0
6017
Газета Накануне Печатная версия

22.07.2020 20:30:00

Взмахнул крылами и воспарил

Фрагмент книги «Декамерон шпионов. Записки сладострастника»

Михаил Любимов

Об авторе: Михаил Петрович Любимов – советский разведчик, писатель, публицист.

Тэги: политика, юмор, история, шпионаж, ссср, россия, андропов


политика, юмор, история, шпионаж, ссср, россия, андропов Только в России еще пока можно оттянуться с дамой в баньке, с паром и веничками. Виталий Тихов. В русской бане. Частная коллекция

…Андропов помолчал, еще раз поправил очки и продолжал:

– Искусство политики предполагает резкие повороты, вы должны относиться к этому философски и не обижаться. Почему наша нация столь долготерпелива? Корни таятся в холодном климате и сортирах во дворе. Терпели столетиями и до ветру на мороз шли неохотно. Выработался ГЕН ТЕРПЕНИЯ. Вот я и подумал, что если сверху засыпать всех «манной», то все как бы смешается, терпеть будет незачем, и эта национальная особенность исчезнет сама собой. Таким образом, это не сорвет, а только стимулирует «Голгофу»...

Он вздохнул и вдруг покраснел. Я понял, что он солгал.

– Исполнителей вроде вас всегда убирают, дорогой Мисаил, – сказал он просто и прямо и улыбнулся. – Вспомните Освальда или Фанни Каплан, которую почти сразу же прикончили. Иосиф последовательно убирал своих ликвидаторов − Менжинского, Ягоду, Ежова... К тому же в «Голгофе» я решил произвести некоторые коррективы, а вы... извините меня... вы же читали документ... слишком догматичны. Я вас очень ценю, вы – честнейший и самый верный мой ученик, но даже на солнце бывают пятна. Вы – блестящий работник, великолепнейший интриган! Как тонко вы придумали орден «За заслуги перед Отечеством» трех степеней, перессорили всех, Гердту – третьей, Ростроповичу – второй, а вот первой непременно дать мерзавцу, не получившему ни второго, ни третьего! Даже Воланд, с которым я недавно пил пиво, признался, что он со своей «осетриной второй свежести» перед вами сущее дитя! Ну а решение о прозрачности деклараций высших должностных лиц? Это конгениально, Мисаил, пусть народ почитает, какие бабки гребут его руководители! Хотя уверен, что напишет правду только самый бедный, вроде шефа налоговой службы. Боже, а ваша грандиозная мысль поселить президента Бориса и его окружение в одном доме на улице Осенней! А потом их всех – одним махом! Ежов локти кусал бы от зависти! Но нужны коррекции, и я не случайно отселил нашего фаворита ВВ из столицы в Сочи. Возможно, со временем мы перенесем туда столицу.

Он вздохнул. Видимо, жалел меня. Бедный Учитель! Что ж, обычная история. Владимир Неистовый подставил ножку Плеханову и предал анафеме своего друга, меньшевика Мартова. Иосиф Грозный перестрелял своих друзей-большевиков, а заодно и некоторых дальних родственников. Никита Беспокойный измывался над прахом учителя Иосифа, хлопнул коллегу Берию и его выдвиженцев, Леонид Стабильный сверг своего друга и учителя Никиту, Михаил Рулевой развенчал Леонида, который его выдвигал, Борис Властолюбивый возненавидел своего друга Михаила. Наш ВВ действовал осторожнее, самого Бориса развенчивать не стал, зато пересмотрел его политику...

– Юрий Владимирович, что же делать с «Голгофой?» – спросил я прямо. – В конце концов, я готов отойти в сторону ради Дела. Я помню подвиги наших партийцев в тридцать седьмом году, когда они признавались в несуществующих грехах ради сплочения партии. Я готов.

Он присел в кресло и внимательно оглядел фигуры на папирусах, каждую в отдельности. Погода изменилась, за окном, словно хор одичавших кошек, завывал налетевший хамсин.

