0
12930
Газета От редакции Печатная версия

20.04.2023 17:56:00

Что хотел сказать женщинам России режиссер Бояков

Декаданс как национальная идея

Тэги: театр, эпатаж, эдуард бояков, заявления, женщины, избирательные права, новый русский декаданс


театр, эпатаж, эдуард бояков, заявления, женщины, избирательные права, новый русский декаданс На фото Эдуард Бояков. Фото агентства городских новостей "Москва"

Едва ли не наиболее обсуждаемой темой в последние пару суток оказалось заявление режиссера Эдуарда Боякова о том, что женщин надо лишить избирательных прав, а голосовать от имени всего семейства может лишь его глава – мужчина, отец. При этом «мужчина должен иметь столько бюллетеней, сколько у него детей».

В театральном смысле это выступление оказалось не меньшей пощечиной общественному вкусу и не менее яркой находкой, чем во времена оны идея вывести Бузову на подмостки театра, в чьем названии есть слово «академический». Режиссер хорошо поставил эту сцену в интервью, проговорив свою реплику глаза в глаза именно журналистке, а шире – всей матушке России. Стране, которая держится на женской самоотверженности, где миллионы выросли в неполных семьях и у миллионов гражданок которой нет мужа, или, как говорили в старые времена, «хозяина». Такую семью, которую рисует воображение Боякова, можно найти разве что в произведениях Достоевского, Салтыкова-Щедрина, Толстого. Некоторые женщины-депутаты в Госдуме расслышали режиссера и остались им весьма недовольны.

Слова из интервью, наверное, можно считать своеобразной «экстерриториальной» мизансценой последнего спектакля, поставленного Бояковым по рассказу Лескова. Это интерактивное действо, в котором зрителям предлагают «полностью погрузиться» в мир крепостнической России.

Эпатаж? Да.

Но такой эпатаж хорошо считывается именно в контексте развития нового русского декаданса, эксплуатирующего архаическую реконструкцию одновременно в стиле домостроя и антиутопии Оруэлла. Когда-то это было маргинальным течением. Начиналось оно с того, что Александр Дугин в начале 90-х годов ввел в отечественный культурный оборот мифологемы американского писателя Говарда Филипса Лавкрафта с его «крадущимся хаосом». Потом появились экопоселения Германа Стерлигова со зловещими «гробиками», «битой женой» и модными показами с автоматом Калашникова наперевес. А уже в последнее время прозвучала «гойда» Иоанна Охлобыстина, восстали тени опричнины. Апофеоз – вагнерианская эстетика с ее культом силы, кувалдой Тора, сумбуром металлического лязга вместо музыки.

Новый русский декаданс, как и всякий другой декаданс, использует эстетику безобразного, отталкиваясь от всего того, что человечество считает нравственной, позитивной нормой. В этом смысле происходит консервативная революция в стиле вагнерианской эпохи, и ее приемы диаметрально противоположны тем, что использовала политическая мифология советского государства. Это не СССР 2.0, а скорее анти-СССР. Андеграунд, дорвавшийся до ведущих подмостков общественной сцены. Вместо лицемерия – новая искренность, которая отталкивает своим цинизмом гораздо больше, чем лицемерие КПСС.

Демонстративная, вызывающая дезинтеграция может какое-то время поработать на разрушительные эмоции, но в качестве долговременной программы не годится. Впрочем, редко какой спектакль переживает несколько сезонов, и постановщики политических зрелищ это прекрасно знают.

Наверное, не стоит воспринимать Боякова как некоего политрука современного политического театра. Все-таки и он не так давно прослыл пострадавшим, потеряв должность художественного руководителя во МХАТе им. Горького, хотя потом и возродился, будто феникс, в новом театре. Другие деятели нового русского декаданса тоже проносятся метеорами по новостной повестке, а затем вынужденно затухают – до очередной вспышки. Скорее всего их художественно-публицистическая «проповедь» вовсе не мейнстрим, и время эстетики безобразного в конце концов тоже пройдет, ее ждет отставка за ненадобностью. Но эти комиссары от искусства отражают чаяния некоей прослойки граждан, готовых бесконечно проваливаться в кроличью нору, наслаждаясь тем, что не чувствуют дна. 


Читайте также


Повесть "Завтра была война" превратилась в драму идей

Повесть "Завтра была война" превратилась в драму идей

Елизавета Авдошина

В Театре имени Пушкина  актуализировали классику советской литературы

0
1334
Экс-прима Большого Мария Александрова станцевала Пиковую даму

Экс-прима Большого Мария Александрова станцевала Пиковую даму

Наталия Звенигородская

Мировая премьера балета по пушкинской повести создана по заказу Нижегородского театра оперы и балета

0
1011
Страсти по Есенину

Страсти по Есенину

Георгий Ковалевский

Мировая премьера мюзикла Евгения Загота о поэте прошла на сцене Ростовского музыкального театра

0
3485
Берите два: зачем московским худрукам дали еще по одному театру

Берите два: зачем московским худрукам дали еще по одному театру

Елизавета Авдошина

Владимир Машков, Евгений Герасимов и Константин Богомолов обрели новые должности

0
6169

Другие новости