0
3540
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

02.11.2020 19:16:00

Третейским судьям пригрозили тюрьмой

Альтернативный способ разрешения споров теперь регламентирует "мертвый" закон

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ.

Тэги: юстиция, арбитры, третейские судьи, подкуп, уголовная ответственность, закон, коррупция, борьба


В угоду европейским контролерам от Группы государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) был издан очередной бесполезный федеральный закон, устанавливающий уголовную ответственность за подкуп арбитров (третейских судей), которые якобы не подпадали под действие норм Уголовного кодекса в силу отсутствия должностного статуса. Согласно действующему законодательству (ФЗ № 382), арбитрами признаются граждане, избранные сторонами для разрешения гражданско-правового спора (для этого в договор вносится так называемая третейская оговорка). При этом их деятельность не является предпринимательской, а перечень подведомственных им споров ограничен. Да и обращаются к ним гораздо реже, чем в государственные суды, хотя последние в силу чрезмерной волокиты и недолюбливают в бизнес-сообществе.

kb02112020.jpg
Источник графики: Верховный суд России
Итак, согласно новой 200.7 статье УК РФ, за незаконную передачу арбитрам денег, ценных бумаг и иного имущества, а также оказание услуг грозит штраф до 400 тыс. руб. либо до двух лет лишения свободы с дополнительным штрафом (до пятикратной суммы подкупа). Если сумма подношения была значительной (более 25 тыс. руб.), штраф увеличивается до 800 тыс., а срок лишения свободы – до трех лет.

Групповой характер содеянного, заведомо незаконные действия (бездействие) арбитров или крупный размер подкупа (более 150 тыс. руб.) влекут 1,5-миллионный штраф, от трех до семи лет заключения вкупе со штрафом и трехлетним запретом занимать определенные должности. Если же виновные раскошелились более чем на миллион рублей, то есть в особо крупном размере, то размер штрафа может увеличиться до 2,5 млн руб., а срок лишения свободы – от четырех до восьми лет с 40-кратным штрафом и пятилетним лишением права занимать определенные должности. Однако в случае раскаяния и содействия следствию взяткодателей могут освободить от уголовной ответственности.

Самим арбитрам также не позавидуешь. Польстившимся на мзду грозит штраф до 700 тыс. руб. или трехлетнее заключение. Если же арбитр взял более 25 тыс. руб., то штраф может составить от 200 тыс. до 1 млн руб., а срок лишения свободы – до пяти лет. Штрафом до 3 млн руб. вкупе с лишением свободы от пяти до девяти лет может обернуться для арбитра групповое вымогательство предмета подкупа (более 150 тыс. руб.), в том числе за незаконные действия (бездействие). Если же он позарится на миллион, то его штраф может вырасти до 5 млн руб., а срок лишения свободы – от 7 до 12 лет с 50-кратным штрафом и шестилетним запретом на профессию.

А теперь давайте разберемся, чем же все это обернется.

kb02112020_2.jpg
Источник графики: Верховный суд России
Право сторон гражданско-правового спора на выбор альтернативных средств разрешения споров, в том числе на передачу спора в третейский суд, базируется на 45-й статье Конституции РФ. Согласно ей, каждый вправе защищать свои права всеми не запрещенными законом способами. Арбитраж (третейское разбирательство) является альтернативным способом разрешения споров. Важные особенности арбитража состоят в автономии воли сторон, конфиденциальности процедуры и возможности определения ее правил самими участниками спора, независимости арбитров, недопустимости пересмотра решения по существу другими судами. Посредством арбитража могут разрешаться не только внутренние, но и международные споры, возникающие при осуществлении внешнеторговых сделок.

Государственные суды осуществляют функции контроля в отношении арбитража лишь в следующих случаях: оспаривание предварительного постановления третейского суда о наличии у него компетенции; оспаривание итогового решения третейского суда; выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, принятого на территории России, а также признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений. При осуществлении контрольных функций суд также проверяет, возможна ли передача спора на разрешение третейского суда (в АПК и ГПК есть ряд ограничений) и является ли арбитражное соглашение действительным.

По мнению законотворцев, коррупционная сущность арбитров может проявиться на стадии выдачи исполнительного листа. А как же тогда районные и арбитражные суды, призванные проверять поступающие к ним заявления о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решения третейского суда или международного коммерческого арбитража? Не с их ли молчаливого согласия и происходят последующие разборки хозяйствующих субъектов? Не меньше вопросов возникает и к самим спорщикам, избравшим для урегулирования конфликтов подобного субъекта.

Анализ ежегодных отчетов Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) РФ показывает, что количество судей арбитражных судов, привлекаемых к уголовной ответственности за допущенные нарушения, остается незначительным. За 2013–2019 годы ВККС дала согласие на возбуждение уголовных дел в отношении 15 арбитражных судей. Сомневаюсь, что все они получили в итоге реальные сроки лишения свободы. Кстати, с 14 июля прошлого года, согласно изменениям в 16-й статье закона «О статусе судей», полномочия по рассмотрению представлений председателя Следственного комитета РФ в отношении всех категорий судей переданы ВККС.

Полагаю, что антикоррупционная новелла пополнит собой перечень «мертвых» статей Уголовного кодекса, не востребованных на практике в силу труднодоказуемости или расплывчатости формулировок. В частности, до сих пор так и не заработали статьи 170.2, 200.4–200.6, 285.2–285.4 УК, предусматривающие уголовную ответственность за внесение кадастровым инженером заведомо ложных сведений в межевой или технический план, подкуп работника контрактной службы, заведомо ложное экспертное заключение в сфере госзакупок, нецелевое расходование средств внебюджетных фондов, внесение в единые госреестры недостоверных сведений, злоупотребления при выполнении гособоронзаказа и в сфере госзакупок в целом.

Все это лишнее доказательство непродуманной, а стало быть, и неэффективной уголовной политики в сфере экономики, на оздоровление которой так надеются на самом верху, особенно в нынешних условиях.

Остается только добавить, что третейская реформа 2019 года привела к массовому сокращению числа таких судов. До ее начала, по различным оценкам, их насчитывалось 1,5–3 тыс., а общее количество дел, которые они рассматривали, составляло 7–8 тыс. в год. В настоящее время, согласно сайту Минюста России, в стране действуют семь таких учреждений.

Владивосток


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В регионах не будет президентов и Госсоветов

В регионах не будет президентов и Госсоветов

Иван Родин

Закон о единой системе публичной власти отредактирован незначительно

0
322
Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Законы о QR-кодах готовят к первому чтению

Иван Родин

За правительственную инициативу Госдума проголосует условно

0
1501
Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Минюст исправит ситуацию в адвокатуре

Екатерина Трифонова

Требования к статусу, деятельности и поведению защитников хотят ужесточить

0
1104
В Украине вводят множественное гражданство

В Украине вводят множественное гражданство

Татьяна Ивженко

Паспортами исторической родины обеспечат диаспору дружественных стран

0
1530

Другие новости

Загрузка...