0
1320
Газета Non-fiction Печатная версия

11.03.2020 20:30:00

Алфавит философа

Афоризмы за вечерним чаем

Тэги: философия, литература, искусство, художники, василий розанов, достоевский, гоголь, лев толстой, мир искусства


9-15-12250.jpg
Модест Колеров. Старая русская
азбука.– М.: Издательство
книжного магазина
«Циолковский», 2020. – 224 с.
У каждой серьезной книги есть ключ. Он позволяет понять картину мира ее создателя, поставленные при написании труда цели. Как правило, ключ заложен в содержании книги.

Есть такой ключ и в «Старой русской азбуке» московского историка философии Модеста Колерова. Это один из ее героев, Василий Розанов. С книгами создателя «Уединенного» автора рецензируемой книги роднит и форма, и содержание.

Как и «Опавшие листья», «Азбука» состоит из коротких эссе, а зачастую афоризмов, в которых исследователь делится своими воспоминаниями или мыслями по истории, литературе, философии, культуре. Они сгруппированы Колеровым в алфавитном порядке в тематические разделы (отсюда и название книги). Некоторые из них звучат вполне «по-розановски»: «В мыслящем тростнике доминирует шум», а иногда «по-булгаковски»: «Пролетариату можно сопереживать, но любить его нельзя, ибо он – результат варварской эксплуатации и поэтому сам больший или меньший варвар». Впрочем, на этой же страничке Колеров солидаризируется с пролетариатом: «Нам, пролетариям, только сила культуры и знания дает свободу от монополии бюрократии, аристократов и буржуа на власть».

Именно такие кажущиеся противоречия и сближают Колерова с великим предшественником, когда-то одновременно органично уживавшимся в либеральной и консервативной прессе, хвалившим и критиковавшим церковь… Ведь в своей книге ученый также одновременно выступает и против капитализма, и коммунизма, против революционеров и белогвардейцев: «Кулацкое происхождение не дает мне быть красным, а крестьянское происхождение не дает быть белым».

Не чужд Колеров и парадоксальных утверждений:

«Стилистические аналогии

Сергей Булгаков – Тютчев

Розанов – Достоевский

Бердяев – Гоголь и Леонтьев

Франк – Лев Толстой».

Не менее интересны размышления автора о художниках (Павле Филонове, Василии Кандинском) и художественных объединениях (знаменитый «Мир искусства»), а также об интеллигенции. Вот, например, его суждение о либералах: «Либералы отрицают в не-либералах наличие у них собственных сознания, воли и совести, то есть попросту не считают их людьми или как минимум честными людьми. Себя же они освобождают от «химеры совести» по отношению к не-либералам, то есть являются социально-политическими расистами. Их цель – не только не свобода для всех, и даже не просто общественная свобода, а своя личная свобода на власть, то есть личная власть без ответственности».

Естественно, не со всеми утверждениями исследователя можно соглашаться (да и нужно ли?). Автор настоящей статьи не считает, например, верным оценку Колеровым последнего государя, который, по мнению ученого, прекратил борьбу и удалился, чтобы «ожидать воли Божией». Думается, в данном случае было не столько самоустранение, сколько желание не допускать большего насилия (вызванного монаршей личностью) и тем самым предотвращения дальнейшего роста смуты. Желание, несомненно, благородное, но (с точки зрения нашего сегодняшнего «послезнания»), увы, ошибочное.

Впрочем, возвращаясь к сравнению с Розановым, следует признаться, что последний не дает ответы на все вопросы, возникающие по ходу чтения книги Колерова. Например, мы не знаем, когда и где он ее создавал, в отличие от именитого философа, всегда оговаривавшегося, что тот или иной афоризм записан «за нумизматикой», «за истреблением комаров», «за вечерним чаем», «на извозчике» или «за шашками с детьми». Впрочем, у настоящей книги всегда должны быть загадки.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Непонятый, непризнанный, невыносимый

Непонятый, непризнанный, невыносимый

Елизавета Александрова-Зорина

Вместо некролога прозаику Ивану Зорину

0
223
Какая бы смерть ни сквозила...

Какая бы смерть ни сквозила...

Ольга Девш

Стойкость оловянного солдатика и одухотворенность нежной балерины

0
234
В двух измерениях

В двух измерениях

Наталья Баландина

Давид Самойлов и Евгения Двоскина: диалог поэта и художника

0
65
Ждем ракетного удара

Ждем ракетного удара

Сергей Белорусец

Стихи о московской подземке и диете № 6

0
91

Другие новости

Загрузка...
24smi.org