0
1150
Газета СНГ Печатная версия

28.01.2005 00:00:00

В преддверии еще одной «бархатной революции»

Тэги: акаев, киргизия, сотрудничество, выборы, оппозиция

Завершился визит в Москву президента Киргизии Аскара Акаева. Сразу после переговоров с российским президентом Владимиром Путиным киргизский лидер дал эксклюзивное интервью корреспонденту «НГ».

акаев, киргизия, сотрудничество, выборы, оппозиция По мнению Аскара Акаева, дети президента тоже должны себя попробовать на политическом поприще.
Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

– Аскар Акаевич, многие считают, что волна «бархатных революций» начавшаяся в Грузии и на Украине, захватит и другие страны СНГ, и следующей в этом ряду может оказаться Киргизия. Что, в Киргизии уже созрели предпосылки для революционных перемен?

– Предпосылки, конечно, есть. После грузинских событий я написал книгу, в которой дал анализ технологии «розовой революции» в Грузии. Эта технология работает в странах, где уже подготовлена почва для развития демократии. Уверен, в Туркмении эта технология не сработает. А в Киргизии может, так как у нас уже есть основы демократии, свободно действуют множество оппозиционных СМИ, нет цензуры, создано более 5 тысяч неправительственных организаций. Я часто полемизирую на этот счет с работающим в Бишкеке американским послом. Он склонен считать, что в Киргизии утвердилось авторитарное правление, что в этом плане наша республика ничем не отличается от других стран Центральной Азии. Я с такой оценкой не согласен. Судите сами: если бы в Киргизии было авторитарное правление, то нечего даже было бы пытаться реализовать ту или иную революционную технологию. А раз есть планы устроить у нас очередную «бархатную» революцию, то и говорить надо не об авторитаризме, а о том, что в Киргизии есть пусть и не самая совершенная, но демократия, что эту демократию необходимо укреплять, совершенствовать.

– И грузинская, и украинская революции начинались на фоне крайне низкой популярности теперь уже бывших президентов этих стран. А как с вашим рейтингом?

– Ну, во-первых, у нас нет таких призывов, как это было на Украине, – «Кучму геть!». В Киргизии лозунга «Долой Акаева!» вы не услышите. Более того, согласно социологическому опросу (кстати, проведенному оппозиций), у президента Акаева сегодня очень высокий рейтинг. В прежние годы свою предвыборную кампанию я начинал при поддержке 30% населения. Сегодня же меня поддерживают 42% жителей республики. Оппозиционным лидерам досталось куда меньше: Курманбеку Бакиеву – 6%, Адахану Мадумарову – всего 3%. Подчеркиваю, что этот опрос проводила оппозиция.

Был в этом исследовании еще один вопрос: «Хотите ли вы, чтобы президент Акаев ушел в отставку?» 65% опрошенных ответили отрицательно. Это объясняется просто. За последние годы мы достигли неплохих успехов по программе сокращения бедности. Особенно это заметно в южных регионах страны. Мы активно поддерживали малый и средний бизнес. И народ ощутил это на себе. В экономику южных регионов были привлечены серьезные зарубежные инвестиции. И если южане всегда голосовали за покойного лидера наших коммунистов Абсамата Масалиева, то сегодня, согласно этому опросу, у меня на юге сторонников больше, чем в других регионах. При этом необходимо учитывать, что американцы предпочитают работать именно с южными регионами и их лидерами – Бакиевым, Мадумаровым. Долго искали среди оппозиции даму и нашли – экс-министра иностранных дел Розу Отунбаеву. Сейчас она выполняет роль локомотива для оппозиции.

Еще один фактор – молодежь. Я постоянно работаю с молодежью. Меня всю жизнь критиковали, что по числу университетов Киргизия «впереди планеты всей». Но что делать? Я не мог дать работу молодежи, и сказал, что надо дать молодежи шанс учиться. Сегодня в Киргизии 200 тысяч студентов на 5 миллионов населения. А в соседней Туркмении, к примеру, на 6 миллионов населения – всего 20 тысяч студентов. Лучшие студенты киргизских вузов направляются на учебу за рубеж, их сейчас там более 3 тысяч. Ясно, что студенты меня поддерживают. И, конечно, меня поддерживает столица. Вспомните: в Грузии и на Украине столицы были в руках оппозиции.

