0
2350
Газета Я так вижу Печатная версия

10.04.2019 18:20:00

Экспорт образования в эпоху брекзита

Чем футбольные болельщики отличаются от иностранных студентов

Гульнара Краснова

Об авторе: Гульнара Амангельдиновна Краснова – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ.

Тэги: британское образование, брекзит, экспорт, иностранные студенты, миграционная политика


британское образование, брекзит, экспорт, иностранные студенты, миграционная политика Иностранные студенты находятся далеко не в таких комфортных условиях пребывания в РФ, как болельщики ЧМ-2018. Фото агентства «Москва»

В самый разгар драматического выхода Великобритании из Европейского союза в марте 2019 года была опубликована новая стратегия экспорта британского образования. В этом документе определены цели страны на ближайшие пять лет. Вот основные целевые показатели. Доходы от экспорта должны составить 35 млрд фунтов стерлингов (45,6 млрд долл.), численность иностранных студентов – 600 тыс. к 2030 году. Для сравнения: в прошлом году чистые финансовые выгоды для Великобритании от обучения иностранных студентов составили более 20 млрд фунтов стерлингов (26 млрд долл.), всего в вузах королевства обучались 442 375 иностранных студентов.

Это, безусловно, интересный пример для России, где в условиях реализации приоритетного проекта «Развитие экспортного потенциала российской системы образования» (от 30.05.17), а сейчас и национального проекта «Образование» (от 31.09.18) до настоящего времени так и не появилось никакой стратегии экспорта российского образования. А показатели по увеличению численности иностранных студентов скачут так быстро, что российские вузы не успевают менять контрольные цифры по набору иностранных студентов.

К примеру, в рамках приоритетного проекта численность иностранных студентов должна была увеличиться в три раза к 2024 году, а в рамках национального проекта «Образование» – в два раза в те же сроки. Что касается доходов от экспорта, то в приоритетном проекте планировалось их увеличить более чем в пять раз – до 373 млрд руб. при вложении 5 млрд со стороны государства. А в нацпроекте «Образование» про доходы от экспорта российского образования нет ни слова.

Так стало ли российское образование экспортно ориентированной отраслью экономики, которая приносит доходы? Как посчитать эти доходы? И кто будет их считать?

В ведущих странах – экспортерах образования доходы от экспорта – важная статья бюджета страны, и считаются они скрупулезно. Для расчета проводятся статистические и социологические исследования по доходам и расходам студентов в разных регионах страны. Например, в 2019 году  компания «Лондон Экономикс» совместно с Kaplan International Pathways посчитали вклад в экономику страны иностранных выпускников, которые после завершения обучения остались работать в Великобритании. Они оценили этот вклад в 2016/17 году в 3,173 млн фунтов стерлингов, из них 1,043 млн  – подоходного налога, 716 млн – в национальных страховых взносах работников, 822 млн – в национальных страховых взносах работодателей и 592 млн фунтов стерлингов – в НДС.

Таким образом, расчет доходов от экспорта образования в ведущих странах-экспортерах отработан. Безусловно, эти подходы могли бы быть использованы и в российской практике. С течением времени официальная публикация данных по вкладу образовательного сектора в экономику страны, возможно, привела бы к осознанию политическими элитами того, что российское образование может и должно стать одной из основных экспортных статей бюджета в нынешних экономических условиях.

Возвращаясь к новой стратегии экспорта образования Великобритании. По мнению Ника Хиллмана, директора Института британской образовательной политики, который был советником министра по делам университетов с 2010 по 2013 год, новая стратегия менее амбициозна, чем кажется на первый взгляд, и запланированные показатели недостаточны для того, чтобы сохранить лидирующее положение британского образования в Европе и мире. А ведь стратегия экспорта была совместно разработана Министерством международной торговли и Министерством образования. Но Министерство внутренних дел с его жесткой миграционной политикой в отношении иностранных студентов и выпускников – ключевое ведомство в реализации этой стратегии.

В этом смысле российская и британская миграционная политика в отношении иностранных студентов имеют много общего. К примеру, летом прошлого года, в разгар приемной кампании и начала заезда иностранных студентов, в России произошло ужесточение миграционных правил по отношению к иностранным студентам. С 8 июля 2018 года вступили в силу поправки в миграционное законодательство, регулирующие миграционный учет (регистрацию) иностранных граждан, приезжающих в Россию, в том числе иностранных студентов: место их регистрации и фактического проживания теперь должно совпадать. Что это означает?

До выхода поправок в миграционное законодательство российские университеты могли зарегистрировать иностранного студента по своему юридическому адресу. Иностранный студент при этом мог жить в частном секторе, у родственников, но найти его всегда можно было через университет. Но с 8 июля прошлого года, повторюсь, в разгар приемной кампании и перед началом заезда иностранных студентов, кстати сказать – и во время ЧМ-2018, российские вузы были поставлены перед фактом и в срочном порядке пытались выработать новые механизмы миграционного учета для иностранных студентов.

Причем каждый раз, когда иностранный студент выезжает из России, например на каникулах, его регистрация становится недействительной, и при повторном въезде в Россию нужно снова подавать документы для постановки на миграционный учет. То есть собственник жилья должен контролировать въезд и выезд иностранного студента и на регулярной основе обязан следить за миграционным учетом иностранного постояльца, иначе станет нарушителем закона. И кто же согласится этим заниматься?!

В то же самое время иностранным болельщикам для посещения чемпионата мира по футболу в России было выдано 629 тыс. паспортов болельщиков (Fan ID), которые позволили посетить Российскую Федерацию без визы (в соответствии с гарантиями безвизового въезда). Для сравнения: численность иностранных студентов в российских вузах в 2018 году составила не более 250 тыс. человек, из них 72,1% – граждане СНГ, то есть почти в три раза меньше, чем приехавших болельщиков ЧМ-2018.

Я, конечно, люблю футбольных болельщиков, они веселые и любят Россию. Только я не понимаю: если для одной категории иностранных граждан могут быть созданы комфортные условия пребывания, то почему для другой – нет? Ведь с точки зрения геополитики и экономики вклад иностранных студентов и выпускников трудно переоценить. Но его можно когда-то посчитать, как это делают британцы...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Иран отдает приоритет экспорту СПГ над трубопроводным газом

Иран отдает приоритет экспорту СПГ над трубопроводным газом

0
735
Лондон заставил лидеров ЕС  напрячь мозги

Лондон заставил лидеров ЕС напрячь мозги

Владимир Скосырев

Борис Джонсон направил в Брюссель противоречивые письма

0
684
Российский агроэкспорт оказался слишком рекордным

Российский агроэкспорт оказался слишком рекордным

Анастасия Башкатова

Передел мирового рынка зерна набирает обороты

0
4494
Судьбу брекзита решит не ЕС, а Палата общин

Судьбу брекзита решит не ЕС, а Палата общин

Владимир Скосырев

Правительство Британии пока не заручилось поддержкой большинства парламентариев

0
1917

Другие новости

Загрузка...
24smi.org