– М-да, план у нас был яркий, выразительный. Как писал Монтень, «Красноречие в древнем Риме никогда не достигало таких вершин, как во времена упадка». А вообще я только сейчас понял, что наша система была вовсе не так плоха, мы просто все стали жертвами буржуазной пропаганды и поверили, что необходимы и платные образование и медицина, и обязательно 25% за квартплату и коммунальные услуги, как на так называемом цивилизованном Западе. Нас обольстила свобода, мы растеряли приводные ремни, попали в болото анархии. Впрочем, какая свобода?! Попробуйте в частных СМИ развить идею национализации без всяких компенсаций!

Юрий Владимирович замолчал, по его лицу пробежала тень страдания.

– Я иногда пытался внушить Леониду, – продолжал он, – что, имея приводные ремни, можно управлять страной даже при оппозиции. Но мешали фанатики вроде Миши Суслова. Разве сейчас правительству приносят вред оппозиционные газеты или выступления? Не надо реагировать − вот завет. Надо учиться на ошибках прошлого. Кому мешал свободный выезд за границу? Наоборот, вся скрытая оппозиция мирно эмигрировала бы в Израиль и Америку и критиковала из-за рубежа. Зачем нужна была такая строгая цензура, это доведенное до бессмыслицы единомыслие?! Разве не гениальна цензура с помощью экономического давления или вежливых отказов в субсидиях? Сейчас в России полный бардак мнений, но разве это мешает президенту править как царю? Ну а льгот сейчас стало так много, что я даже подумываю спуститься на Землю...

– Так как же вы намерены воплотить в жизнь «Голгофу»? – настаивал я.

Он пожевал губами и задумался. Я внимательно глядел на него, ожидая ответа.

– Сейчас бы чайку с сушками, как в Колпачном... – вздохнул Учитель, снял очки и стал протирать их, вслушиваясь в стоны хамсина. – Расскажите, какие меры приняты для ожесточения проклятого Запада. – Он тонко улыбнулся.

Что рассказывать? Я и не думал что-то делать, ибо прекрасно знал ситуацию с боевиками. Да и Учитель это знал, но по обычной привычке начальников давал указания, словно тыкал пальцем в небо.

