0
5773
Газета Кино Печатная версия

04.07.2022 18:35:00

Фильм "Продукты 24" основан на истории "гольяновских рабов"

Режиссер Михаил Бородин показывает, как нередко живут мигранты в России

Тэги: кинопремьера, продукты 24, михаил бородин, мигранты, гольяновские рабы, театральная критика


кинопремьера, продукты 24, михаил бородин, мигранты, гольяновские рабы, театральная критика Героине фильма удается вырваться из рабского круга. Кадр из фильма

Фильм Михаила Бородина «Продукты 24» выходит в ограниченный – с 4 по 11 июля его покажут в шести городах – кинотеатральный прокат. Премьера картины состоялась на Берлинале, в программе «Панорама» – ее сюжет художественно пересказывает долгоиграющее дело так называемых гольяновских рабов, мигрантов, годами живших без документов в подсобке магазина в одном из спальных районов Москвы. Бородин, родившийся в Узбекистане и оттуда перебравшийся в российскую столицу, и сам не понаслышке знает о проблеме принудительного дискриминирующего труда – эту тему он так или иначе затрагивал в своих короткометражках, предшествовавших «Продуктам 24», его первой полнометражной работе.

На заставленной панельными многоэтажками окраине города будто бы вечные сумерки: в этой непроглядной темноте чужеродно сверкает всеми цветами радуги огромная неоновая вывеска круглосуточного продуктового магазина. Местные жители покупают еду, сигареты, алкоголь, иногда – шоколадки детям. Привычно грубят продавцам, молчаливым девушкам, снующим между полок, возмущаются, что те говорят между собой не по-русски. И даже не подозревают, что творится за шторкой с надписью «служебное помещение». А за ней, в крошечных комнатушках без окон, ютятся уже поколения мигрантов из Узбекистана, Таджикистана, Казахстана. Спят на полу, моются под краном, женятся – с церемонии бракосочетания главной героини, беременной Мухаббат (Зухара Сансызбай), и начинается фильм, – рожают детей. Паспорта давно забрала хозяйка – и магазина, и, получается, всех его работников – Жанна (Людмила Васильева). За любую провинность она жестоко наказывает, за попытку побега, которую совершает одна из продавщиц, – устраивает массовое избиение девушки, настоящую пытку. Покупатели иногда слышат в глубине магазина крики, и зритель вместе с ними догадывается, что там и насилуют, и, кто знает, может быть, убивают. Мухаббат тем не менее удается вырваться – оказавшись на свободе, она находит помощь и себе, и остальным. Но дорогой ценой – в магазине ей приходится оставить маленького сынишку. А значит, порочный круг еще не разорван.

Неоновое свечение кадра в первой части фильма – той, что разворачивается внутри магазина, – напоминает видеоряд современного азиатского кино. Ракурсы, которые выбирает оператор Екатерина Смолина, превращают помещение в бесконечный лабиринт, светящийся неестественным и неуместным розовым цветом стеклянных витрин, переливающийся огоньками автомата с игрушками и какими-то гирляндами, мерцающий записями с камер видеонаблюдения. Именно они, неусыпно следящие за работниками-пленниками, создают первое тревожное ощущение, нарастающее невидимыми звуками и инфернальной фигурой Жанны, раскинувшейся перед мониторами. В болезненных снах-видениях Мухаббат она будет превращаться в страшных сказочных персонажей и каждый раз тянуть свои руки к ребенку, унося его куда-то далеко от матери.

Хрупкие, безмолвные, бесшумные, смотрящие в пол рабы и рабыни по ночам перешептываются, обсуждая даже инопланетян – существование жизни на других планетах кажется им куда более реальным, чем другая жизнь на этой. Михаил Бородин, несмотря на выбранную тему, не спекулирует на ней, обращаясь с историей тонко. Он не обходит вниманием столь важную в данном случае тему имперского равнодушия россиян, но и не давит. Покупатели всех мастей, от алкоголиков до дам с собачками, одинаково отводят глаза и хорошо, если сами не пинают работников-мигрантов. О равноправии и уважении, за редким исключением, нет и речи – и никому, по сути, нет дела.

Во второй части картины, отправляя Мухаббат на ее родину в Узбекистан, режиссер открывает совсем иной сюжетный пласт. Это не спасительное и освободительное путешествие, хотя героиня и вырывается из подсобки на волю, в отчий дом, окруженный бескрайними хлопковыми полями. Картинка становится совсем иной, дышится легче, есть выбор – и это порабощает еще больше. Кажется, что вырваться можно только вверх – так в финале, в одном из своих магических, психоделических снов она заставит магазин взлететь ввысь. Наверное, в космос, туда, где наверняка есть жизнь. 


Читайте также


Гастарбайтеров ограничат в выборе работы

Гастарбайтеров ограничат в выборе работы

Екатерина Трифонова

Регионы предлагают расширить основания для невыдачи мигрантам трудовых патентов

0
2803
За кадром кино про зомби может быть страшнее, чем в кадре

За кадром кино про зомби может быть страшнее, чем в кадре

Наталия Григорьева

В российский прокат выходит фильм "Убойный монтаж"

0
1841
Схватка канона и вольности. "Сатирикон" закрыл сезон премьерой "Грозы"

Схватка канона и вольности. "Сатирикон" закрыл сезон премьерой "Грозы"

Ольга Галахова

0
1812
Квадратные метры дешевеют третий месяц подряд

Квадратные метры дешевеют третий месяц подряд

Михаил Сергеев

Набор мигрантов на стройки в России сократился в шесть раз

0
2297

Другие новости