0
8064
Газета Печатная версия

13.05.2014 00:01:00

Вход по предварительной договоренности

Проблемы независимых нефтяных компаний на российском рынке

Антон Рубцов

Об авторе: Антон Сергеевич Рубцов – руководитель по стратегии Энергетического центра Московской школы управления «Сколково».

Тэги: нефтегазовая отрасль, независимые нефтяные компании


нефтегазовая отрасль, независимые нефтяные компании Схема предоставлена автором

В России сектор независимых нефтяных компаний (ННК) крайне важен для стратегического развития отрасли, но сегодня в государстве не созданы условия для его развития. Однако именно развитие ННК способно обеспечить наиболее эффективную структуру нефтегазовой отрасли, создать основу для интенсивного развития, в чем сегодня заинтересовано и государство, и крупные нефтяные компании, и население регионов, экономика которых зависит от нефтянки. Для реализации потенциала развития сектора ННК нужно дополнительное государственное стимулирование.

До последнего времени в ходу был термин «малый и средний нефтяной бизнес», необходимость его государственной поддержки признана всеми – от экспертного сообщества до всех уровней органов государственной власти. Однако общепринятого определения «малого и среднего нефтяного бизнеса» в России так и не было выработано. Соответственно отсутствовали практические меры по его поддержке. Мы проанализировали ситуацию, мировой опыт и пришли к выводу, что в целях государственной поддержки целесообразно вместо термина «малый и средний нефтяной бизнес» оперировать термином «независимые нефтяные компании», под которыми понимаются независимые от государства добывающие нефть компании с объемом переработки жидких углеводородов менее 1 млн т.

Львиную долю в российской добыче занимают шесть крупнейших ВИНК – «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть», «Татнефть» и «Башнефть». Крупнейшие ВИНК добывают более 90% нефти страны. Около 20 млн т добывают компании, которые, хотя и не входят в структуру крупнейших ВИНК, не отнесены нами по разным причинам к сектору ННК (работающие на условиях СРП, малые ВИНК и проч.). Доля российских ННК в общероссийской добыче с 2003 года не превышала 4%. Постоянно продолжающийся процесс поглощений в отрасли приводит к сокращению сектора ННК.

В 2012 году сектор ННК включал 250 компаний, из которых 52% вели добычу нефти – 14,4 млн т, или 2,8% от добычи нефти по России. Российские ННК активны и более заметны в поисково-разведочной деятельности, на их долю приходится 17% поисково-разведочного бурения отрасли. Для сравнения: независимые нефтегазодобывающие компании в США играют более важную роль – на 7 тыс. ННК приходится около 46% добычи нефти страны и 94% бурения.

Бизнес ННК менее диверсифицирован по сравнению с ВИНК. Общая доходность ВИНК в 1,5–2,0 раза выше доходности отдельного сегмента разведки и добычи за счет других видов деятельности – переработки, сбыта, международной деятельности. В отличие от ВИНК ННК доступна только доходность от нефтедобычи, что снижает их конкурентоспособность в современных условиях. При этом и в нефтедобывающем секторе возможности ННК ниже по сравнению с ВИНК. В частности, ограничения доступа к инфраструктуре и ее высокая стоимость являются существенными препятствиями для развития ННК на новых активах. Большинство ННК работают на одном-двух лицензионных участках, соответственно у них минимальный уровень диверсификации активов и отсутствует эффект масштаба. В среднем на одну ННК приходится 7,6 млн т запасов нефти по сравнению с ВИНК, запасы которых измеряются в миллиардах.

Другим важным фактором, ухудшающим экономические условия деятельности ННК по сравнению с ВИНК, являются ограниченные возможности по привлечению финансирования. Доступность финансовых средств и их стоимость критически важны для такой капиталоемкой отрасли, как нефтедобыча. Однако слабая развитость российского банковского сектора, высокие рыночные ставки из-за инфляционных ожиданий и риски заемщиков значительно увеличивают стоимость привлеченных денег.

С другой стороны, слабая развитость финансовых рынков фактически исключает еще два источника заемных средств. До кризиса 2008–2009 годов, когда российский фондовый рынок показывал впечатляющую динамику, было проведено достаточно много размещений небольших нефтяных компаний. Однако в посткризисный период инвесторам уже стали не так интересны высокорисковые финансовые вложения. Рынок облигационных займов также малодоступен для небольших независимых компаний. Организация публичного размещения – дело трудоемкое и дорогое, к тому же оно требует достаточно высокой финансовой прозрачности от компании-эмитента.

Все эти факторы негативно сказываются на рыночной капитализации ННК и ограничивают возможности развития сектора.

Во многих странах мира независимые нефтяные компании (ННК) формируют конкурентную среду, необходимую для эффективной работы и высокой экономической активности в отрасли. Законодательство большинства развитых стран в области налогообложения и лицензирования в нефтегазовой отрасли базируется на поддержании конкурентной среды, что естественным образом ориентирует регулятора на развитие независимых компаний. Зачастую важно именно количество компаний, независимых друг от друга, для обеспечения конкуренции на аукционах за право добычи углеводородного сырья, высокой активности на имеющихся лицензионных участках, прозрачности бизнеса для эффективной работы налоговой системы, основанной на обложении финансового результата.