По этой веской причине я внутренне усмехнулся и на следующее утро вылетел, Джованни, в твою Флоренцию. Нет, это уже была не твоя Флоренция, где прекрасные юноши и девушки искренне предавались любви прямо у ворот Джотто! Уже весь мир с подачи янки был отравлен гнилой идеологией, именуемой политкорректностью. Началось еще во времена канцлера Коля, когда он извинился перед евреями за страшный Холокост, погубивший шесть миллионов. Представь себе Атиллу или Наполеона, извинявшегося перед повергнутыми врагами. Абсурд! Эта лицемерная политкорректность потянула за собой кары за приставание к женщине, так называемый харассмент. Я всю жизнь только и делал, что ухаживал за женщинами, склоняя их к вожделенному сексу, они были счастливы от этого, они благодарили и боготворили меня, и что теперь? Ведь любое легкое ухаживание можно истолковать как харассмент, ибо в Библии записано: «Каждый, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». Увы, Джованни, нынешние итальянки, хотя и намного превосходят селедочных английских леди, избегают любви на полянках и морских скалах, в такси и укромных уголках на вечеринках, они тянут в отели, предпочтительно пятизвездочные, что вгоняет меня в невыносимую тоску. Эх, это не родная Россия, где пока (именно пока!) можно оттянуться с дамой в баньке, с паром и веничками, под холодненький самогон и банку килек в томате! Даже на дереве! Зато могу тебя успокоить, Джованни, твои прелюбодействующие друг с другом монахи отнюдь не загнаны в подполье: западное общество ныне тепло приветствует гомосексуализм и лесбиянство и даже одобряет однополые браки. Правда, этот благородный род занятий не по мне, хотя в армейской молодости, помнится, я чуть не соблазнил соседа по казарме, и только геморрой этого пузана уберег меня от исключения из комсомола. Чувствую твою улыбочку, недоверчивый Джованни, думаешь, я вешаю тебе спагетти на уши и не рассказываю правду о своих страшных деяниях? О том, как я травил полонием Литвиненко, а затем несчастных Скрипалей? Увы, чекистам верят, когда они лгут, но зато абсолютно не верят, когда они говорят правду. Конечно, я счастлив был бы кокнуть всех этих врагов народа, но есть одно важное «но», послушай об этой беде. Исчез ресурс для проведения серьезных «эксов» – так называли большевики острые операции с убийством. ИСЧЕЗ РЕСУРС! Иосиф Виссарионович был докой в темных делах и выпестовал целую плеяду героев, способных на все (потом почти всех перестрелял, а начальника Смерша Виктора Абакумова даже держал в холодильнике, прикончил его добрейший Хрущ). Умело утопили в США помощника Левушки Склянского, бросили в Женевское озеро эффективного, но сомневающегося агента Рейсса. Душка-генерал Судоплатов подарил украинскому нацисту полковнику Коновальцу коробочку конфет, которая разнесла и полковника, и весь квартал Роттердама. Отравили в Париже сына Троцкого Седова, заманили в представительство верного агента, китайского губернатора, включили во дворе грузовик и кокнули. По Европе, словно в туристическом круизе, курсировал кораблик с боевиками. Выкрали и закопали в парижском гараже белогвардейского генерала Кутепова, а затем выкрали оттуда же генерала Миллера, довезли до Лубянки и расстреляли. А уж как ловко раскроил ледорубом голову Левушке Троцкому наш герой Меркадер! Но убрали соратники отца родного Иосифа Виссарионовича, явился Никита, и все пошло вкривь и вкось. Началось с убийства военного преступника Степана Бандеры, однако потом боевик сбежал на Запад, все рассказал, и начался международный скандал! И тут по инициативе Никиты мудрейшее политбюро распорядилось все «эксы» свернуть, дабы не мешать политике мирного сосуществования, глухо закрыли все «эксовые» отделы КГБ и рассосали лучшие кадры боевиков, посадили Судоплатова и лучшие боевые кадры, запретили даже говорить об «эксах»! С тех пор ни одного предателя не тронули, живут все эти гады припеваючи и пишут мемуары.


…Учитель спрыгнул прямо с крыши космоса, он был облачен в скромный китель с плеча то ли Сталина, то ли телеведущего Соловьева. Мы оказались в шатре, в Серебряном Бору, место уютнейшее, очень напоминавшее наш партийный санаторий «Барвиха», публика вокруг дружелюбная, члены ЦК, патриарх, деятели науки и искусства, космонавты, почти все отдыхали в креслах-качалках на зеленом лужке, где стояла одинокая швейцарская корова. Как никогда был серьезен Юрий Владимирович, напряжен, сосредоточен, весь погружен в себя. Последний раз я видел его таким в сауне близ Лубянки, где мы пили импортный редебергер и закусывали, как обычно, сушками и плавленым сырком «Дружба».


– «Голгофу» мы обязаны радикально пересмотреть! Все это пепел и алмаз, звук и ярость!

– Отменить? – перепугался я и поперхнулся сушкой.

– Коммунисты никогда не отказываются от главных целей, но они не догматики. Слушайте меня внимательно и с холодной головой, как подобает чекисту. Недавно мы собрались на дружеское совещаньице у Карла Генриховича и его друга Фридриха. Пили потрясное вино из приюта семьи Марксов, родного Трира, любезничали с супругой, достойнейшей Женни фон Вестфален, и даже с экономкой. Пригласил он, естественно, всех ведущих единомышленников, включая Ильича с Надеждой Константиновной, Георгия Валентиновича Плеханова, Эдуарда Бернштейна (помните этого основателя презренной социал-демократии?), естественно, всех советских вождей. Пригласил даже Сталина и Троцкого, правда, с совещательным голосом. Началось все с того, что Карл угостил Леонида Ильича искусственным бифштексом и таблеткой водки с селедкой и развил идею, что очень скоро все человечество перейдет на искусственное питание, на одни таблетки, причем один раз в день.

– На хрена мне нужен такой коммунизм? – возмутился наш непосредственный Леонид Ильич, – в чем тогда радости жизни? Не читать же вечно ваш «Капитал»?

