0
2179
Газета Антракт Печатная версия

07.12.2007

Постгламурный fashion

Тэги: citizen k, гламур, журнал, fashion


citizen k, гламур, журнал, fashion Гламур – это порода, класс, гордая спина.
Фото Сергея Приходько (НГ-фото)

Citizen K на протяжении 13 лет успешно противостоит стереотипам массовой журнальной продукции. Его основатель и креативный директор Жерар Капофф – одна из знаковых фигур Парижа. Стилист, издатель, прославившийся феерическими рекламными фотосессиями. Citizen K – не только журнал о современных тенденциях моды. Это еще и журнал для интеллектуалов. Он выходит четыре раза в год, привлекая к созданию новых номеров авторов и фотографов с мировым именем. Российский вариант Citizen K несколько отличается от французского прототипа. Его главный редактор Сергей Николаевич намерен сохранять абсолютную независимость, ни при каких обстоятельствах не следовать моде, но всегда определять ее.

– Сергей, помните, в скольких журналах в общей сложности вы работали?

– Можно начать сначала и вспомнить «Советский театр» (смеется)┘Я там довольно долго трудился в качестве главного редактора. Потом был долгий период неглавного редакторства: «Огонек», «Домовой» – первая попытка русского глянца, ELLE┘ А потом возникла Madame Figaro. Но этот роман длился недолго.

– Не прошло и года, как вы уже┘

– Главный редактор Citizen K!

– Причина, по которой вы оставили Madame Figaro и взялись делать Citizen K?

– Помните, как говорила Рина Зеленая: «Вот я умру, и никто не узнает, какой у меня был хороший вкус». Madame Figaro – это была попытка не просто побыть главным, но сделать что-то свое, не похожее на других. Скажем так, это была попытка «глянца с человеческим лицом». Плюс свобода (не надо ни с кем утверждать обложки), плюс хороший бюджет (я мог заказывать фотосъемки Беттине Реймс, Эллен фон Унверт, Франсуа Руссо – а это стоит больших денег). Полтора года кайфа и дикой пахоты. А дальше произошло то, что сейчас происходит довольно часто. Журнал, который только начал набирать тираж и рекламодателей, был перепродан новым владельцам – издательскому дому Burda. Но в этот момент я уже получил предложение возглавить Citizen K и подумал: а почему бы и нет? Издательский дом «Коммерсант» я хорошо знал еще по временам «Домового». Есть возможность собрать отличную команду. А главное – это совершенно другая территория современного, актуального гламура. Конечно, это был риск. В нынешнем море глянца легко и потонуть, особенно журналу с периодичностью четыре раза в год. Но с другой стороны, в этом отсутствии суеты есть залог нового качества. Ты каждый раз снимаешь новое кино, находишь новые лица. Конечно, Citizen K – прежде всего fashion, но fashion, лишенный конфетной приторности┘ от которой тошнит! По своей сути Citizen K – журнал мультикультурный и в хорошем смысле провокативный. Он провоцирует мысль. Такова французская модель – и нам предстояло ее повторить, но уже на русском материале. Конечно, во Франции есть Капофф – совершенно потрясающий человек, создатель Citizen К, последний черный романтик глянца. Феерическое, инопланетное существо. Он сам режиссирует большинство фотосъемок, выбирает и зажигает новые звезды. И французский Citizen K – это во многом он сам.

– Гламур и глянец – вещи неразделимые?

– Это понятия очень близкие. Глянец – glossy – это то, что блестит, сверкает, сияет. А гламур – glamour┘ – никто толком не знает, что это такое. Воплощение мечты о чем-то несбыточно прекрасном. Голливудские мюзиклы, Катрин Денев в «Дневной красавице», королевский выезд в золотой карете на открытие очередной сессии английского парламента. Гламур – это порода, класс, гордая спина. Вершинным образцом русского гламура для меня является Майя Михайловна Плисецкая. Таких женщин больше уже нет ни в балете, ни в жизни.

– Большая часть гламурных журналов – калька с их западных «родителей». Может быть, имеет смысл адаптировать гламур к нашей ментальности?

– Можно сказать, что Citizen K – это постгламурный глянец. Изначально была установка: сделать что-то другое, то, что принципиально не делают другие. Citizen K должен быть более «русским»: русская обложка и лицо, которое представляет интерес для русской аудитории. К слову – с этим большая проблема; у нас не так много по-настоящему интересных лиц. Их тиражируют, они переходят по кругу, с одной обложки на другую. От частых мельканий они быстро исчерпывают лимиты зрительских симпатий. Поэтому самый острый вопрос: увидеть и открыть эти лица заново. Найти новый имидж или какой-то неожиданный ракурс. Что-то подобное мы попытались проделать с Земфирой. Она первый раз в своей жизни надела на себя бриллианты и Chanel. И чувствовала себя в этом, наверное, не слишком уютно. После целого дня, проведенного на высоких каблуках, она еле держалась на ногах, а от туши и косметики у нее дико разболелись глаза. Но, настоящий профессионал и борец, она не подавала никаких признаков усталости и держалась перед камерой, как пионер-герой на фашистском допросе. Кстати, «сердитая» Земфира помогла нам избежать многих штампов и хорошо продать первый номер. Журнал заметили все, даже те, кто никогда глянец не читает.

