1
11715
Газета Дипкурьер Печатная версия

16.02.2015 00:01:00

Новый образ лимитрофных государств

Между Западом и Востоком создается искусственная демаркационная линия

Владимир Оленченко

Об авторе: Владимир Анатольевич Оленченко – действительный государственный советник, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН.

Тэги: сша, нато, страны балтии, восточная европа, даля грибаускайте


Президент Литвы Даля Грибаускайте отличается особой антироссийской активностью.		Фото Reuters
Президент Литвы Даля Грибаускайте отличается особой антироссийской активностью. Фото Reuters

Недавно американская дипломатия ввела в оборот термин «прифронтовые государства», имея в виду страны Балтии и Восточной Европы. Наделение США новым статусом этих стран можно понять и как косвенное признание России своим противником, и как намерение поддерживать конфликт в Украине, снабжая ее оружием. В НАТО термин восприняли как указание и в развитие саммита в Уэльсе (04–05.09.14.) на министерской встрече в Брюсселе (05.02.15) приняли план по формированию передовых сил быстрого реагирования и строительству командных центров альянса в шести восточноевропейских странах.

Для понимания внешней политики США иногда удобнее смотреть на нее через призму американских заимствований внешнеполитических приемов и методов из мировой практики. Так, сейчас США применительно к Европе активно прибегают к инструменту лимитрофных государств. Это понятие возникло в Римской империи, которая, как известно, не допускала возможности союзников, то есть себе равных, и исходила из необходимости подбора пособников для достижения своих целей. Одним из вариантов служили лимитрофные государства (от лат. limitrophus  – пограничный). Они находились на окраинах империи, сохраняли относительную самостоятельность, предоставляли свою территорию для стационарного размещения регулярных войск империи, финансировали все расходы пребывания войск империи на своей территории, участвовали в организационных мероприятиях по активному сдерживанию потенциального противника и в таком виде служили первым рубежом обороны империи.

На данный момент в Европе сложилась группа стран, которые подпадают под изложенное выше определение не только по формальным признакам, но и по содержанию. Речь идет о решениях, принятых в 2014 году, о размещении регулярных американских воинских подразделений в странах Балтии и Восточной Европы на постоянной основе. Их содержание в полном объеме, включая снабжение американских военных горюче-смазочными материалами, берет на себя, например, Литва.

К особенностям нового образа лимитрофных государств можно отнести следующие черты. Во-первых, империя, интересы, которой они вызвались оберегать, территориально находится в другой части света. Соответственно современные лимитрофы охраняют не ее географические рубежи, а созданные империей виртуальные границы, которые в политическом обиходе известны как разделительные линии в Европе.

Во-вторых, государства размещения американских войск образуют цепочку, пролегающую от севера Европы до ее южных границ, что служит основанием назвать ее искусственной демаркационной линией между Востоком и Западом. Это содержание в военном отношении усиливает то обстоятельство, что несколько стран из ее состава (Польша, Румыния) в будущем предназначены для размещения европейских элементов глобальной ПРО.

В-третьих, активность лимитрофов развертывается на два фронта, то есть и на Восток, и на Запад в равной мере, и хотя направлена вроде в разные стороны, но подчинена одной цели – генерировать и поддерживать между ними враждебность или по меньшей мере конфронтацию. Что касается лимитрофной активности на восточном направлении, то здесь хронически преобладает антироссийская риторика и внешнеполитические враждебные выпады. Ее анализ свидетельствует о том, что лимитрофная русофобия носит надуманный характер и представляет собой ретрансляцию чужих взглядов.

В Западной Европе лимитрофные государства имеют устойчивую репутацию непримиримых противников России. Они выступают главным источником систематических антироссийских инициатив, которым стремятся придать общеевропейский характер. Вместе с тем если взять страны Балтии, то ни по численности совокупного прибалтийского населения (1,3% общей численности населения Евросоюза), ни по совокупному прибалтийскому вкладу в ВВП ЕС (0,56% общего объема ВВП) веских оснований для таких амбиций не просматривается. Еврокомиссии, видимо, уместно задаться вопросом, почему внешнеполитическая деятельность ЕС должна базироваться на мнении государств, чье совокупное участие в экономике ЕС измеряется 0,5%.