Тут и пошло. Заспорили об ужасающих изменениях климата, о достижениях в космосе и скором переселении туда части населения нашей планеты и, конечно же, о нашей «Голгофе», которая у них на контроле.

– Неужели отменить, Юрий Владимирович?! – снова перебил я. – Ведь столько затратили трудов! Столько ухлопали денег!

– Не дергайтесь, дорогой мой друг, вы уже далеко не мальчик и даже серьезно перешагнули через пенсионный возраст, однако… Однако, Мисаил, вы еще не нюхали Вечности. Признаюсь только вам, что ныне в моих глазах мировой кризис, диалектика, исторический материализм, рыночная экономика, Сократ и Эйнштейн, курсы валют, расценки на шлюшек, наши споры в политбюро и даже ежегодные майские призывы в газете «Правда» представляются мне полной мурой. В свое время партия и товарищ Хрущев изрядно измутузили поэта Андрея Вознесенского, а ведь у него правильно сказано: «Оза, Роза ли, стервоза − как скучны метаморфозы, в ящик рано или поздно… Жизнь была – а на фига?!» Вот я всю жизнь трудился как вол, жертвовал собой, не разводился с женой ради дела партии, в конце концов, именно я укрепил и сделал могущественным наш комитет государственной безопасности! А чем я запомнился в народе? Лишь тем, что чуть-чуть снизил цену на водку. И все! Все забыли эти сукины дети! А через год забудут и о водке. Как писал поэт, «все лишь бредни, шерри бренди, ангел мой!» К чему я веду, дорогой мой Мисаил? А к тому, что человеческое существо, так называемое хомо сапиенс, грешно с тех пор, как легкомысленный Адам преступно совокупился с давалкой Евой. В человеке вечно сидит и гадит бес, выворачивает наоборот самые лучшие намерения и поступки. Посему человек никогда не станет настоящим коллективистом. А это означает, что наша «Голгофа» без радикальной коррекции обречена на провал даже при самом благополучном исходе. Ведь всегда найдется какая-нибудь диссидентская мразь, которая все поломает и вернет на гнусные буржуазные рельсы. У них же пустые головы, не зря отец либералов Джон Стюарт Милль говорил о таких как о «конгломерате посредственностей»!

Это неожиданное признание потрясло меня, и я заплакал. Слезы ручьями текли у меня по лицу и замерзали под морозным ветром. Юрий Владимирович обнял меня за плечи и по-отечески прижал к себе.

