1
5004
Газета Наука Печатная версия

14.11.2012

Миф - идеальная форма мема

Андрей Ваганов
Ответственный редактор приложения "НГ-Наука"

Об авторе: Читал и рассматривал книги Андрей Ваганов

Тэги: литература, мифология, книги


литература, мифология, книги Еще один миф о Пифагоре: в его времена просто не придумали еще книг в форме кодекса.
Пьетро Лонги. Портрет Пифагора. XVIII век

Есть два варианта попытаться передать информацию о себе в будущее: передать свои гены и передать свои мемы (от англ. meme, как пара к слову «ген» (gene) из слова memory («память»). Станислав Ежи Лец сказал как-то: «Слабая память поколений сберегает лишь легенды». Отсюда – правило: идеальная форма мема – миф. Создайте свой миф, как это удалось персонажам нынешней подборки, и будущее вам обеспечено.

ПИФАГОР БЕЗ «ШТАНОВ»

Жмудь Л.Я. Пифагор и ранние пифагорейцы/ Научный редактор к. иск. Н.А.Алмазова. – М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2012. – 445 с.

«И монотонность скучных книг/ занозой пьёт пустыню глаза…» – это как раз про такие книги сказал поэт. Но монотонность эта имеет свойство так засасывать в себя, что пока не дочитаешь Жмудя – не оторвешься. Все просто: удерживает перспектива узнать в итоге ответ на вопрос – как оно было с Пифагором на самом деле.

А на самом деле было так, что все существующие на сегодняшний день биографии Пифагора – плод литературного вымысла, настаивает Леонид Яковлевич Жмудь. Настаивает на основе подробнейшего – скрупулезнейшего! – анализа источников о Пифагоре. Библиография – на 15 страницах, причем в список включены только те работы, которые цитируются более одного раза; плюс указатель источников – еще 20 страниц…


Сердечник Зеленин Владимир Филиппович.
Фото из рецензируемой книги

Едва ли не половина объема текста – примечания, которые тоже – с удивлением это замечаешь через некоторое время! – начинаешь читать подряд, не пропуская. Понятно, что автор адресуется прежде всего к специалистам по античности: текст густо испещрен цитатами на древнегреческом. Без перевода. Но и по-русски некоторые места звучат завораживающе. Например, так: «Раннепифагорейская космогония ведет нас к Анаксимандру и Анаксимену, а не к Ферекиду».

Скорее всего Пифагор родился на о. Самос. Но не исключено, что он был этруском с о. Лемнос (то есть, если огрублять, итальянцем). Вероятная дата рождения – 570 год до н.э. Обучался то ли в Египте, но, может быть, и у самого Заратустры. Умер то ли в 510 году до н.э. в Метапонте, куда после антипифагорейского мятежа Килона попал, скитаясь по городам-колониям в Южной Италии, но, по другим сведениям, – в 497/6 году до н.э.

У Иосифа Бродского: «Судьба античного автора, какого-нибудь Архилоха, от стихов которого остались одни крысиные хвостики, и больше ничего. Вот такой судьбе можно позавидовать». Пифагору повезло: от него не осталось даже этого добра. «От самого Пифагора не дошло ни одной строчки, по-видимому, он действительно ничего не писал», – отмечает Жмудь. Мало того, в VI–IV веках до н.э. насчитывается лишь 15 упоминаний о Пифагоре. Но Пифагор (или его мем) остаются, может быть, самыми известными из античного мира. Да чего уж там! Вся математика для большинства из нас остается на всю жизнь утянутой в «пифагоровы штаны», которые во все стороны равны.

И Жмудь доказывает, что «теорема Пифагора» – это собственное изобретение автора, а не результат «промышленного шпионажа» у египтян: «…как раз в египетской математике ничто не указывает на знакомство с <…> каким-либо иным частным случаем теоремы Пифагора».

Пифагорейцы не столько секта или религиозное учение, сколько политическая партия. А сам Пифагор – воспитатель юношества, эдакий Макаренко античного мира. Это он придумал само слово «философия». Это он сформулировал учение метемпсихоза (переселения душ). Это он – автор первой в истории мясной диеты для атлетов. Именно поэтому, кстати, борцы из города Кротон (Южная Италия), где в 40 лет обосновался Пифагор, громили всех на Олимпийских играх.

Очень странно, почему пифагоризм вообще не стал полноценной религией; все было готово: ученики, мифология, концепция. Пифагору даже приписывали прижизненное путешествие в Аид! И встречал он в царстве мертвых, кстати, душу не кого-нибудь, а Гомера.

