0
6354
Газета Образование Интернет-версия

15.06.2017 00:01:00

Языковая глобализация и "принуждение к английскому языку"

Гульнара Краснова

Об авторе: Гульнара Амангельдиновна Краснова – ведущий научный сотрудник, доктор философских наук, профессор РАНХиГС.

Тэги: егэ, иностранные языки, английский язык, образование


егэ, иностранные языки, английский язык, образование В России изучение английского языка пока не является предметом национальных программ и приоритетных проектов. Фото с сайта www.mos.ru

ЕГЭ по иностранным языкам станет четвертым обязательным предметом уже в 2022 году. Это решение Министерства образования и науки РФ, безусловно, – крайне важное событие, и не только для школьников, которые будут сдавать ЕГЭ в 2022 году, но и для страны в целом. ООН использует в своей практике термин «принуждение к миру» (англ. – peace enforcement operations) для ситуаций, когда необходимо вмешательство внешних сил для ее коррекции или изменения. В случае с ЕГЭ по иностранным языкам можно использовать термин «принуждение к английскому языку» (не вызывает сомнений, что большинство российских школьников будут сдавать именно английский язык).

Должно ли быть «принуждение к английскому языку» только административной мерой? Представляется, что эта проблема является комплексной и даже исторической, а может, и социально-политической, и сидит она глубоко в нашем национальном бытии. К примеру, спор западников со славянофилами, хотя и в других формах и выражениях, идет до сих пор. Зачем нам английский? Поощрять утечку мозгов в Америку?

Возвращаясь к введению ЕГЭ по иностранным языкам, хотелось бы напомнить, что в процессе «принуждения к английскому» важно не столько требовать, сколько создавать условия и стимулировать. Во многих странах мира были введены или вводятся государственные программы по обучению английскому языку, система поощрений для работников, владеющих иностранными языками, и т.д.

В России изучение английского языка не является предметом национальных программ и приоритетных проектов. Обучение иностранным языкам фактически отдано на откуп частным компаниям и репетиторам, которые и развивают этот рынок. В последние годы в изучении английского языка наметилась крайне важная тенденция – изучение английского языка уходит в онлайн.

Можно выделить основные образовательные продукты и услуги по электронному обучению английскому языку: расширенное электронно-ориентированное электронное обучение (готовые учебные курсы), онлайн-обучение на основе совместной работы (онлайн-классы и групповое онлайн-обучение), электронные справочные материалы, мобильное обучение с использованием мобильных приложений.

По данным компании Edutainme, в 2016 году рынок онлайн-обучения иностранным языкам в России показал рост. Так, компания Lingualeo сообщила об увеличении оборота в 2016-м по сравнению с годом ранее на 19% и увеличении числа пользователей – на 17%. По оценке Edutainme, компании, специализирующиеся на онлайн-продуктах обучения английскому языку, зарабатывают от 8 до 40 млн руб. в месяц.

Согласно докладу Ambient Insight. The 2015–2020 Worldwide Market for Digital English Language Learning Products (2016), российский рынок онлайн-изучения иностранных языков занимает 10-е место в мире и является одним из самых быстрорастущих в мире рынков обучения английскому языку. Рост рынка обучения английскому языку, говорится в докладе, продолжится в среднем на 2,8% в год до 2020-го, а наибольший рост будет наблюдаться в продаже мобильных образовательных услуг в рамках мобильного обучения (7,7%). Наибольшее снижение будет наблюдаться по продажам электронных справочных материалов (4,2%).

В целом же электронное обучение английскому языку будет расти во всем мире. Мировой рынок цифровых учебных материалов по изучению английского языка в 2015 году достиг 2,8 млрд долл. Пятилетний совокупный ежегодный темп роста составил 6,2%, а доходы 120 стран мира к 2020 году могут составить 3,8 млрд долл. В то время как темпы роста обучающихся английскому языку замедляются в развитых странах, их доходы от обучения английскому языку по-прежнему высоки. На долю Китая, США, Южной Кореи, Японии и Бразилии приходится 65% мировых доходов рынка электронного обучения английского языка. Но темпы роста рынка относительно низкие: в Бразилии этот показатель составляет 4,1%, за Бразилией следуют Китай – 2,8%, Япония – 1,4%, Южная Корея – 1,4%.

Доминирование английского языка в Интернете уже очевидно в настоящее время: 26,3% всех пользователей Сети используют английский язык. С уверенностью можно предположить, что рост англоязычной аудитории Интернета продолжится. Кроме того, наблюдается абсолютное численное превосходство численности MOOCs (массовых открытых онлайн-курсов) на английском языке.

Еще в мае 2014 года участниками парламентских слушаний на тему «Нормативное обеспечение реализации образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий» в Госдуме были отмечены «глобальные стратегические, политические, культурные, научные, образовательные и финансово-экономические риски для России, связанные с нарастающим развитием электронного обучения в странах-конкурентах и с нарастающим отставанием страны в этой сфере, что создает угрозу национальной безопасности Российской Федерации». Это в том числе «риски, связанные с развитием странами-конкурентами МООС, которые вторгаются в сферу научного, образовательного и культурного суверенитета страны, навязывая чужую культуру и размывая национальные ценности страны. МООС создаются в контексте, соответствующем культурно-ценностным установкам страны, их создавшей. Слушатели МООС со временем и в отсутствие отечественных альтернатив принимают ту методологию, которая встроена в обучающие программы МООС. Отставание в развитии электронного обучения и связанного с ним производства контента ведет к демотивации в развитии национальных учебных материалов».

Участники слушаний также отмечали, что «использование МООС, сформированных в странах-конкурентах и доступных к использованию в бесплатном режиме, снижает мотивацию инициативного создания отечественных МООС, ориентируют активную, наиболее инновационную часть молодежи применять иностранные ресурсы. Эти процессы неизбежно ведут к навязыванию молодежи чужих культурных и нравственных ценностей, к снижению уровня, объемов отечественных НИР, мотивации в написании собственных учебников, а также методик обучения и, как следствие, к деградации российской культуры, науки, образования и российской самобытности».

Все это отчасти верно. Но глобализацию мира, которая породила и языковую глобализацию, никуда не спрячешь. А время, когда мы готовили по большей части местечковых специалистов без знания иностранных языков (для регионов России), прошло.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Возможность монетизации партсписков сокращается

Возможность монетизации партсписков сокращается

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Очевидный спонсор КПРФ на проходном месте пока замечен только в одном регионе

0
702
Генералы-депутаты построили коллег, z-блогеров и фронтовиков

Генералы-депутаты построили коллег, z-блогеров и фронтовиков

Иван Родин

Дисциплинарная ответственность за личные гаджеты в зоне СВО связана с военной цензурой

0
991
Как создавался «Ваш сын и брат»

Как создавался «Ваш сын и брат»

Вячеслав Огрызко

К 95-летию со дня рождения Василия Шукшина

0
599
Спасти Джона Смита

Спасти Джона Смита

Вячеслав Харченко

Про компьютерную игру, компьютерную мышь и текилу из Акапулько

0
477

Другие новости