– Успокойтесь, Мисаил, всегда помните, что даже в самые тяжкие моменты истории наш Железный Феликс думал о беспризорниках! Слушайте внимательно: мы войдем в светлое будущее совсем иным путем. Совсем недавно я через вашу голову дал указание Вове развивать цифровую экономику, сменить правительство, вы понимаете, к чему это приведет? Появятся роботы. Они заменят дворников, водителей, шахтеров, нефтедобытчиков, продавцов, официантов, силовиков и политиков, даже Думу и администрацию. Высвободятся огромные производительные силы, и что они будут делать? Сначала будут только хлебать водку и трахаться, но это надоест, тем паче что к тому времени пища и алкоголь будут в таблетках, а секс будет тоже оцифрован и овиртуален. Тогда и наступит время, о котором мечтал Маркс. Человек, наш любимый хомо сапиенс, наконец-то сможет самосовершенствоваться, наслаждаться природой, литературой и искусством, читать в оригинале Гегеля и ловить рыбу целыми днями. Появится масса совершенно новых профессий, люди будут много путешествовать, перелетать с планеты на планету. Отныне каждый будет оцифрован и подключен к умным докторам-роботам, которые совершенно объективно смогут замерять его здоровье (и тут же излечивать), а также политические взгляды и умственные способности. Таким образом, образуется новая политическая система: суды роботов, избирательные комиссии всех уровней, состоящие исключительно из роботов, – никаких подтасовок при голосовании, никаких откатов при судействе. Конечно, не обойдется без диссидентской сволочи, но они будут отправлены на Марс, на вечное поселение. Многие считают, что в результате роботизации при коммунизме будут жить одни дебилы. Кстати, а где это записано, что общество должно состоять из интеллектуалов, сплошных галилеев и львов толстых? Пусть будут дебилы, счастливые и здоровые дебилы! Пусть все играют в хоккей! И мы отдохнем! Мы увидим все небо в алмазах! Вот так, Мисаил, вот такие, брат, дела… На нашем застолье обсуждение прошло в целом спокойно. Идеи оцифровки приняли. Ленин тут же начал писать под них новые апрельские тезисы, Плеханов и Бернштейн согласились, но при голосовании по меньшевистской привычке воздержались, наши Леонид Ильич и Борис тут же с горя надрались. Михаил Сергеевич предложил включить идеи оцифровки в новые общечеловеческие ценности. Иудушка Троцкий тут же призвал распространить новую систему на всю Вселенную, а Сталин все одобрил, но предложил расстрелять всех создателей цифровой революции, дабы они не передали свои идеи антикоммунистам. В конце концов все жутко поддали, увлеклись молодым трирским вином, забыли об идеях и стали приставать к присутствующим бабам… В общем, мой дорогой друг, теперь во главе новой «Голгофы» будет у нас Вова. Он хороший исполнитель и правильно считает, что у подчиненных руки растут из попы. Вас, дорогой Мисаил, я оставляю при себе в качестве первого советника, вот и новые условия связи: когда поплывете по Флегетону, попросите старика Харона причалить у песчаного пляжа, где я вас буду ожидать. Опознавательный знак − в правой руке газета «Правда».

Председатель взмахнул крылами и воспарил ввысь.

Не могу сказать, что я был очень расстроен отставкой. И здоровье уже начинало шалить, да и в цифровой революции я особо не кумекал, компьютер использовал только как пишущую машинку, уступающую любимому ундервуду. В сеть выходил редко, всегда восхищался обилием предложений перевести на мой счет крупные суммы и отправлял в ответ все данные моих кредитных карт. Каждый раз удивлялся, что в результате карты обнулялись, что совсем не вязалось с моими представлениями о порядочности. Нет, не отставка меня поразила, а условия связи. Почему Юрий Владимирович прямо не пригласил меня к себе домой? К чему эта явка на пляже у Флегетона и конспирация? Значит, он скрывает свое местонахождение в Раю? Значит, номенклатура и там обосновалась в особо комфортабельном местечке? Значит, опять неравенство, опять нарушение принципов научного коммунизма! От этой несправедливости заболело сердце.

Жить не хотелось.

Я шагал по пустыне, продираясь сквозь беспощадный хамсин, я шел и шел, а мимо пролетали тени, знамена, мантии, коляски, жернова разбитых мельниц, слышался плач младенцев и несчастных женщин. Грязь на коленях, осколки черепов, свист и слова команд, взрывы ядерных бомб. Выли и выли шакалы, заглушая все музыки мира.

Жить не хотелось.

Для чего я жил? Ради чего трудился?

…Снова невидимые скрипки, поющие в гулкую пустоту, оглушительные скрипки в руках у нищих музыкантов.

Гудел, завывал хамсин.

Опускалась ночь.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гастарбайтеров ждут предвыборные неприятности

Гастарбайтеров ждут предвыборные неприятности

Екатерина Трифонова

Различные инициативы власти по ужесточению миграционной политики должны заработать в июне

0
1028
Белоруссия отказалась от нейтралитета в украинском вопросе

Белоруссия отказалась от нейтралитета в украинском вопросе

Антон Ходасевич

Лукашенко играет на стороне России

0
1638
Зеленского призывают готовиться к войне

Зеленского призывают готовиться к войне

Татьяна Ивженко

Вопрос о разрыве дипотношений с Россией может расколоть Верховную раду

0
1278
Дуда переформатировал управление внешней политикой

Дуда переформатировал управление внешней политикой

Валерий Мастеров

Роль польского МИДа теперь сводится к технической поддержке действий президента и правительства

0
1494

Другие новости

Загрузка...