Капитальность книги – не только содержательная, но и внешняя – вполне соответствует замыслу: развенчать (расшифровать) все мифы о Пифагоре, но в еще большей степени – о пифагоризме как более или менее цельном учении. «Античный образ собеседника Заратустры, ученика халдеев, брахманов и друидов, кажется самовоспроизводящимся и потому неискоренимым. <…> Если нашему исследованию удастся потеснить этот образ в пользу реальной (и, следовательно, противоречивой) исторической личности, его можно будет считать вполне удавшимся». Автор строит головокружительную ажурную конструкцию из минимума фактического материала, имеющегося в его распоряжении. Каждый элемент этой конструкции скреплен с соседними только логическими предположениями. Это – красиво! Но отсюда же – чувство, которое, должно быть, испытывает строитель карточного домика в ожидании дуновения ветерка или собственного неловкого движения…

С ТОЧНОСТЬЮ ДО АТОМА ВОДОРОДА

Полунов Ю.Л. Взыскующие знания. – СПб.: Алетейя, 2012. – 432 с.

Вот парадокс: про Пифагора, в сущности, ничего достоверно не известно, но про него все знают, все помнят. Про персонажей – ученых, механиков, врачей и педагогов X–XVII веков, собранных в этой книге, – известно неизмеримо больше, но про них мало кто помнит. Хотя некоторые из созданных ими мемов благополучно дожили и до нашего времени (логарифмы, например). Сразу и перечислю всех, чтобы никому не обидно, как рекомендует их автор рецензируемой книги.

Герберт (ок. 945–1003), пастушок из французской деревушки, в конце жизни занявший папский престол под именем Сильвестра II («Герберта, несомненно, можно считать самым выдающимся педагогом Х века»).

Арагонский дворянин Раймонд Луллий (ок. 1435–1513) (sic!), изобретатель прообраза вычислительной машины, а еще – поэт, философ и писатель (около 300 книг принадлежат его перу!).

Джамбатиста делла Порта (ок. 1535–1615) – итальянский аристократ, естествоиспытатель, философ, адепт магических наук и проч., и проч.

Английский врач Эндрю Борд (ок. 1490–1549) – монах, первый европейский диетолог. (Как мы видели выше, первым все-таки был Пифагор с его мясной диетой. – А.В.)

Валлиец Роберт Рекорд (ок. 1512 – ок. 1558) – медик, закончивший жизнь в долговой тюрьме, но успевший написать первые на английском языке учебники по точным наукам.

Шотландский барон Джон Непер (1550–1617) – изобретатель логарифмов и счетных устройств.

Лондонский профессор Генри Бригс (1561–1630), предложивший десятичные логарифмы.

Универсальный гений английского Возрождения Томас Гэрриот (ок. 1580–1621), не публиковавший свои труды (привет – Пифагор!), но в наши дни его ставят в один ряд с Галилеем, Декартом и Кеплером.

Голландский инженер Корнелис Якобзон Дреббель (ок. 1572–1633), изобретший и построивший действовавшую подводную лодку. (Полунов, кстати, приводит слова Константина Гюйгенса о том, что Дреббель «напоминает мудрецов Самоса и Сицилии». Ну никуда не деться от мема Пифагора! – А.В.)

Дипломат и сотрудник шпионского ведомства при Кромвеле сэр Сэмюел Морленд (1625–1695), изобретатель различных приборов и водяных насосов.

Сельский священник Уильям Отред (ок. 1573–1660), математик-любитель, педагог, изобретатель круговой логарифмической линейки. Ввел в оборот около 150 современных математических знаков, между прочим!

Про каждого героя – обилие полезных, да и просто интересных подробностей.

Вот – из трактата Порты Magia Naturalis (1589), выдержавшего более 30 изданий: «Если хочешь, чтобы кожа женщины имела зеленоватый цвет, улучи момент, когда она принимает ванну, и брось в нее хамелеона»; «Сообщение Плиния о том, что при свете лампады, заправленной конским семенем, люди будут казаться имеющими лошадиные головы – ложно».

Повторяю, про каждого героя – огромное количество интереснейших подробностей (в которых, впрочем, иногда вязнешь весьма основательно). И тем не менее классическим сборником научных биографий назвать это издание, при всем уважении к автору, не получается. Огромное количество опечаток, путаница в ссылках и проч. корректорские блохи. Но отсутствие элементарной корректуры – это еще полбеды. (Хотя, заметим, корректор в выходных данных книги указан.) Главное – отсутствие научной и технической редактуры. Не претендуя на эту роль, приведу некоторые из существенных ошибок в тексте…

Годы жизни Раймонда Луллия все-таки не «ок.1435–1513», как указано на стр. 6, а ок.1235 – ок.1316.