В новом номере мы снова берем принципиально негламурного героя – это Сергей Шнуров. Он грандиозный артист, шармер, настоящий петербургский интеллигент. «Шнур» – это лишь маска, за которой скрывается умный, тонкий, деликатный человек. В прошлой жизни он мог бы стать актером класса Михаила Ульянова или Высоцкого, играл бы Шекспира и Чехова, а сегодня он поет в ночных клубах, где воняет пивом и пьяные люди лезут на сцену, чтобы сфотографироваться на память. Но Шнуров, похоже, не очень по этому поводу рефлексирует. Он делает свое дело, проживает свою жизнь. Достойно, талантливо и захватывающе интересно. Об этом его интервью – лучшее, что есть в новом номере Сitizen K.

– Капофф контролирует содержание журнала?

– Да. Каждая полоса должна быть согласована с ним. Но Капофф сказал мне то, что я даже не мечтал услышать от любого издателя: «Не думай, что твой читатель – идиот, которому надо что-то растолковывать, внушать, объяснять. Тебе должно быть интересно самому. Ты должен получать удовольствие от своей работы, и все, кто рядом с тобой, – тоже! Придумывай, открывай, рискуй. Только в этом случае может получиться интересный журнал!»

– Нет желания посоревноваться с Капоффом и сделать русский Citizen K лучше французского?

– Какой смысл? Я хочу учиться у него. И не надо этого стесняться. Мы в России очень многого не умеем, а еще больше делаем плохо. Но при этом постоянно придумываем какую-то свою телегу, которая, по нашему разумению, должна всех опередить. Старомодное заблуждение! Заполучив западный бренд, вы не можете начать мастерить под его названием свою машину. У вас есть лекала, точные инструкции и т.д. Ваша задача – им соответствовать. Мне доверена большая драгоценность – журнал, который делался 13 лет до меня. Он принадлежит серьезной издательской группе. Я не имею права не оправдать ожиданий этих людей.

– Материальные? Простите за грубость, вы должны «отбить» вложенные деньги?

– И это тоже.

– Помимо этой цели, есть ли другие?

– Если главная цель в жизни – зарабатывать деньги, то не стоит заниматься изданием глянцевых журналов. Мне всегда было интересно делать что-то новое. Смотрите, какой сегодня взрыв интереса к современному искусству. Какой интерес вызывают выставки на Винзаводе. Полные залы на спектаклях театральных фестивалей NET и «Территория»┘ На наших глазах возникла новая реальность, которую нельзя игнорировать. Мир меняется, люди меняются.

– Должен ли умный глянец обращаться к социальной реальности, к ее проблемам и воспитывать в читателе некую гражданскую позицию?

– Глянцевый журнал – это всегда сон золотой. Давайте исходить из этого. И мы его навеваем всеми доступными способами. Социальные и прочие реалии – это не территория Citizen K. Это не значит, что мы должны их намеренно избегать. Но есть законы жанра, определенная эстетика, стиль наконец. О каких-то сложных, болевых проблемах можно и следует говорить, но не «шершавым языком плаката», а иначе. Мы должны быть интересными, а не пафосными и ура- (или анти-) патриотичными.

– Почему вы решили первый номер Citizen K тематически выстроить вокруг двух дам: Литвиновой и Рамазановой? Может быть, стоило ограничиться одной из них?

– Есть конструкция журнала. Citizen K – всегда «строится» вокруг некой Персоны. Иногда их может быть две. Скажем, мужчина и женщина. В данном случае пара Литвинова–Рамазанова и стала главными героинями номера. К тому же у Земфиры выходил в этот момент новый альбом «Спасибо». Рената снимала свой фильм «Зеленый театр в Земфире». Одним словом, тут было много завязок. Осенью 2007 года Литвинова–Рамазанова были самыми востребованными звездами сезона. Кроме того, Земфира – совершено уникальное явление, которое объединяет людей самых разных уровней и возможностей. На ее концерты ходят и олигархи, и дети бедных окраин.

– А Рената?

– Она – в большей степени персонаж арт-хауса. Но опять же она любима самыми широкими слоями нашего населения.