– И что, будете вот так – спокойно и бесстрастно – наблюдать за импортом революции? Выходит, прав президент Узбекистана Ислам Каримов, когда критикует вас за неспособность решительно противостоять оппозиции?

– Я всегда был против репрессивных мер, всякого там закручивания, завинчивания политических гаек. Предпочитаю прямой диалог с оппонентами. Благодаря способности власти к диалогу у нас, например, сложились хорошие межконфессиональные отношения. Это ведь ложное представление, что Киргизия если не источник, то прибежище для исламского экстремизма. Деятельность партии «Хизб ут-Тахрир», считающейся в мире откровенно экстремистской, на территории Киргизии запрещена законом. В целом всем другим религиозным конфессиям и течениям мы предоставили свободу. Это и позволяет сохранять стабильность.

Пытаясь перенести «бархатную» революцию в Киргизию, многие не осознают, что у нас, в Центральной Азии – свои специфические особенности, что такого рода схемы смены власти запросто могут перерасти в гражданскую войну. Уже ведь есть опыт Таджикистана, где противостояние оппозиции и власти в итоге привело к 7-летней гражданской войне. Так что у нас такого рода революции будут не столь безболезненны, как, скажем, на Украине или в Грузии. Там европейская культура, там все совершенно другое. Киргизы – это потомственные кочевники. И в этом наше преимущество: у кочевников меньше опасности «заразиться» радикальными идеями. Правда, благодаря финансированию извне, ячейки запрещенной законом «Хизб ут-Тахрир» появились и у нас. И сейчас есть опасность того, что радикальная часть оппозиции готова сомкнуться с радикальными исламскими партиями, что и стало особенно заметно в предвыборной ситуации. Некоторые лидеры нашей оппозиции пользуются их поддержкой, в том числе и финансовой. А это повышает опасность превращения «бархатной» революции в нечто более радикальное.

– В противостоянии революционным угрозам свою поддержку руководству Киргизии пообещал президент РФ Владимир Путин. В чем она будет выражаться? Готовы ли в Бишкеке принять такую помощь от России?

– Мы в Киргизии всегда проводили политику союзничества, дружественных отношений с Россией. И в этом году мы договорились о развитии двусторонних отношений во всех сферах. Конечно, мы всегда нуждаемся в моральной поддержке со стороны России, особенно в такой сложный период, как подготовка к февральским выборам в парламент страны. Народ Киргизии всегда придавал большое значение сближению с Россией, укреплению отношений между нашими странами. Не случайно в Киргизии показывают практически все российские каналы, печатается более десятка российских газет. Для нас очень важно объективное отношение российской общественности к происходящим в Киргизии процессам. И нам достаточно именно такой, моральной поддержки.

– Но ведь в отношениях Москвы и Бишкека есть и серьезный раздражитель – наличие натовской, по сути, американской авиабазы в Манасе. Известно, что российское руководство выступает за ее свертывание. Как с учетом этого будут развиваться отношения между Киргизией и Россией?

– Прежде всего хочу напомнить, что когда в 2001 году президент Буш обратился к нам с просьбой разместить в Киргизии военную базу для проведения антитеррористической операции в Афганистане, я консультировался на этот счет и с российским президентом Владимиром Путиным, и с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Тогда все поддержали проведение антитеррористической операции, поскольку это было в общих интересах. А статус базы НАТО, расквартированной в Манасе, определен в резолюции Совета Безопасности ООН: эта база действует только до тех пор, пока не будет достигнута стабильность в Афганистане. Как только завершится мандат Совбеза ООН, завершается и мандат пребывания американских ВВС в Киргизии.

Для безопасности региона будет достаточно российской авиационной базы, расположенной в Канте. Многие спрашивают, не мешают ли эти две базы друг другу. Нет, даже несмотря на то, что их разделяет всего 30 километров. Напротив, они дополняют друг друга. У них разные задачи. Американская база призвана поддерживать антитеррористическую операцию в Афганистане. А российская база в Канте обеспечивает безопасность во всем Центрально-Азиатском регионе. Впрочем, и в политическом аспекте между ними нет никаких проблем.

– И все-таки кому Киргизия отдает приоритет в стратегическом сотрудничестве – России или США?

