0
1133
Газета Политика Печатная версия

04.06.2012

Публичная непубличность оппозиции

Тэги: госдума, оппозиция, акция, закон


госдума, оппозиция, акция, закон Интернет-приглашение на митинг по-прежнему опасно.
Фото Reuters

Единороссы в Госдуме своеобразно отреагировали на критику в свой адрес за попытки ограничить суверенитет личности. В день выхода соответствующей статьи в «НГ» (см. номер от 01.06.12) они провели заседание комитета по конституционному законодательству и госстроительству, где из скандального законопроекта о штрафах исключили норму о приравнивании агитации, в том числе через Интернет, к организации протестных акций. Однако тут же ввели в оборот новый термин – «публичные призывы». Определения ему в законе нет.

На заседании профильного комитета предполагалось одобрить отредактированные поправки к законопроекту об ужесточении наказания за правонарушения в ходе массовых мероприятий. Он готовится сейчас ко второму чтению, назначенному на 5 июня.

Как оказалось, «Единая Россия» решила прислушаться к критике в ее адрес. Как писала «НГ», депутаты попытались приравнять агитацию за проведение «массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка» или просто призывы во всем этом участвовать к организации или участию в такого рода акциях. В народе их прозвали «гуляньями». Парламентарии предлагают наказывать за участие в акциях штрафом в 300 тыс. руб. – в случае ущерба здоровью граждан или их имуществу. Как уже писала «НГ» (номер от 01.06.12), эксперты сочли такое законотворчество «правовым безумием», ведущим к ограничению суверенитета личности.

В общем, на пятничном заседании профильного комитета данная норма из законопроекта была вычеркнута. Однако вместо нее появилась другая, похоже, еще более одиозная. Записано, что караться станут «публичные призывы» к тем мероприятиям, которые в терминологии закона названы непубличными. При этом прежде имевшееся определение агитации было исключено. И никакого описания, что же входит в понятие «публичные призывы», сделано не было. Причем в профильном комитете ГД получить и устные комментарии на этот счет оказалось невозможным. «Публичные призывы – это все: Интернет, социальные сети, sms-сообщения, телефонные разговоры, если они были записаны, устные выступления, публикации в СМИ и так далее», – заявил «НГ» глава юрслужбы КПРФ Вадим Соловьев.

На заседании комитета депутат поинтересовался – а как же в условиях такого законодательства работать журналистам? Но внятного ответа так и не получил. И теперь Соловьев не исключает, что все будет зависеть от того, о какой акции СМИ будут сообщать. «Видимо, если о митингах в поддержку власти, то это будет одно дело, а если об акциях оппозиции, то вот это и будет сочтено публичными призывами к незаконным действиям». По его мнению, таким образом, речь идет о нарушении конституционного принципа о равенстве граждан перед законом и судом: «Самое опасное, что здесь будет сплошной произвол. Ведь все отдано на откуп тем, кто станет закон применять». Кстати, он напомнил, что судебная практика наказаний за высказывания в тех же соцсетях в России уже имеется. Например, за разжигание вражды к различным социальным группам вроде чиновников или работников правоохранительных органов.

Интересно, что теперь, как дал понять Соловьев, вопросы по различным поправкам коммунисты в Госдуме задавать больше не станут и их обсуждение тоже будут игнорировать: «Мы выступаем у единороссов своего рода экспертами, «адвокатами дьявола». Они слушают наши возражения, понимают, где у них слабые места, – и дорабатывают закон в расширительном виде». По словам Соловьева, статья в «НГ», таким образом, тоже сыграла на руку ЕР. Законопроект же, уверен он, сейчас выходит за рамки предмета своего регулирования – массовых мероприятий, охватывая уже не столько право человека на их организацию и проведение, «сколько совокупность различных свобод человека».

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова не смогла пояснить «НГ», что понимают законодатели под «публичными призывами». Однако, заметила она, само слово «призывы» напоминает ей термины старого советского права. А потому не вызывает у нее хороших чувств. Точно так же, как и сам законопроект, обсуждающийся сейчас в Госдуме. Его Морщакова считает недостаточно подготовленным хотя бы потому, что работа над ним идет «в состоянии социально-политического ажиотажа», который не способствует принятию нормальных решений.

Кроме того, Морщакова совсем не уверена, что даже такая авторитетная структура, как профильный комитет ГД, может в одиночку принимать важные для всего общества решения. Хотя бы потому, что, как она подозревает, в этом документе наметилось умаление прав и свобод человека и гражданина. Которые, напомнила она, Конституция разрешает ограничивать в строго определенных целях, перечисленных в статье 55. Однако Конституционный суд не раз оговаривал, что должны быть доказательства необходимости таких ограничений. Например, в одном из его решений указано, что сложности, которые испытывает государство при осуществлении своих управленческих функций, не должны являться основанием для умаления прав человека.

Напомним, что нынешний законопроект, уверяют его разработчики, как раз и направлен на облегчение государству его работы по обеспечению безопасности на массовых мероприятиях. А следовательно, он получается ущербным с точки зрения Основного закона. И КПРФ, заявил «НГ» депутат Вадим Соловьев, обязательно подаст в КС, как только этот закон будет принят. Тамара Морщакова сообщила «НГ», что это будет правильное решение. Заметим, кстати, что дело тут не только в неясности термина «публичные призывы». Но и, скажем, в такой норме, что проведение акций не в тех местах, которые в будущем будут специально для того выделены – речь идет о так называемых «гайд-парках», – возможно будет лишь по специальному согласованию с властями. А между тем сам закон о митингах декларирует уведомительный характер публичных мероприятий. Новая же норма вплотную приближает его к введению разрешительного способа организации акций. Что на практике, заметил тот же Соловьев, уже и происходит.

Стоит отметить, однако, что упования оппозиции и неангажированных экспертов на будущее решение КС вполне могут оказаться напрасными. Ведь в последнее время председатель КС Валерий Зорькин неоднократно печатался в государственных СМИ с «охранительными» по своему содержанию статьями. А вот вступления его в дискуссии по другим темам, обсуждающимся в обществе, замечены не были. Молчание Зорькина как бы оправдывается возможным рассмотрение в КС иска коммунистов. И, если бы Зорькин молчал всегда, его можно было бы понять.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Российских правозащитников прикрывают всем миром

Российских правозащитников прикрывают всем миром

Екатерина Трифонова

Amnesty International потребовала отмены законов об иноагентах и нежелательных организациях

0
1952
КПРФ переживает молодежный призыв

КПРФ переживает молодежный призыв

Дарья Гармоненко

Обновление партии еще не привело к модернизации политической повестки

0
2283
В Конституции самоцензура  не запрещена

В Конституции самоцензура не запрещена

Илья Шаблинский

Почему в XXI веке уже загораются средневековые костры из книг

0
1815
В Петербурге партия власти сопротивляется физически

В Петербурге партия власти сопротивляется физически

Дарья Гармоненко

Муниципальных депутатов от оппозиции не пускают на законно выигранные места

0
2280

Другие новости

Загрузка...
24smi.org