0
2015
Газета Дипкурьер Печатная версия

18.02.2008 00:00:00

Москва подозревает Кишинев в двойной игре


Приднестровское урегулирование – главная проблема для президента Молдавии Владимира Воронина.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

На прошлой неделе председатель комиссии по мандатам, регламенту и депутатской этике Верховного совета Приднестровской Молдавской республики Любомир Рыбяк сделал неожиданное заявление. По мнению депутата, со стороны Москвы вскоре могут последовать некие решительные действия по урегулированию приднестровского конфликта. Слухи о грядущем «прорыве» на приднестровском направлении циркулируют уже года два – с начала активизации «челночной дипломатии» между Москвой и Кишиневом, в которой с молдавской стороны принимают участие советник президента Воронина Марк Ткачук и министр реинтеграции Василий Шова, а с российской – заместитель секретаря Совбеза Юрий Зубаков. На этот раз масла в огонь подлил сам президент Молдавии: вернувшись в Кишинев после январского визита в Москву, во время которого состоялись его переговоры с президентом России Владимиром Путиным, Воронин на встрече с аккредитованными в Кишиневе послами заявил, что приднестровскую проблему необходимо решить уже в этом году.

Сразу же после президента Воронина в Москву в очередной раз наведались Ткачук и Шова, что породило новую волну слухов о существовании некоего «секретного плана» урегулирования, «Меморандума Козака-2», который якобы готовится за спиной как западных посредников, так и руководства непризнанной республики. Между тем документ, в 2003 году чуть было не положивший конец многолетнему конфликту на Днестре и вошедший в историю как «Меморандум Козака», не содержал в себе ничего тайного: он был парафирован обеими сторонами, и на каждой его странице стояли подписи двух президентов – Воронина и Смирнова. Вызывает большие сомнения жизнеспособность любых решений, в подготовке которых не принимает участия одна из конфликтующих сторон.

Нейтралитет превыше всего

Хорошо осведомленный источник на Старой площади в беседе с обозревателем «НГ» категорически опроверг предположение о существовании секретных договоренностей с Кишиневом. «Никаких тайных планов у нас нет, – заявил этот источник, пожелавший сохранить анонимность. – Россия заинтересована в сохранении стабильности региона, его экономическом развитии и росте доверия между сторонами. Мы стараемся, чтобы заботу России почувствовали не только в Приднестровье, но и на правом берегу Днестра. И, разумеется, настаиваем на соблюдении российских интересов».

Одним из главных интересов России в этом регионе, по мнению нашего высокопоставленного источника, является сохранение военного нейтралитета Молдавии и гарантии ее невступления в НАТО. Этот вопрос не такой простой, как кажется. Нейтралитет Молдавии зафиксирован в ее Конституции, но сегодня это очень странный нейтралитет. Например, индивидуальный план действий партнерства (IPAP) Молдавия–НАТО предусматривает перевод молдавской армии на натовские стандарты до 2010 года. Молдавия проводит 30–40 совместных с альянсом мероприятий в год. Уровень военного сотрудничества формально нейтральной Молдавии с Североатлантическим альянсом вызывает беспокойство в Москве. «Есть процессы, которые ставят под сомнение, что конституционно закрепленный статус нейтралитета будет сохранен, – заявил «НГ» дипломатический источник. – Поэтому возникает желание получить международно-правовые гарантии».

Так что одним из условий приднестровского урегулирования, по мнению российской стороны, должно стать закрепление нейтрального статуса Молдавии в международно-правовых документах, как это было в свое время сделано в отношении Австрии и Финляндии. «ЕС, НАТО, Россия и США должны гарантировать нейтралитет Молдавии, то есть что она не вступает ни в какие военные блоки, на ее территории не размещаются иностранные военные, – заявил наш собеседник на Старой площади. – Также необходимы меры доверия между Кишиневом и Тирасполем. Позиция России в отношении миротворцев остается неизменной: они выводятся только после полного урегулирования конфликта».

В то же время на сегодняшний день Москва не настаивает на вечном присутствии на Днестре российских войск. Она готова их полностью вывести после окончательного урегулирования конфликта при условии надежных международных гарантий молдавского нейтралитета. Запад же продолжает настаивать на изменении формата миротворческой операции.

«В «Меморандуме Козака» западных партнеров испугала статья 18 о 20-летнем миротворческом присутствии России, – рассказал «НГ» один из непосредственных участников переговоров. – Хотя параметры этого присутствия просто смешны: на обеспечение футбольного матча привлекается больше средств и сил, чем предполагалось использовать. Это чисто символическое присутствие. Один из планов кипрского урегулирования, например, предусматривает присутствие британских, турецких и греческих военных на десятки лет. Почему там это никого не смущает?»

