0
2702
Газета Культура Печатная версия

11.04.2011 00:00:00

И тот полет падению сродни

Тэги: россия, кино, ника, премия


россия, кино, ника, премия Еще поборемся с ремейками... Сергей Юрский.
Фото РИА Новости

В четверг в Московском театре оперетты прошла 24-я церемония вручения Национальной кинематографической премии «Ника», определившая лучшее и лучших в российском кино за 2010 год. На главный приз претендовали пять фильмов: «Брестская крепость» Александра Котта, «Как я провел этим летом» Алексея Попогребского, «Кочегар» Алексея Балабанова, «Край» Алексея Учителя и «Овсянки» Алексея Федорченко. Выбор киноакадемиков не удивлял, но и радовал не всегда.

24-я торжественная церемония вручения Национальной кинематографической премии «Ника» начиналась с положенной помпой. На сцене уверенно балагурил Юлий Гусман. Пролог, слегка запинаясь, произнес Михаил Ефремов, он как бы заранее уже извинился: «Ну что, коллеги, минул год. Мы, как жена при пьяном муже, все время ждем: прибьет! убьет! А между тем бывает хуже... Тревожит, собственно, одно среди довольства и покоя: у нас не то чтоб нет кино, но как-то мало, и такое, что стало стыдно награждать, ругать смешно, смеяться подло...» Ефремовский длинный монолог подвел к забавному выводу: обмельчало все, потому что «мы все живем внутри ремейка».

Тема ремейков на «Нике-24» сквозной не стала. Более последовательной была винительно-ругательная линия. Она достигла накала, когда на сцене оказался Семен Слепаков (когда-то капитан команды КВН из Пятигорска, сейчас – один из создателей фильма «Наша Russia: Яйца судьбы»). Он прилюдно повинился за свое кинодетище и под гитару спел песенку, последовательно выстраивая в ней и панораму современного нашего кино, и забивая гвоздь за гвоздем в крышку его же гроба, попутно отвечая на вопрос: «Где российское кино?» «Там, где грустно и темно┘ В нашей русской кинопопе». Слепаковская художественная самодеятельность пришлась примерно на середину церемонии. Дальше было уже не так остро и не так интересно. Яркие номера никак не складывались в единое целое, множились шутки, иногда совсем плоские, и благодарности спонсорам, иногда совсем не прикрытые, а также к делу и не к делу вспоминали всевозможные патриотические круглые даты.

Перекосы прослеживались и в распределении призов. Когда судили анимацию, выбор выглядел логично. Если 75-минутный пластилиновый «Гадкий утенок» Гарри Бардина соперничает с двумя рисованными 15-минутными мультфильмами, ясно же, кому достанется «Ника», хотя бы из-за явной технологической асимметрии. Логично было, когда выбирали победителя в номинации лучшая женская роль первого и второго плана и отдали премии Нине Руслановой и Ирине Муравьевой. Их игра в совершенно не обязательной, вроде бы беспричинной комедии «Китайская бабушка» действительно заставляет почтенно склонить голову. Вряд ли будут спорить, особенно женская половина, по поводу Владимира Машкова – лучшего актера первого плана (фильм «Край»). И по поводу Евгения Миронова – лучшего актера второго плана («Утомленные солнцем-2»), все-таки в неживом фильме живой герой. Миронов даже пошутил: «Второй раз мне Никита Сергеевич Михалков предоставляет эпизод, и второй раз я за него получаю награду». Безусловно, заслужил свою, между прочим, первую «Нику» Сергей Юрский – за «Честь и достоинство» (он, кстати, заметил со сцены, что ни разу не был даже номинантом на какую-либо премию, чем ввел публику в заблуждение – Юрский и лауреат «Золотой маски», и лауреат «Кинотавра»). Радостно за Дмитрия Мамулию, который снял фильм «Другое небо», вложив туда аккуратно сделанный слоеный образ современного мегаполиса, – он стал открытием года на «Нике». Очевидно, что трудно было обойти вниманием международного фестивального любимца «Овсянки»: ему дали призы за музыку (Андрей Карасев) и за лучший сценарий (Денис Осокин). Не могли обойти и другого успешного фестивальщика – полярную драму про метеорологов «Как я провел этим летом», ее режиссера, Алексея Попогребского, признали лучшим. «Брестской крепости» дали премию за лучшую звукорежиссуру (Филипп Ламшин, Анатолий Белозеров), лучшую работу художника (Алим Матвейчук) и лучшую работу художника по костюмам (Сергей Стручев, Владимир Корецкий). Это тоже понятно.

Не очень понятно, как «Ника» за лучшую операторскую работу досталась фильму «Край» при гораздо более интересных в этом отношении конкурентах – «Овсянках» и «Как я провел этим летом». На счету оператора Юрия Клименко много удачных фильмов, где кадр хочется останавливать, изучать, разглядывать, измерять. Но «Край»? И совсем уже непонятно, как он победил в главной номинации и стал лучшим фильмом 2010 года. За выдуманную, одноразовую историю? За подголливудский финал? За то, что «Оскар» обошел его вниманием? Тут уж гордый полет богини Ники скорее напоминает упражнения в свободном падении.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Челночная дипломатия Германии

Челночная дипломатия Германии

Олег Никифоров

Год Германии в России стал поводом для многочисленных визитов немецких государственных деятелей

0
541
Лукашенко подозревают в планах продать родину

Лукашенко подозревают в планах продать родину

Антон Ходасевич

Оппоненты белорусской власти предлагают Тихановской объявить себя главой государства

1
1458
В Молдавии собираются переизбрать и парламент, и президента

В Молдавии собираются переизбрать и парламент, и президента

Светлана Гамова

Конституционный суд республики попал под подозрение

1
1091
Зеленскому припоминают стадионные обещания

Зеленскому припоминают стадионные обещания

Татьяна Ивженко

В Украине подводят итоги двух лет после "электоральной революции"

0
1017

Другие новости

Загрузка...