Именно ННК обеспечили развитие технологий добычи, приведшие к сланцевой революции в США. Безусловно, сработало сразу несколько факторов, включая целевое государственное финансирование развития технологий, но решающее значение имело то, что большое количество ННК обеспечили отработку различных подходов к разработке запасов плотных коллекторов. Стали много бурить. Свободный доступ к финансовым ресурсам позволяет американским ННК достаточно эффективно финансировать бурение. Большинство средних и даже небольших компаний торгуются на фондовых биржах. Кроме того, упрощенная процедура смены прав на пользование недрами и возможность без труда приобретать земли в частном и федеральном владении облегчает ННК получение доступа к нефтегазовым активам.

Для американских ННК предусмотрены и специфические льготы. В частности, налоговое законодательство США предусматривает для ННК льготные условия вычетов из налогооблагаемой базы для геологических и геофизических затрат и 100-процентный мгновенный вычет нематериальных затрат на бурение. Это оказывает значительное влияние на экономику проекта разработки сланцевых активов, требующих постоянного большого объема бурения и проведения множественных гидроразрывов пласта. Во многом для получения налоговых преференций крупные американские корпорации (в частности, Conoco Phillips и Marathon) продают перерабатывающие активы – в результате растет капитализация нефтедобывающего сегмента бизнеса.

В Норвегии созданы условия для работы на шельфе значительного количества компаний. Показательным примером является открытие в Норвегии гигантского месторождения Й. Свердруп, которое стало крупнейшим в мире открытием периода 2010–2011 годов. Площадь, на которой было открыто месторождение, лицензировалась три раза начиная еще с 1965 года. Операторами были Exxon, потом Statoil, которые в результате геологоразведочных работ открыли несколько небольших месторождений, но сдали большую часть площади участка в нераспределенный фонд как малоперспективную. В 2009 году на этом участке независимая компания Lundin открыла месторождения Й. Свердруп. 

Развитие сектора ННК позволит сформировать в России новые возможности для приложения капитала частных компаний, которые сейчас даже не рассматривают возможность инвестирования в нефтяной сектор. Несмотря на достаточно либеральную систему лицензирования и недропользования (за исключением шельфа), «цена входа» на этот рынок очень высока, а возможности для разработки актива или его продажи ограничены. Во многом это связано с тем, что регионы добычи почти полностью поделены между дочерними компаниями ВИНК – они неохотно предоставляют доступ ННК (и другим ВИНК) к своей инфраструктуре подготовки, хранения, транспорта нефти и утилизации ПНГ. В особенности когда налоговая система основана на валовых показателях вне зависимости от уровня затрат, строительство собственной инфраструктуры ННК под небольшой актив с неясной перспективой для стратегического развития экономически неоправданно. В условиях региональных монополий ННК достаются, как правило, малоперспективные, удаленные участки – следовательно, выше геологические риски и затраты на обустройство. Доступ же к инфраструктуре становится сильным рычагом для поглощения (как правило, в конструкции «единственный покупатель» для конкретного актива ННК).

Кроме того, сегодняшние льготы по НДПИ преимущественно учитывают интересы крупных компаний, а ННК становятся бенефициарами от таких льгот только в случае совпадения их интересов с интересами ВИНК.

Важно отметить, что развитие сектора ННК будет происходить в дополнение к ВИНК в рамках своей естественной ниши. Модели бизнеса независимых компаний в мире зачастую связаны с выбором специализации: «эффективный поиск», «работа с трудноизвлекаемыми запасами», «работа на выработанных активах», «работа на малых активах» (даже на единой скважине). Современная же стратегия бизнеса ВИНК заключается, как правило, в концентрации усилий на мегапроектах. Развитие сектора ННК позволит существенно увеличить потенциал рынка слияний и поглощений в нефтегазовой отрасли России – с одной стороны, за счет приобретения ВИНК интересных месторождений, открытых в результате ГРР ННК, с другой – в результате более эффективной продажи ВИНК «хвостовых» активов (менее интересных, непрофильных по сравнению с общим инвестиционным портфелем). Соответственно развитие сектора ННК также выгодно и ВИНК.

Для системного развития сектора ННК требуется выработка концепции государственной политики в этой области, включающей вопросы регулирования доступа к инфраструктуре, пользования недрами, оборота геологической информации, а также стимулирования геологоразведки ННК и предоставления особых налоговых условий. В настоящее время часть этих мер рассматривается государственными органами, включая: 

– механизм отсрочки разового платежа за пользование недрами для ННК; 

– снижение разового платежа за пользование недрами по факту открытия месторождения для ННК. По нашим оценкам, снижение на 80% разового платежа для ННК означает около 300 млн руб. экономии в год. Не так много в масштабах отрасли, но важно для сектора ННК;

– предоставление особых условий для ННК при реализации механизма вычетов затрат на ГРР из НДПИ;

– использование сектора ННК или отдельных компаний в качестве «полигонов» для отработки более гибкого налогового режима, основанного на налогообложении финансового результата (НФР).

Если позволить российскому сектору ННК развиваться, дав ему для этого дополнительные стимулы, то его масштаб по добыче нефти к 2030 году может увеличиться в три раза, как за счет роста производства существующих ННК, так и прихода на рынок новых игроков. 


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

0
396
Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

0
367
В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

0
348
Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

0
377

Другие новости

Загрузка...
24smi.org