По нашим сведениям, последний приезд в Москву Марка Ткачука и Василия Шовы связан именно с поиском решений по гарантиям молдавского нейтралитета. В то же время президент Воронин в интервью «Кишиневскому обозревателю» уже заявил, что не считает необходимым обеспечить международные гарантии нейтралитета Молдавии. То есть ситуация становится совсем сюрреалистической.

«План три Д»

Еще в 2005 году парламент Молдавии принял Закон «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)». Закон этот известен как «план три Д» (демилитаризация, декриминализация, демократизация) и получил у кишиневских остряков прозвище «Дай дураку дорогу». Эти самые три Д первоначально планировалось распространить на всю Молдавию, но потом оказалось, что демилитаризации, декриминализации и демократизации планируют подвергнуть только Приднестровье. Закон предусматривает сохранение унитарного молдавского государства, предоставление Приднестровью статуса автономии и проведение там выборов под международным контролем. До этого из региона должны быть выведены российские миротворцы, а силовые структуры Приднестровья – демонтированы. Вместо миротворцев в регион должны быть введены международные военные и гражданские наблюдатели под эгидой НАТО. В уже упомянутом интервью Владимир Воронин заявил, что урегулирование должно происходить только на основе этого закона.

Наши собеседники полагают, что в таком случае говорить с Кишиневом вообще не о чем. «Если есть этот закон, тогда никакие переговоры не нужны, – пояснил российский дипломат, хорошо знакомый с проблемой. – Нужно просто заставить Приднестровье жить по этому закону. Но проблема в том, что Кишиневу это не по силам. И тогда начинаются магические пассы на тему «Кто заставит этих заблудших детей Приднестровья вернуться в правовое поле Молдавии?». Возникает желание, чтобы кто-то большой и сильный выкрутил руки кому-то в Тирасполе.

По нашей информации, сейчас усилия молдавской стороны направлены именно на то, чтобы уговорить Москву оказать воздействие на Тирасполь. Остается понять, с какой стати Москва станет вдруг это делать. Тем более что Ткачуку и Шове здесь элементарно не доверяют. Например, один из участников переговоров жаловался мне, что западные партнеры всегда демонстрировали поразительную осведомленность обо всех нюансах и деталях якобы «доверительных» консультаций. Даже складывалось ощущение, что все молдавские предложения предварительно согласовываются в Брюсселе или Вашингтоне.

«По классическим канонам дипломатии так делать не принято: если идет доверительный диалог, то он доверительный. Если разговор происходит с участием третьей стороны, то это уже не диалог, а обсуждение за круглым столом», – считает дипломат.

Именно такая двойная игра Кишинева похоронила в 2003 году «Меморандум Козака», и оскорбления, которое нанес тогда Воронин Путину, вынужденному в последний момент отменить свой визит в Кишинев, в Кремле не забыли. Этот документ до сих пор оценивают в Москве как «толковый», учитывающий интересы обоих берегов Днестра. Судя по всему, российскую сторону устроила бы какая-то форма его реинкарнации, но это невозможно совместить с законом «трех Д». Кстати, пока он не отменен, формально любые переговоры о статусе Приднестровья – это нарушение молдавского законодательства. А Шова, например, вообще может быть объявлен изменником родины.

«Мы регулярно встречаемся с Ткачуком и Шовой, – сказал «НГ» источник в российском МИДе. – Они поют, как соловьи. Но проблема в том, что параллельно они встречаются с нашими западными партнерами. Им они поют совсем другие песни».

Продавцы пылесосов

На самом деле приднестровское урегулирование зашло сегодня в полный тупик. Это оценка некоторых дипломатов, непосредственно вовлеченных в переговорный процесс. Между сторонами нет никакого диалога, нет прямых контактов, они стоят на диаметрально противоположных позициях. Два берега Днестра вообще ни о чем не разговаривают друг с другом больше двух лет, с момента введения Кишиневом и Киевом нового таможенного режима для Приднестровья, который в Тирасполе расценили как объявление экономической блокады. Поэтому сейчас основная проблема: как вывести Кишинев и Тирасполь на возобновление прямого диалога.

– Представьте, что вам звонит коммивояжер и предлагает купить пылесос, – говорит один из наших собеседников. – Пылесос вам не нужен, но вас убеждают, что он нужен вашему соседу. «Ну идите к соседу». «Нет, именно вы должны принять решение, что соседу нужен этот пылесос». А западные коллеги подтверждают: «И правда, классный пылесос». Так берите пылесос – и в Тирасполь. В чем проблема?

