0
1621
Газета НГ-Телеком Печатная версия

01.11.2005

Маленький национальный интернетик

Тэги: интернет, развитие, надзор, тунис, саммит


интернет, развитие, надзор, тунис, саммит Большая группа государств хотела бы иметь свою собственную, полностью

В ноябре в Тунисе соберется большая (очень большая!) компания больших людей, считающих, что именно они принимают роды так называемого информационного общества, ИО. Наивные – им кажется, что это именно они регулируют развитие технологий. На самом деле, как мы с вами понимаем, все обстоит с точностью до наоборот: это технологии перелопачивают все устройство нашей жизни для удовлетворения своих, технологических, нужд.

Мероприятие в Тунисе будет называться так: второй этап Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества. (Первый проходил в Женеве в декабре 2003 г.). Как показывает опыт подобных мероприятий – Саммит Земли в Рио-де-Жанейро, Международная конференция по народонаселению и развитию в Каире, Всемирная конференция ООН по устойчивому развитию в Йоханнесбурге, – в лучшем случае, хуже от них никому не бывает. В худшем┘

Ровно год назад Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, готовясь к Тунисскому раунду саммита по вопросам ИО, сформировал под своей эгидой Рабочую группу по управлению интернетом (РГУИ). «На мой взгляд, в Тунисе вопросы регулирования интернета снова окажутся в центре внимания, – подчеркивает один из 40 экспертов этой группы, директор Департамента правового обеспечения Мининформсвязи РФ Михаил Якушев. – Будут обсуждаться идеи, изложенные в докладе РГУИ, после чего можно будет ожидать принятия первых официальных документов, намечающих единые «правила игры» в интернете».

Пафос этих новых единых «правил игры» вполне очевиден.

Сегодня главный регулирующий орган сети – некоммерческая частная Корпорация интернета по присвоению номеров и адресов (ICANN). В ее ведении – назначение параметров интернет-протоколов, управление системой доменных имен и корневых серверов, порядок присвоения доменных имен, распределение пространства IP-адресов и проч. Штаб-квартира ICANN располагается в Марина-дель-Рейт (Калифорния). «Хотя деятельность и организационная структура ICANN еще только начинают разворачиваться (официально она действует с 2000 года – А.В.), ее уставные нормы являются духом воплощения открытости интернет-сообщества, принципов децентрализации, консенсуса и самостоятельности», – считает звезда современной социологии, профессор Калифорнийского университета в Беркли, ведущий аналитик сетевого общества Мануэль Кастельс.

Однако ряд стран полагает, что функции ICANN должны быть переданы какой-либо организации под эгидой ООН (типа Международного союза электросвязи), чтобы обеспечить более активное участие развивающихся стран в управляющей деятельности. «Представителей России в комитетах ICANN очень мало, – признает специалист Мининформсвязи РФ Олег Рыков. – Связано это во многом с тем, что все заседания – на английском языке, без перевода». (Для справки: претендовать на участие в работе совета директоров ICANN может любой человек с соответствующим уровнем технических знаний; в 2000 году число таких членов достигало 158 тыс. человек.)

К слову сказать, инициаторами постановки вопроса о передаче «контроля над интернетом» в руки некоего особого органа при ООН были в числе прочих Китай, Бразилия, ЮАР, Иран, Саудовская Аравия, Норвегия, Швейцария и Россия. «Речь шла о том, чтобы некие технологические процессы по управлению глобальной сетью были изъяты из юрисдикции США и переданы какому-то другому органу или структуре органов. Вокруг этого предложения и развернулась дискуссия», – пояснил Михаил Якушев. Месяц назад, в начале октября, эту позицию поддержал и Европейский союз. Вообще-то этот демарш вполне объясним: европейские функционеры давно уже носили камень за пазухой на ICANN за то, что Корпорация интернета отказалась признать доменный адрес «.eu» для использования компаниями и институтами ЕС. Понятно, что для старушки, это – как серпом по силовому кабелю корневого сервера┘ Еще бы, кому же не хочется, чтобы такая раскрученная торговая марка была официально кодифицирована в сети.

Последствия предлагаемых управленческих «новаций», если они пройдут, могут иметь весьма негативные последствия для интернета.

«Всякие попытки разрушить существующее управление интернетом приведут к разрушению сети, – уверен Олег Рыков. – Вопрос сохранения единства сети – очень важный. Сеть легко может превратиться в конгломерат несвязанных сетей. Со стороны некоторых государств есть такие попытки при подготовке Тунисского саммита».

Как бы там ни было, ооновская Рабочая группа по управлению интернетом выносит на рассмотрение саммита четыре модели возможного обустройства сети (или того, что от нее в итоге этих преобразований останется).

