офисов

Галина Грачева

Первый зампредседателя правления компании Александр Ведяхин о том, почему важно участвовать в формировании «зеленой экономики»

1
827
Метафора бессмертия души

Метафора бессмертия души

Нина Краснова

Анатолий Ким – у забора между настоящим и будущим

0
1598
Аутсайдер Лимонов: слово и дело

Аутсайдер Лимонов: слово и дело

Владимир Соловьев

Литературы ему было недостаточно, и он пускался во все тяжкие

0
509
Мы устали от памятников мертвым

Мы устали от памятников мертвым

Игорь Яркевич

Общественность писателя-радикала боится

0
513

Другие новости

Загрузка...
24smi.org