– Естественно, Россия всегда была, есть и будет нашим главным стратегическим союзником, партнером. Я давно уже сказал: «Россия дана нам Богом и историей». И во время встреч с президентом Бушем, во время выступлений в Вашингтоне я всегда подчеркиваю: если вы хотите иметь с Киргизией добрые отношения, то вы должны понять и принять, что Киргизия всегда имела и будет иметь добрые отношения с Россией. Впрочем, я как математик предложил формулу «и┘ и», а не «или... или». Исходя из этого зарубежным партнерам и надо строить свои отношения с нашей страной.

– Киргизия готовится к февральским парламентским выборам. Предвыборная кампания уже отмечена некоторыми странностями. В частности, есть решение не допускать к выборам киргизских дипломатов: дескать, они не проживают на территории страны установленные законом сроки. А ведь эти люди находятся за пределами страны по делам службы, по сути, в служебных командировках. Вы отмените ценз оседлости ?

– Как вы знаете, в Бишкеке из-за этого даже прокатилась волна митингов. Кстати, думаю, что это еще один показатель наличия демократии в Киргизии, здесь есть свобода мнений, митингов, шествий, можно открыто выражать свою позицию. Это же касается и парламента, который, кстати, в истории с цензом оседлости пытался исправить свою же ошибку. Действующий закон был принят перед предыдущими выборами. Тогда и я, и председатель Центризбиркома были против принятия этой нормы, вызвавшей сейчас столько шуму. Потому что считал и считаю, что дипломат, работая за границей, находится в командировке, представляет свою страну. Однако лидеры оппозиции, опасаясь конкуренции, в личных интересах все-таки провели нужную им формулировку о запрете на участие в выборах для тех, кто не жил в Киргизии последние пять лет. Сейчас, когда ряд бывших послов оказались в рядах оппозиции, эти же люди пытаются вновь изменить избирательное законодательство.

Последняя попытка парламента изменить норму закона потерпела неудачу. В тот день в парламенте не оказалось кворума. Поправки к закону вообще не прошли, а потому и не направлялись мне на подпись. Безусловно, если бы парламент действовал строго по регламенту и без нарушений, то я бы новую редакцию закона, конечно же, подписал.

– Советовались ли с вами ваши дети, когда решили пойти в политику, выдвинуть свои кандидатуры на парламентских выборах?

– Да, конечно, советовались. Я их выбор уважаю, они уже взрослые, и я хочу, чтобы они нашли свое место в жизни. Рано или поздно, но я буду завершать свою политическую карьеру. Что ж, пусть мои дети тоже пробуют себя на этом поприще.

– Новый год вы начали с поездки в Москву. Что на этот раз было самым главным, остались ли вы довольны визитом?

– Ну, конечно же, доволен. Ведь кроме всего прочего в Москве я встретился с моими друзьями – физиками, математиками. Для меня это крайне важно: в прошлой жизни я все-таки профессиональный ученый. Такие встречи поддерживают, придают сил, как говорится, подзаряжают аккумуляторы.

Но на первом плане, разумеется, впечатления от другой встречи – с российским президентом Владимиром Путиным. Как всегда, обсудили множество проблем, значимых для наших стран. Напомню: на июль намечен официальный визит президента РФ в Бишкек, и мы поставили перед собой задачу выйти на новый уровень сотрудничества. Уже в ближайшее время Россия и Киргизия начинают осваивать совместный проект – строительство крупнейшей электростанции на реке Нарын. Предполагается, что объем инвестиций составит 2 млрд. долл. Для Киргизии это новый этап экономического развития. Такого проекта в новейшей истории нашего государства не было.

– Конкретные участники этого проекта с российской стороны уже известны?

– Строительством скорее всего будет заниматься «Русский алюминий». Для нас это весьма важно, поскольку в будущем мы намерены построить в Киргизии еще и алюминиевый завод. В Киргизии есть для этого все необходимые условия – дешевая электроэнергия и солидные запасы бокситов. Обслуживать новый завод по производству киргизского алюминия будут наши гидроэлектростанции.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Папа Франциск припомнил Европе времена нацистов и Сталина

Папа Франциск припомнил Европе времена нацистов и Сталина

Андрей Мельников

0
741

В делегацию Путина в Индии войдет Сечин

Галина Грачева

0
664
В мультимодальный хаб Краснодара – на трамвае

В мультимодальный хаб Краснодара – на трамвае

Андрей Гусейнов

0
1034
Вклад En+ Group в чистую энергетику получил признание ООН

Вклад En+ Group в чистую энергетику получил признание ООН

Василий Столбунов

0
1541

Другие новости

Загрузка...