Модель 1. Создается Глобальный совет по интернету (ГСИ), члены которого назначаются национальными правительствами. Этот совет выполняет функции международного управления интернетом, которые сейчас делегированы Министерством торговли США Корпорации Интернета (ICANN).

Модель 2. Необходимости в какой-либо конкретной надзорной организации нет.

Модель 3. Создается Международный совет по интернету (МСИ) для решения политических вопросов развития интернета, затрагивающих национальные интересы. МСИ выполняет соответствующие функции с учетом компетенции ICANN и ОРНИ (Орган регистрации номеров интернета – управляет 13 «первоначальными» серверами, содержащими файлы корневой зоны).

Модель 4. Для решения вопросов в области политики управления интернетом предусматривается создание целого «куста» международных организаций, в той или иной степени – под эгидой ООН.

В общем, понятно, что все эти модели (за исключением № 2), так или иначе, предполагают порождение нового глобального слоя чиновников под эгидой ООН, которые якобы будут более эффективны, чем нынешняя Корпорация Интернета по присвоению номеров и адресов. Впрочем, тут дело вовсе не в том, что a-priory слабо верится в способность ООН осуществлять регулирующие функции в интернете. Дело – в принципе, который закладывается в «реформу» сети.

На первый взгляд этот принцип более чем справедлив. В рекомендациях РГУИ читаем: «Обеспечение комплексной и всеобъемлющей разработки траспарентной политики внедрения многоязычных имен доменов;┘ включая многоязычные электронные адреса и поиск по ключевому слову». То есть, если ты не умеешь написать в строке браузера (извините – обозревателя) три буквы по-английски – WWW – и не надо. Пиши, как умеешь: на русском, идиш, суахили. Или вот еще – на фарси, норвежском, китайском┘ Ну, полная траспарентность, одним словом.

Но вот информация для особенно обеспокоенных «засильем английского»: сегодня в интернете используется более 100 языков. «В сети все языки равны настолько, насколько этого желают их носители, – совершенно справедливо замечает главный редактор Кембриджской энциклопедии, крупнейший эксперт в области языкознания Дэвид Кристалл. – Что касается английского, то он выступает здесь в качестве альтернативного языка общения, а не как угроза существованию других языков».

Так что заявления представителей развивающихся стран вкупе с ЕС в духе Махатмы Ганди («Дать массам знание английского языка – значит обратить их в рабство», 1908 г.) не более, чем извращенно понятая идея национальной идентичности. Непонятно, например, кто сейчас мешает любой стране (народу, этносу) наполнять сеть контентом на своем родном наречии. Да ради бога! Плодите и наполняйте! Но зачем же при этом разрушать единую систему доменных имен интернета!?

«Переход на кириллический Web не состоялся в России в свое время только благодаря, буквально, волевым усилиям – и слава богу, – отмечает Игорь Глинка, начальник отдела Департамента стратегии построения информационного общества Мининформсвязи РФ. – Иначе было бы несколько паутин в одном интернете (как это сделано в Корее и частично в Китае). Вы этого хотите?» Нет, не хотим.

Поэтому, честно говоря, ничего кроме трудно сдерживаемой радости и не вызывает самокритичная констатация из доклада РГУИ: «К числу нерешенных вопросов относятся стандарты многоязычных доменов высокого уровня, адреса электронной почты и поиск по ключевому слову, а также недостаточное наличие на местных сайтах материалов в многоязычном формате┘».

Поэтому для интернет-сообщества, то есть для нас с вами, – пользователей сети интернет, лучшим исходом саммита по информационному обществу был бы его провал. По крайней мере в части, касающейся вопросов регулирования интернета. Как заметил известный российский ИТ-деятель Анатолий Карачинский, президент группы компаний IBS: «Государство должно регулировать не интернет, – который есть просто среда, а не явление, – а цены на связь».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Второе начало наукодинамики

Второе начало наукодинамики

Юрий Магаршак

Почему плагиат – тягчайшее преступление для ученого

0
982
Президент поручил ОНФ взяться  за нацпроекты, КПРФ подала в суд  на интернет-выборы

Президент поручил ОНФ взяться за нацпроекты, КПРФ подала в суд на интернет-выборы

Иван Родин

0
910
Минпромторг предлагает скорректировать план развития Северного морского пути

Минпромторг предлагает скорректировать план развития Северного морского пути

0
1167
"Умный дом" в Европе и России

"Умный дом" в Европе и России

Александр Федотов

Как стимулировать интерес российских потребителей к искусственному интеллекту

0
1916

Другие новости

Загрузка...
24smi.org