На той же 6-й стр. славный инженер Корнелис Дреббель отрекомендован как «открывший кислород». Между тем исторический факт: чистый кислород, «огненный воздух», сумел получить впервые в истории швед Карл Вильгельм Шееле в 1772 году. Однако первооткрывателем кислорода считается Дж. Пристли (1774), так как результаты работ Шееле были опубликованы лишь в 1777 году (см. «Энциклопедический словарь юного химика»/ Гл. ред. Д.Н.Трифонов. – 2-е изд., испр. – М.: Педагогика, 1990. – 320 с. (С. 114.)

На стр. 295 приводится число пи – 3,1415929… Действительно точное значение – 3,1415926… Опять непонятно, то ли опечатка, то ли… Мелочь, конечно, особенно если учесть, что для вычисления длины окружности Вселенной с точностью до радиуса атома водорода достаточно знание 39 знаков числа пи…

ЗЕЛЕНИН. КАПЛИ

Бородулин В.И., Зеленин А.В. Владимир Филиппович Зеленин – врач, педагог, ученый: время и судьба/ При участии колл. авторов. – М.: МЕДпресс-информ, 2012. – 276 с.


Алхимический символ квасцов. Чем не мем!
Рисунок из рецензируемой книги

Вот еще одно подтверждение прямо-таки мистического свойства мемов вырастать из ничего и выстреливать там, где этого не ожидает никто.

Выдающийся врач-кардиолог Владимир Филиппович Зеленин (1881–1968) – книгу о котором написали историк медицины Владимир Иосифович Бородулин и сын В.Ф.Зеленина, профессор молекулярной биологии Александр Владимирович Зеленин, – создал целый веер мемов. Судите сами: «кардиология» (в 1950 году в статье В.Ф.Зеленина впервые (!) в отечественной литературе употреблен этот термин); «предынфарктное состояние» (1952); создатель клинической кардиографии в России; «бикардиограмма» – то есть «алгебраическая сумма потенциалов левого и правового желудочков»…

А вот к имени его приклеился тот, про который он и говорил-то только в сугубо вспомогательном смысле: простенькая лекарственная комбинация, которая и сегодня-то непонятно почему помогает. «Его популярность проявилась в том, что народная молва присвоила имя «капель Зеленина» рецептурной смеси, предложенной им для лечения нетяжелых заболеваний сердца невротической природы…» – отмечает в предисловии к книге академик А.И.Григорьев. Сам Владимир Филиппович несколько недоумевал, кажется, по этому поводу. А вот, поди ж ты, «капли Зеленина»… Сверхживучий оказался мем. Многие хотели бы оставить после себя такой. Абсолютным единицам удается это осуществить.

Между тем сын купца из Орловской губернии (из бывших крепостных крестьян), 13-й ребенок в семье, уже в 14 лет В.Ф. зарабатывал на жизнь репетиторством. Гимназию окончил с золотой медалью, поступил в Военно-медицинскую академию. В 1902 году три месяца провел в «Крестах» – за участие в марксистских кружках и в демонстрации у Казанского собора. Но потом восстановился на 2-й курс медицинского факультета Московского университета.

Пик карьеры приходится на 1940-е. В 1944 году Зеленин утвержден (sic!) действительным членом организованной Академии медицинских наук СССР. В 1944–1945 годах – главный терапевт Наркомздрава; академик-секретарь Отделения клинической медицины и член Президиума АМН СССР. Выходят книги, статьи… Но судьба любит иногда повторять симметричные сюжеты: в 1953 году Зеленин отсидел, тоже три месяца, в тюрьме уже по «делу врачей».

В последнем случае не помогли никакие его статусы и заслуги. Не помог и внушительный список пациентов В.Ф. А ведь среди них были И.В.Цветаев (отец Марины Цветаевой); начальник Главнауки, видный большевик Петров Ф.П.; маршал И.С.Конев. Даже явная расположенность к нему Н.С.Хрущева (очень интересна в этом отношении глава «Личный врач Н.С.Хрущева», написанная А.В.Зелениным) не помогла.

Вообще-то Владимир Филиппович не любил термин «пациент», предпочитал – «больной». И больные любили своего «сердечника Зеленина». Много подобного рода деталей – в 1-й части книги, «Владимир Филиппович Зеленин. Страницы воспоминаний», написанной его сыном Александром Владимировичем. Ну, например, узнаем об «онегинской» привычке В.Ф. - ежедневно подстригать ногти. Или что Сталин запрещал применять пенициллин; поэтому и не смогли спасти генерала Н.Ф.Ватутина…

Ну а что же легендарные «капли Зеленина»? Какова история их изобретения? Вот что по этому поводу сообщает А.В.Зеленин. В знаменитом учебнике В.Ф.Зеленина «Частная патология и терапия внутренних болезней» 1949 года издания «…имеется и рецепт, состоящий из четырех субстанций (валериана, ландыш, ментол, белладонна), – в комбинации, получившей в дальнейшем название «капли Зеленина». Следует отметить, что в работах этих лет он нигде не подчеркивал своего авторства в отношении этого лекарственного сочетания. Вплоть до 1952 года о «каплях Зеленина» не слышал и я».

