0
1601
Газета Культура Печатная версия

21.05.2009 00:00:00

Черный болгарский

Тэги: кино, премьера


Большеголовый, бритый наголо амбал с татуировкой "Человек - это звучит гордо" на спине. Носит кличку Моль. Он отсидел пятнцадцать лет в камере по ложному обвинению, и тюрьма его, конечно, изменила. Выходя из нее и получая назад свои вещи - сиротливый куль с одеждой и пару мятых денежных бумажек, он эти приветы из далекого прошлого небрежно бросает на пол: деньги обесценились, да и куцей одежонке на смену пришел шикарный кожаный плащ. Себе он оставляет только шарик черной смолы, который и будет грызть весь фильм - он-то и называется "дзифт".

Полуторачасовой "Дзифт" кажется тянущимся невероятно долго. Концентрация образов на один квадратный сантиметр тут зашкаливает, и театральный режиссер Явор Грдев, для которого этот фильм - дебют, как будто боится, что хотя бы один кадр останется без смысла. Камера бежит по зековской душевой - и получается панорама жутких существ, паноптикум. Малолетки, педерасты, татуированные старики, шахматисты - и за каждого глаз должен зацепиться. Звук – под стать картинке, если герои молчат (а молчат они чаще всего), то зритель слышит непрерывный закадровый текст, главный герой рассказывает свою жизнь. И этот закадровый текст формирует в данном случае жанр фильма, оказывается стержнем, на котором картины жуткого социалистического концлагеря, который простирается далеко за пределы зоны, нанизаны.

Визуальная многослойность в "Дзифте" тянет за собой и насыщенность (или даже пресыщенность) месседжа. Но главное в "Дзифте" - не эта наваристость, избыточность. Главное - удивительное, сразу бросающееся в глаза сочетание абсолютной жанровой четкости (ясное дело, нуар, две копейки за шкуру бандита и неудачника) и абсолютной нестандартности для этого жанра режиссерского почерка. Именно на их стыке фильм и существует. Где-то между "Хрусталев, машину" (в смысле достоверности и осязаемости жути) и "Городом грехов" (в смысле нуаровой внятности и четкости). Эта смесь оказывается в "Дзифте" естественной, органичной. Грдев вытравляет из нуара его суть: "Дзифт" это если и история про одинокого сильного человека, то в последнюю очередь. А в первую - это рефлексия на тему жестокой социалистической реальности. При всем внимании к деталям и характерам, получается, что актеры играют, в первую очередь, пространство, тухлый социалистический черно-белый мир. Они все - не столько порождения его, сколько составляющие. Главный герой - тоже не ангелок: историю его ареста Грдев показывает ретроспективно, монтируя невероятно гладко, сливая воедино со сценой пытки Моли в жутком подвале. Свободы нет - и на воле чудится надзиратель в дамском белье. А то, что эту свободу составляет - не стоит и выеденного яйца - вожделенный секс монтируется с жизнью жалких богомолов. Да и происходит он на месте преступления, где мелом очерчен силуэт трупа. И кусочек смолы - не признак крутости и не зубочистка во рту. Садомазохизм: ясно, что о него зубы сломаешь.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Украине готовятся к "черной среде"

В Украине готовятся к "черной среде"

Татьяна Ивженко

Выступление Зеленского в Верховной раде пройдет на фоне акций протеста

0
892
ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

Антон Ходасевич

Очередные санкции против Белоруссии могут быть утверждены на днях

0
799
Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Анатолий Комраков

Повысить продолжительность жизни без увеличения госрасходов на здравоохранение другим странам не удавалось

0
792
Военнообязанных женщин в России станет больше

Военнообязанных женщин в России станет больше

Владимир Мухин

Систему подготовки армейского кадрового резерва в гражданских вузах возьмут под контроль главки Минобороны

0
746

Другие новости

Загрузка...