0
1179
Газета Поэзия Печатная версия

15.01.2020 21:00:00

Слушая пение птиц

В Риге вышел сборник переводов современной русской поэзии на латышский язык

Тэги: поэзия, россия, латвия, переводы, птицы, музыка


поэзия, россия, латвия, переводы, птицы, музыка Составитель сборника Сергей Морейно с сотрудницами Валмиерской библиотеки. Фото из архива Валмиерской библиотеки (Латвия)

В рижском издательстве «Литературный комбайн» при поддержке Института перевода вышла книжка «Певческий сезон» – поэтический сборник современной русскоязычной поэзии на латышском языке. В него вошли поэты, живущие в самых разных регионах: Вадим Месяц – из Москвы, Игорь Белов, Сергей Михайлов и Борис Бартфельд – из Калининграда, Янис Грантс – с Урала, Шамшад Абдуллаев и Хамдам Закиров – представители «ферганской школы», Сергей Завьялов – Швейцария. Есть в книжке и рижане: Олег Золотов, Алексей Герасимов…

Нет смысла, наверное, характеризовать творчество каждого автора, но о некоторых стоит сказать несколько слов. Полистаем, например, подборку Игоря Белова. Его регулярный стих отсылает нас то к рэпу, то к центонной поэзии. Ничего вроде нового. Но в простой поэтической походке узнается житель западного островка России, который хочет – и не может – перейти рубеж. Он существует на границе Евросоюза и российской глубинки. В этом особенность лирического персонажа.

1-13-11250.jpg
Певческий сезон: Сборник /
Под ред. Сергея Морейно. Пер.
на латышский: Майра Асаре,
Майра Бароне, Кристап
Вецгравис,  Вия Лагановска,
Сергей Морейно.  – Рига:
Литературный комбайн,
2019. – 232 с.
Вот Сергей Завьялов с его эпическим размахом и филологическим изяществом: «Не проснуться./ Нет никак не проснуться в этом краю монотонном и сером/ как бетонные плиты выщербленные/ прямого шоссе// Словно похмелье какое-то/ вечное мутное пиво его облаков и лесов». Этому тексту сопутствует столбец латинских знаков и арабских цифр – как бы разбивка. Стихи то поются, то только читаются глазами, превращаются в словесную графику (особенно там, где идут вставки на греческом).

Вот Шамшад Абдуллаев. Его тексты кинематографичны: одна картинка сменяет другую, зрение конкурирует с речью: «Машина проедет прямо; фасад кинотеатра./ Собаки снуют под мостками, пока/ женщина с крашенными в морское серебро волосами/ (они хрустят, как фольга?) собирается пересечь «зебру», и чьи-то/ темные флюиды сверлят ее осанку – это/ индейская маска на заднем стекле автомобиля/ не в силах унять свою ритуальную злобу».

Вот Вадим Месяц. Миф в его поэзии становится песней – бодрой, немного ироничной и звонкой: «Швырнешь в долину горсть, черную горсть,/ в деревнях черными сапогами запляшут смутьяны,/ из горла у песни щучью кость/ достанут зашивать свои раны./ Народы облокотились на твою трость,/ в карманах их пиджаков висят стаканы».

Трудно пройти мимо Олега Золотова. Его «Десять писем к любимой» – музыкальная речь. Их можно сравнить с рябью Рижского залива, когда дует бриз. Они создают настроение: «о жизни: обшаривать производить округлые как восклицания/ но странной гордыни (но глупой гордыни – прожить возможно дальше от)/ в музах как в склепах (в глухую жесть бросаемые)/ моя любовь – с пряностями конвертик долгую зиму пролежавший на даче».

Название сборника «Певческий сезон» отсылает нас, с одной стороны, к традиционному для латышской культуры пению хоров, с другой – показывает, что пение может быть разным: не только в разных тональностях, но и в разных формах, существующих на границе возможностей языка.

Интересно предисловие к сборнику, которое гугл-транслейтер перевел так:

«Слушая птиц, которые только что приехали весной, вместе с отдыхающими, все это объединяется в один большой хор, и все же он поет более блестяще, сочнее, более опьяняюще. И неизвестно, была ли зима здесь успешной или потому, что кто-то успешно вернулся домой. Или, может быть, потому, что безумие более захватывающее, чем обычно. Но всегда найдутся птицы, которые, кажется, ждали этой весны, чтобы в первый и последний раз погрузиться в пение, не жалея себя. То же самое происходит с поэтами. Многие авторы, достигшие довольно высокого уровня письма, продолжают писать так же блестяще, как обычно. Читатель обычно очарован безумным, необычным. Даже если это просто короткая вспышка. В «Поющем сезоне» мы собрали вместе нескольких авторов, которые предлагают яркие вспышки, и они овладевают контролем над этим фейерверком, этим безумием с все более новыми формами поэзии, до тех пор, пока это безумие не разрушится само по себе или пока не закончится сезон пения».

Лучше (и смешнее), чем гугл, не переведешь!

Составитель сборника Сергей Морейно в беседе с автором этих строк обратил внимание на принцип перевода стихов. Тексты подбирались с таким расчетом, чтобы показать многообразие поэтик и лирических персонажей. Они перекликаются между собой, создают единое пространство живого слова.

Трудно сказать, насколько будет востребован в Латвии сборник переводов русской поэзии. Но хочется верить, что он найдет благодарного читателя. Тем более что работа проделана большая и долгая: проект начался в 2013 году – и вот, только сейчас, книжка вышла в свет.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Немецкий выбор в отношении России еще только предстоит сделать

Федеральное голосование 2021 года определит, как в Германии понимают политику разрядки

0
2730
Веселые были времена

Веселые были времена

Евгений Лесин

Сервантес должен был дождаться по крайней мере Пушкина, чтобы прийти к русскому читателю

0
1960
Я с детства помню череп прапрадедушки…

Я с детства помню череп прапрадедушки…

Илья Смирнов

Максим Лаврентьев о швейцарской психиатрии, необычной коллекции и рифмоплетстве после сорока

0
1338
Невеста лохматая светом

Невеста лохматая светом

«НГ-EL»

Ушла из жизни поэтесса Елена Кацюба

0
638

Другие новости

Загрузка...
24smi.org