0
5244
Газета Экономика Интернет-версия

03.06.2016 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Вскочить в уходящий евразийский поезд

Игорь Макаров

Об авторе: Игорь Алексеевич Макаров - старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ, кандидат экономических наук

Тэги: экономика, сибирь, дальний восток, атр


экономика, сибирь, дальний восток, атр Фото Reuters

Активизация политического и экономического сотрудничества со странами Азии важна и нужна не столько сама по себе, но и как инструмент и ресурс ускоренного социально-экономического развития российского Зауралья – Сибири и Дальнего Востока. При этом объективные возможности для развития, появившиеся у Сибири и Дальнего Востока в связи с быстрым экономическим ростом азиатских стран, невозможно реализовать без выстраивания новой системы управления регионом на федеральном и местном уровнях. Нужно создавать «паруса», в которые Россия ловит ветер азиатского роста. Этот процесс начался в 2012 году, когда было создано Министерство по развитию Дальнего Востока.

За три года существования ведомства сменился министр, была пересмотрена модель развития региона, разработано и запущено множество новых инструментов ее реализации. Сейчас можно подвести некоторые предварительные итоги.

За 2015 год сформирована институциональная база поворота на Восток. Отобраны девять первых территорий опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке. Три из них – «Комсомольск» (специализация на производстве деталей для авиастроения и деревообработке), «Хабаровск» (металлургический завод, агропромышленный тепличный комплекс, складской транспортно-логистический комплекс и аэропорт) и «Надеждинская» (транспортно-логистический комплекс, кондитерский завод, предприятия пищепрома по производству полуфабрикатов) – уже запущены. Определен перечень инвестиционных проектов. По итогам 2015 года он содержал шесть инициатив, в феврале 2016-го дополнен еще тремя. Созданы институты развития региона – Фонд и Корпорация развития Дальнего Востока, агентства по развитию человеческого капитала, по привлечению инвестиций и поддержке экспорта на Дальнем Востоке. Закреплен статус Владивостока как свободного порта.

Общероссийские проблемы в экономике не обошли Дальний Восток стороной, но на фоне рецессии в стране регион в целом все же демонстрирует позитивную динамику и по объемам инвестиций, и по темпам промышленного роста. Сейчас необходимо работать над увязыванием планов и проектов национальных и международных институтов развития. Наступает ключевой момент внутрироссийского поворота на Восток. Велик соблазн приостановиться: процесс формирования новой структуры управления регионом завершен, теперь можно подождать результатов. Однако такой подход был бы ошибкой. Во-первых, относительно благоприятные социально-экономические показатели Дальнего Востока в целом скрывают значительные региональные диспропорции. При быстром развитии Сахалинской и Магаданской областей крупнейшие субъекты Федерации за Байкалом – Приморский и Хабаровский края – показывают отрицательную динамику, повторяющую или даже уступающую средним значениям по стране.

Во-вторых, структурные проблемы развития Дальнего Востока никуда не делись: экономика по-прежнему имеет исключительно сырьевой характер, иностранный капитал пока не идет, а отток населения продолжается.

В-третьих, с момента начала активной государственной политики развития Дальнего Востока существенно изменилась внешняя среда. Надежды на массированный приток инвестиций из-за границы пока не оправдываются. В ТОРах зарегистрирован только один зарубежный резидент. Коммерческие банки и инвестиционные фонды азиатских стран оценивают риски вложений в Россию как высокие на фоне общеэкономических проблем, политических рисков и санкций. В марте 2016 года Bank of China предоставил кредит «Газпрому» на 2 млрд евро. Но в целом среди китайских финансовых институтов активность в отношении России проявляют преимущественно не коммерческие банки, а институты развития и Фонд Шелкового пути. При этом условия предоставления кредитов, как правило, малопривлекательны.

Другая важная тенденция – поворот Китая на Запад. Он пытается продлить экстенсивный рост за счет ускоренного развития относительно слабо развитых внутренних районов, вовлечь в свою модель развития страны Центральной Евразии, проложить дорогу для дальнейшей экспансии на юго-запад и в направлении Европы, диверсифицировать риски экспортных поставок в условиях обострившейся конкуренции с США на морях.

Текущая модель развития восточных территорий России заключается в создании экспортно ориентированных производств и привлечении крупных игроков из-за рубежа. Ключевым инструментом являются ТОРы, основными принципами функционирования которых выступают дерегулирование и налоговое стимулирование. По каждому из параметров, определяющих инвестиционный и деловой климат, показатели в ТОРах должны быть не хуже, чем в стране-лидере в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Например, налоги на прибыль должны быть такими же низкими, как в Гонконге, таможенное оформление грузов – таким же простым, как в Сингапуре, подключение к электросети – таким же быстрым, как в Южной Корее и т.д.

К сожалению, такая модель развития восточных территорий была разработана в иной международной среде и приспособлена именно к ней. Не будучи теперь скорректирована, она может оказаться не способной адаптироваться к новым рискам и использовать открывающиеся возможности. Во-первых, эта политика так и не приобрела системного характера, оставаясь совокупностью полезных, но слабо связанных друг с другом мер. Но этого мало. Невозможно несколькими законами запустить экономическую активность и привлечь инвесторов в регион, в котором это не удалось сделать за последние 25 лет. Не стоит ожидать, что десяток ТОРов, даже если они сработают, как изначально задумывались, кардинально преобразят лицо востока России. Должны последовать более кардинальные меры, связанные не с дополнительными субсидиями, а с переосмыслением принципов развития региональной экономики. Необходимо превращение Сибири и Дальнего Востока в территорию экономической свободы.

Несмотря на богатства ресурсами, главное «проклятие» Сибири – ее континентальность, удаленность от ключевых рынков сбыта, дополненная слабым развитием транспортной инфраструктуры. Запущенный Китаем проект Экономического пояса Шелкового пути открывает новые возможности. Если региону удастся встроиться в создаваемый в Центральной Евразии транспортно-промышленный кластер, он может обрести новое дыхание, обратив недостатки своего географического положения в достоинства.

Происходящие в АТР и в Центральной Евразии процессы разворачиваются очень быстро, и России важно за ними успевать, а лучше – лидировать. Сам поворот на Восток запоздал на десятилетие за бурным экономическим ростом азиатских государств. Сейчас важно не повторять предыдущих упущений.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Власти Грузии начали готовиться к западным санкциям

Власти Грузии начали готовиться к западным санкциям

Артур Аваков

За иностранных агентов Тбилиси заплатит инвестициями

0
1733
Таджикистан усилил контроль на границах

Таджикистан усилил контроль на границах

Виктория Панфилова

Список запрещенных в стране организаций пополнили оппозиционные движения

0
1245
Ползучее омоложение КПРФ начинает ускоряться

Ползучее омоложение КПРФ начинает ускоряться

Дарья Гармоненко

Секретарем горкома Барнаула стал 24-летний депутат Заксобрания Алтайского края

0
1344
Украинскую экономику превратили в теневую рулетку

Украинскую экономику превратили в теневую рулетку

Наталья Приходко

Из-за решений власти все больше людей будет уклоняться от налогов

0
1343

Другие новости