В то же время будет заблуждением олицетворять, к примеру, русофобию прибалтийского политического руководства с мнением населения стран Балтии, хотя западные партнеры хотели бы представить дело именно так. В действительности в странах Балтии наблюдается тенденция все большего расхождения взглядов населения и руководства. Наглядно это проявляется в результатах выборов. Так, в Литве на президентских выборах в мае 2014-го Даля Грибаускайте, известная свой антироссийской активностью, смогла переизбраться лишь со второй попытки. На парламентских выборах в Латвии в минувшем ноябре ни одна из партий правительственной коалиции, генерирующей русофобию, не смогла выйти на первое место, так как избиратели отдали предпочтение партии «Согласие», выступающей с позиций сбалансированных отношений с Россией. 

Политическая же элита Эстонии проявила дальновидность. Правящая там партия реформаторов еще в марте 2014 года расторгла коалицию с родственными ей консерваторами и вступила в соглашение с местными социал-демократами, которые выступают, в частности, за нормализацию отношений с РФ. Можно даже говорить о некоторой закономерности: чем меньше у прибалтийского руководства поддержки местного электората, тем более оно агрессивно по отношению к России.

К особенностям нового образа лимитрофных государств следует отнести и схему их функционирования. За ее основу взята пришедшая из США модель корпоративного управления, которая состоит из трех элементов: приглашенные управляющие, заемные средства, обеспечение роста любой ценой. Здесь снова пригодится пример стран Балтии. Приглашенные управляющие: Латвия – Вайра Вике Фрейберга, Литва – Валдас Адамкус, Эстония – Тоомас Хендрик Ильвес. Заемные средства, предоставленные североевропейским капиталом, рост национальных ВВП на уровне 7–10%, который достигался за счет оборота финансового капитала из Скандинавии, породили миф о процветании стран Балтии. В действительности за коротким и эффектным всплеском (2004–2008) последовало сокрушительное падение национальных ВВП, которое выразилось в деиндустриализации, безработице, массовой эмиграции, 60-миллиардном долге и перспективе восстановить докризисный уровень ВВП лишь к 2020 году.

Приведенную модель управления американский аналитик Майкл Кэхилл остроумно окрестил финансовым Бермудским треугольником, имея в виду указанные выше три ее базисных элемента, которые в таком сочетании могут губить частные компании и страны. Порочность модели он видел в том, что деятельность управляющих оценивается по цифрам темпов прироста, а прирост легче всего достигается за счет масштабного прилива заемных средств, которые через некоторое время начинают называться своим истинным именем – долгом, способным довести активы компании до обесценивания, управляющие же материальной ответственности за банкротство не несут и вольны покинуть компанию в удобный для себя момент.

Особенностью лимитрофных государств выступает и то, что они занимаются рекрутированием новых лимитрофов. Наиболее ярко это просматривается на примере Украины, в отношении которой прибалтийские и восточноевропейские страны проявляют активность в передаче своего опыта. В Украине прививается та же модель управления государством: приглашенные управляющие, заемные средства и поиск за рамками реального сектора источников впечатляющего роста. Следует признать, что модель украинского правительства может претендовать на титул инновационной в том смысле, что в Киеве может быть впервые приглашенный управляющий и представитель ссудного капитала объединены в одном лице. Два примера: Наталья Яресько (США) – глава украинского Минфина и Айварс Абромавичус (Литва) – руководитель Минэкономики. Оба пришли в украинское правительство из частных компаний ссудного капитала.

Возникает ряд риторических вопросов к Западной Европе. Зачем Евросоюзу дотировать лимитрофные государства, которые отвлекают его от углубления интеграции и препятствуют развитию его связей с географическими соседями? Зачем вкладывать силы и средства в формирование из Украины лимитрофного государства? Зачем Евросоюзу содействовать ремейку выхода из глобального кризиса за счет обновленного сценария 1933 года в Европе? Зачем самому Евросоюзу уподобляться лимитрофному государству, используя свой потенциал для обеспечения интересов третьего государства?


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


"Адмирал Нахимов" станет самым мощным кораблем ВМФ

"Адмирал Нахимов" станет самым мощным кораблем ВМФ

0
94
Десантников вооружат летающими танками

Десантников вооружат летающими танками

0
99
Москва предлагает Вашингтону меняться дипломатами

Москва предлагает Вашингтону меняться дипломатами

Геннадий Петров

Представители двух стран пока по-разному отвечают на визовый вопрос

0
307
Россия догнала Европу по отпускному неравенству

Россия догнала Европу по отпускному неравенству

Анатолий Комраков

Низкие доходы не позволяют выезжать на отдых около трети граждан

0
298

Другие новости

Загрузка...