– Многие ставят в вину Ренате самопиар, мелькание в гламурных тусовках┘

– Не согласен. Она очень умный человек и все делает правильно. Тщательно выстраивает свой образ. Свою историю. Земфира в интервью Citizen K говорит о том, что Рената – автор собственного образа. Она его выстраивает, она его моделирует и развивает. Но этому образу тесно в рамках арт-хауса. На сегодняшний день у нас нет серьезных продюсеров и больших режиссеров, которые могли бы вложить деньги в актрису такого уровня, как Литвинова. Поэтому Рената сделала себя сама. И то, за что ее якобы кто-то не уважает – а именно за то, что она становится героиней обложки, – входит в ее легенду, в ее биографию.

– Идеологическая подоплека первого номера, его тема?

– Ничего не бойтесь. Не бойтесь быть такими, какие вы есть. Рискуйте!

– В тексте, который вы написали от лица главного редактора, буквально «висит» огромная «слеза» восторга перед обеими дамами, показавшаяся мне лестью, которая свела на нет ершистость Земфиры. И торжество гламурной приторности вашими же усилиями не исчезло.

– У каждого свой жанр. Я считаю, что в этой жизни мы не очень-то щедры на добрые слова. Мы сами себя ограничиваем, боясь показаться сентиментальными или недостаточно умными. Издержки советского воспитания. Никогда не скупитесь на похвалы. Лично я не боюсь лишний раз сказать «спасибо», не боюсь восхищаться талантом, и меня совершенно не страшит перспектива выглядеть пафосным. Послушайте новый диск Земфиры┘ Ну хотя бы «Я полюбила Вас» или «Мальчика» – это же Эдит Пиаф наших дней! И почему мы сидим и лишний раз боимся хлопнуть в ладоши?

– Но вы же хлопаете. И, как я понимаю, выступаете таким образом арбитром вкуса?

– Да. Но не потому, что участвую в скачках на приз. Нам не нужно участвовать в забегах вместе с другими монстрами глянца. И мы не бегаем по этому ипподрому┘(смеется), мы пасемся где-то на соседнем лугу, и от нас ждут чего-то другого┘ Мы, слава богу, вне конкуренции.

– Поговорим о «проклятых» 90-х?

– Давайте.

– Вас не «сломали» эти годы? Не опьянила ельцинская свобода?

– Каким я был в пять лет, таким и остался. Ничего меня не сломало, не изменило. Не было у меня ни иллюзий, ни разочарований. В массовых мероприятиях я никогда не любил участвовать.

– Кто авторы вашего журнала?

– Сотрудники отдела культуры «Коммерсанта». Первоклассные профессионалы. Есть и приглашенные звезды.

– Какому читателю адресован Citizen K?


Сергей Николаевич ужинает с Фанни Ардан, а заодно берет у нее интервью.
Фото из личного архива Сергея Николаевича

– Это человек с высшим образованием. Знающий цену культуре и к культуре стремящийся. Ему хватает инстинкта самосохранения не жить в вакууме, и он жаден до культурной информации, хотя, возможно, его интеллектуальный, культурный бэк-граунд оставляет желать лучшего. К слову, поколение людей, заработавших свои миллионы, идет на «Винзавод». Для них он и создан. На эту аудиторию, на ее тягу к культуре ориентируется и наш журнал. Это здоровый инстинкт самосохранения личности.

– Но сегодня роскошь доступна не всем...

– Роскошь роскоши рознь. Сегодня роскошь для огромного количества людей – уж в Москве-то точно – является реальностью. Например, возможность путешествовать, поездки за границу. Разве не роскошь? Новое поколение не просто знает бренды, они становятся частью их мира.

Россия становится страной потребления. Шопинг давным-давно не мечта, не гламурный сон, а рутинное занятие для миллионов людей. Мы живем в потрясающий период накопления талантов и капиталов. Россия сейчас центр мира, где все развивается и где люди чего-то хотят!

– Купить, увидеть┘

– И то и другое! Уже никто в Европе ничего не хочет. А в России хотят: хотят страстно быть молодыми, сильными, ездить на новых машинах, менять жизнь и обстоятельства. У нас нет традиции копить деньги. Но есть абсолютный кайф их тратить. Поэтому такое количество глянцевых журналов. Модных бутиков┘ Россия сегодня – это Клондайк.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гиперболоид инженера Маска

Гиперболоид инженера Маска

Зульфия Алькаева

Гибрид Стива Джобса и Остапа Бендера

0
1104
Путин поздравил Союз журналистов России со столетним юбилеем

Путин поздравил Союз журналистов России со столетним юбилеем

0
950
Лукашенко опять надавил на независимую прессу

Лукашенко опять надавил на независимую прессу

Антон Ходасевич

Власти Белоруссии обвиняют негосударственные СМИ в нанесении ущерба государственным

0
1189
Когда сняты ограждающие шнурки

Когда сняты ограждающие шнурки

Любовь Сумм

Боратынский, Тютчев, Чехов, Горький и другие

0
239

Другие новости

Загрузка...
24smi.org