По нашей информации, хотя вариант с признанием Приднестровья окончательно не исключен, сегодня для Москвы более актуальна другая задача – не допустить аншлюса бывшей Бессарабии со стороны Румынии, где после вступления в Евросоюз все откровеннее звучат призывы к воссоединению с «братьями на левом берегу Прута».

«Сегодня у России есть желание удержать всю Молдавию в сфере своих интересов, а не только одно Приднестровье, – сказал «НГ» генеральный секретарь Межпарламентской ассамблеи непризнанных государств, бывший спикер парламента Приднестровья Григорий Маракуца. – России нужен более широкий плацдарм для присутствия в этом регионе Европы. Для нее принципиально важно не допустить замыкания цепочки государств-лимитрофов, «санитарного кордона» от Прибалтики до Черного моря».

В то же время у Владимира Воронина заканчивается президентский срок. Прошедшие в прошлом году выборы в местные органы власти показали, что население Молдавии разочаровалось в коммунистах, поэтому выборы 2009 года могут стать для их лидера Воронина большой проблемой. Ему крайне необходимо показать народу если не решение, то хотя бы видимость решения приднестровской проблемы. Однако непонятно, с какой стати Россия будет ему подыгрывать, не получив надежных гарантий соблюдения своих интересов. Ведь даже неприкосновенность российской собственности в Приднестровье пока гарантирована только на словах: в Молдавии принят закон, объявивший незаконными все сделки, заключенные без согласования с Кишиневом. Вряд ли имеют хорошую перспективу и попытки Кишинева отыскать на левом берегу более сговорчивых партнеров. Во-первых, еще не факт, что молодой спикер приднестровского парламента Евгений Шевчук, на которого Кишинев почему-то имеет некие виды, окажется более склонным к компромиссу, чем бессменный лидер ПМР Игорь Смирнов. Считается, что партия Шевчука «Обновление» имеет поддержку определенных бизнес-структур Левобережья.

Хорошо осведомленный источник в Тирасполе прокомментировал эту ситуацию так: «Те, кому есть что терять, вряд ли сдадут свои позиции. Это люди, пришедшие из бизнеса, у них есть имущество, и они знают, что с приходом сюда молдавской власти они могут это имущество потерять. Пример у всех перед глазами: как обобрали аджарских предпринимателей, которым Тбилиси перед этим дал все мыслимые гарантии.

Во-вторых, непонятно, как молдавская сторона надеется обойти Игоря Смирнова? То, что в Москве к нему появились некоторые «вопросы», это правда. Там сетуют, что не наблюдали должной «чистоты и прозрачности» при распределении российской гуманитарной помощи в 2006 году. Поэтому теперь российская помощь распределяется через Верховный совет. В Москве также удивлены поведением невестки президента Марины Смирновой, которая осенью баллотировалась в Госдуму по Ямало-Ненецкому автономному округу от партии «Справедливая Россия». Тем не менее договариваться Кишиневу придется, видимо, именно со Смирновым».

«Оснований для импичмента президенту Смирнову нет, так что его досрочный уход возможен только в случае добровольной отставки, – говорит Григорий Маракуца. – Но он, по-моему, в отставку не собирается.

К тому же в осажденной крепости коменданта не меняют – а непризнанная республика после принятия молдавским парламентом «плана трех Д», в условиях фактической блокады со стороны Кишинева и Киева, в глазах приднестровцев безусловно является осажденной крепостью».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Исламабад и Кабул активизировали «дипломатию генералов»

Исламабад и Кабул активизировали «дипломатию генералов»

Андрей Серенко

Лондон становится главным посредником в отношениях Афганистана и Пакистана

0
916
Кто весел не бросил

Кто весел не бросил

Валерий Андрианов

«Роснефть» вновь демонстрирует впечатляющие финансовые и производственные показатели

0
722
En+ Group берет под опеку молодых медиков

En+ Group берет под опеку молодых медиков

Василий Столбунов

Гендиректор ООО «РУСАЛ Медицинский центр» Валерий Савельев о целевой программе для врачей-ординаторов

0
955
«Роснефть» сохраняет лидерство среди нефтяных мейджоров

«Роснефть» сохраняет лидерство среди нефтяных мейджоров

Галина Грачева

Результаты компании в первом квартале года оказались лучше, чем рассчитывали аналитики

0
985

Другие новости

Загрузка...