Может быть, такому распространению мема «капли Зеленина» способствовало то, что Владимир Филиппович был, как и многие из героев нынешнего «Бумажного носителя», помимо всего прочего Учителем. С 1929 по 1952 год В.Ф. – зав. кафедрой госпитальной терапии 2-го Московского государственного медицинского института. Через его руки буквально прошли несколько тысяч студентов, десятки ординаторов и аспирантов. Сердечник Зеленин…

100 ЛЕТ – ОДИН ОТВЕТ!

Сто лет с журналом «Природа»: Сборник/ Составитель и ответственный редактор А.В.Бялко. – М.: Издатель А.П.Ипполитов, 2012. – 224 с.

Первое, что бросается в глаза, – эгида на титуле книги: «Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. Издание не подлежит продаже».

Это грозное предупреждение как-то уж совсем не «бьется» с торжественным поводом, ради которого юбилейное издание – полиграфически выполненное безупречно – и затевалось. И то сказать: 100 лет со дня начала издания журнала «Природа». «Все 100 лет журнал выходил непрерывно, и его архив – своего рода ретроспектива развития науки», – справедливо отмечает нынешний главный редактор «Природы» и составитель сборника Алексей Бялко. Кстати, сборник снабжен и DVD с полным архивом журнала «Природа» за 100 лет – роскошный подарок!

Принцип «устройства» сборника прост и логичен: публикуются избранные статьи из номеров журнала за первые 10 лет его существования. После каждой статьи – комментарий, написанный современными специалистами. И ко всему этому предпослана обзорная статья Н.В.Успенской «Природа» и время». Из нее узнаем, например, что первый редактор «Природы», зоопсихолог Владимир Вагнер, – прототип фон Карена в повести Чехова «Дуэль».

Вот некоторые названия статей.

И.И.Боргман, «Последние успехи в физике» (заметим, Иван Иванович Боргман автор не простой: он преподавал физику русскому царю и его братьям и сестрам). Г.А.Томсон, «План превращения Сахары в море» (в комментарии Л.П.Белянова – любопытная деталь: оказывается, впервые план переброски стока северных рек на юг был описан в 1856 году… в сочинении киевского школьника Якова Демченко «О климате России»). «Экспедиция капитана Скотта» (без автора) – первая в России публикация о соревновании между Скоттом и Амундсеном за покорение Южного полюса (опять же – из комментария: «Амундсен был исключен из членов Полярного клуба Христиании и получил выговор от короля Норвегии за то, что на палатке, оставленной на полюсе, сделал надпись «Добро пожаловать»). Н.К.Кольцов, «Опыт Штейнаха по омоложению организма» («Спустя несколько недель после удачно проведенной операции Штейнах снова вскрывает брюшную полость тому же самцу и находит его простату и семенные пузырьки в цветущем омоложенном состоянии»)…

Завершает сборник замечательная подборка научных новостей (1912–1922). Скажем, заметка «Электричество и питание» (1913): «Французский ученый профессор Бергонье… давно высказывал взгляд, что электричество может заменить собою пищу… По утверждению профессора Бергонье… ток силой в 2–3 ампера и напряжением в 1000–2500 вольт дает около 1000 калорий в час, что соответствует трети суточного пайка». А это – из заметки «Генеалогия дома Романовых» (1917): «Все прямые потомки Павла до Николая II вступали в брак с принцессами немецкого происхождения. Таким образом, Николай II имеет юридически 127/128 германской крови и только на 1/128 – русской».

Можно только пожелать еще 100 лет жизни – как минимум – этому мему – «Природа».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Книги, упомянутые в номере

Книги, упомянутые в номере

0
71
Требуйте нежную селедку!

Требуйте нежную селедку!

Воображаемое интервью с Надеждой Тэффи по случаю ее дня рождения 21 мая

0
504
Единая память: создание Ржевского мемориала поддержала Белоруссия

Единая память: создание Ржевского мемориала поддержала Белоруссия

Татьяна Попова

На отливку главной скульптуры из бюджета Союзного государства используют примерно 200 млн рублей

0
1024
Премия «Независимой газеты» «Нонконформизм» выполнила свою задачу и закрывается

Премия «Независимой газеты» «Нонконформизм» выполнила свою задачу и закрывается

НГ-EL

Не видно глыб

0
2581

Другие новости

Загрузка...
24smi.org