0
5626
Газета Экономика Печатная версия

09.10.2017 19:57:00

Средний класс еще жив, но не уверен в своем будущем

Начавшийся рост зарплат не может компенсировать предыдущее падение

Тэги: экономика, кризис, средний класс, реальные доходы, мониторинг, опрос, бедность, зарплата


экономика, кризис, средний класс, реальные доходы, мониторинг, опрос, бедность, зарплата Покупка автомобиля в долг не добавляет владельцу оптимизма. Фото Reuters

В информационных лентах сошлись две парадоксальным образом связанные новости. С одной стороны, Институт Гайдара и РАНХиГС увидели экономический ужас в глазах сограждан со средним достатком, с другой – Ассоциация европейского бизнеса заметила тех же граждан в очередях за автомобилями: в сентябре 2017 года продажи легковых и легких коммерческих автомобилей выросли на 17,9%. «НГ» постаралась разобраться, как совмещаются два этих фактора.

Почти 60% представителей среднего класса России в той или иной степени испытывают страх перед будущим, сообщили в октябрьском выпуске мониторинга экономической ситуации Институт Гайдара и РАНХиГС. За последний год 12% испытывали его часто, четверть опрошенных (25,4%) иногда, а 21,4% – испытывали, но редко. 41,2% не были подвержены этому чувству никогда.

В среднем классе ученые выделяют так называемое ядро и три группы по степени удаленности от него – ближнюю и дальнюю периферии, а также нижние слои. Они отмечают, что для групп, стоящих на нижних ступенях социальной лестницы, неуверенность в завтрашнем дне присуща в еще большей степени. За последний год страх перед будущим испытывали 64,6% представителей дальней периферии и почти 70% нижних слоев среднего класса.

По данным Левада-Центра, помимо общечеловеческих страхов болезни и смерти, страх бедности занимал в сентябре третью позицию в этом рейтинге с 3,2 балла из 5 возможных. Еще два экономических страха – потери сбережений и работы – на девятом-десятом местах с 2,7 балла.

По мнению психолога Леонида Третьяка, страх обнищания и потери имущества чаще характерен именно для представителей среднего класса, потому что эти люди приложили немалые усилия для приобретения финансовой устойчивости. Однако часто они становится заложниками собственных активов, на сохранение и преумножение которых приходится тратить большие усилия.

В сентябре заложниками материальных активов не побоялись стать почти 150 тыс. россиян. Точнее, такое количество легковых авто было куплено в стране, а это на 17,9% больше, чем в сентябре прошлого года. Значительный рост продаж наблюдается с мая, ежемесячно они растут на 15–18% в сравнении с тем же периодом 2016 года.

На рост спроса и продажи влияют стабилизация экономики и программы господдержки, считает зампред правления «АвтоСпецЦентра» Александр Зиновьев. «Бюджетные автомобили очень часто приобретаются в кредит, и долговые обязательства, как правило, не добавляют потребителям уверенности в завтрашнем дне. Особенно это касается регионов, где доход многих жителей нестабилен», – сказал «НГ» Зиновьев.

«Некоторый рост потребительской активности среднего класса объясняется скорее реализацией отложенного спроса, имевшего место в острую фазу кризиса, когда ожидалось  обвальное падение доходов, чем нынешний, пока слабо наблюдаемый представителями среднего класса  рост ВВП, – сказала «НГ» завлабораторией исследований социального развития РАНХиГС Елена Авраамова. – Страх перед будущим и рост покупательной способности среднего класса не находятся в противоречии. Напротив, желание сделать сколько-нибудь  полезные или выгодные инвестиции  рассматриваются как страховка от неизвестных или нежелательных сценариев».

К апатии и страхам население приводит затяжной выход из экономического застоя, считает эксперт компании «Международный финансовый центр» Роман Блинов. «Можно, конечно, радоваться росту в 2% ВВП, но он не приводит к существенному росту благосостояния населения, к тому же это рост далеко не первой экономики мира», – сказал «НГ» Блинов.

«В таких странах БРИКС, как ЮАР или Бразилия, экономика выправляется еще медленнее, в некоторых странах еврозоны рост не превышает 1%. Дело в том, что механическое увеличение таких показателей, как ВВП или объем промышленного производства, не сопровождается заметной прибавкой в реальных доходах, активным платежеспособным спросом», – говорит шеф-аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. «Средняя зарплата с 1-го квартала 2014 года по России выросла, даже согласно позитивным данным официального Росстата с 30 057 руб. до 38 619 руб. (по состоянию на июль 2017 года). Но это меньше 30% без учета инфляции – а цены по показателям и личных фактических расходов, и издержек в себестоимости для бизнеса выросли примерно вдвое. Люди не только видят и чувствуют это каждый день, но и оценивают, что же ждет их в будущем. Официально рапортуя о начавшемся подъеме Минэкономразвития озвучивает рост реальных доходов всего на 3% по 2017 году и на 4% по 2018-му. Даже если от докризисной «базы» отнять сперва «официально-статистические» 11% снижения доходов в предыдущие три года, а потом прибавлять два года по 3–4%, то получится, снижение доходов – более чем на 5%. На самом же деле люди отлично понимают, что их доходы успели упасть намного сильнее», – отмечает аналитик.

Пушкарев считает, что представители среднего класса и более и менее состоятельные люди не чувствуют пока источников будущего роста своих личных доходов: отсюда страхи, опасения и сохранение сберегательной осторожной модели поведения. «Такая проблема заметна даже в США: отсутствие инфляции при росте ВВП и при рекордно низком уровне безработицы отмечает даже председатель ФРС Джанет Йеллен, называя это «загадкой», и пока они не знают, как добиться оживления потребительского сектора, ждут роста доходов, но в условиях «новой нормальности» люди не спешат требовать более высокую зарплату, а работодатели процесс тем более не форсируют. У нас же страхи и плюс генетическая память населения намного глубже», – заключает Пушкарев.

В стране наблюдается легкий восстановительный спрос, однако ситуация в экономике не развеивает страхи среднего класса, считает старший научный сотрудник РАНХиГС Дмитрий Логинов. «Доходы населения за годы кризиса упали на 15%, тот же автомобильный рынок показал падение в 2015–2016 годах в общей сложности на 40%. И тем не менее до середины 2015 года население довольно легко относилось к кризису, надеясь, что после года-двух начнется мощный рост, который наблюдался в предыдущие годы. Но к середине 2016 года пришло понимание, что резкого роста не будет, кризис надолго – именно это и привело население в состояние легкого ужаса. И хотя в начале 2017-го падение закончилось, у людей нет понимания, когда кризис закончится и как его пережить. У среднего класса большой запрос на образ будущего, но из чего его сформировать – не понятно», – сказал «НГ» Логинов. 


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


В Украине готовятся к "черной среде"

В Украине готовятся к "черной среде"

Татьяна Ивженко

Выступление Зеленского в Верховной раде пройдет на фоне акций протеста

0
911
ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

ЕС не отказывается от идеи наказать Лукашенко за мигрантов

Антон Ходасевич

Очередные санкции против Белоруссии могут быть утверждены на днях

0
815
Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Россияне тратят на медицину вдвое больше, чем жители развитых стран

Анатолий Комраков

Повысить продолжительность жизни без увеличения госрасходов на здравоохранение другим странам не удавалось

0
815
Военнообязанных женщин в России станет больше

Военнообязанных женщин в России станет больше

Владимир Мухин

Систему подготовки армейского кадрового резерва в гражданских вузах возьмут под контроль главки Минобороны

0
761

Другие новости

Загрузка...