0
2841
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

11.09.2022 19:44:00

В Афганистане оформляется диктатура религиозного ордена

Запрещенный в России "Талибан" оказался неспособен создать современное государство

Об авторе: Гаус Джанбаз – независимый афганский политолог.

Тэги: афганистан, талибан, власть, правление, диктатура


афганистан, талибан, власть, правление, диктатура Фото REUTERS

Многие, в том числе автор этих строк, убеждены, что «Талибан» (организация запрещена в РФ) неспособен идти в ногу со временем и создать более или менее современное гражданское общество в Афганистане. По моему мнению, талибы в данном случае сталкиваются с несколькими вызовами. Исходя из своего ограниченного мировоззрения, «Талибан» убежден, что современное государство – это не то, что велит «истинный» ислам, и что отношения с другими государствами строятся сейчас неправильно. «Талибан» не имеет представления, стратегии, а также воли создать современное государство в общепринятом, традиционном смысле этого слова. Следовательно, до тех пор, пока понимание этих вопросов не найдет своего места в сознании лидеров и сторонников «Талибана», не изменится ни сам «Талибан», ни текущее положение вещей в Афганистане.

Очевидно, что «Талибан» даже после прихода к власти (через взятие ее силой) ведет себя со страной и ее народом как вооруженное формирование, а не как ответственная и конструктивная политическая сила, пользующаяся поддержкой и доверием граждан. Вот лишь некоторые яркие примеры.

Талибы фактически отменили свободу слова для всех СМИ, ввели уголовную ответственность за критику своего высшего руководства, жестко подавляют любые публичные протесты, выступления и демонстрации против всевозрастающего произвола и беззакония «Талибана». Афганских журналистов, активистов гражданского общества, представителей инакомысящей интеллигенции бросают в тюрьмы либо вынуждают покинуть страну.

«Талибан» за год своего пребывания у власти фактически заменил всю вертикаль власти своими людьми либо лояльными к себе персонажами. Запрет наложен на ведение любой политической деятельности, а внесудебные расправы, притеснение бывших чиновников республиканского строя, убийства влиятельных местных старейшин стали нормой в Афганистане.

Талибы провели не обоснованную никакими рациональными аргументами чистку не только высших властных структур страны. Они попросту изгнали с рабочих мест чиновников второго и третьего звена, от которых в решающей мере зависела нормальная работа всего механизма государственного управления. В итоге национальный государственный аппарат превратился в «Талибанистан». Ярчайший пример такой политики – недавнее заявление талибского губернатора провинции Забуль о том, что он уволил всех служащих, работавших в его провинциальной администрации при республиканском режиме. Несложно догадаться, кем он заменил бывших чиновников – такими же полуграмотными талибами, как он сам.

«Талибан» выступает категорически против допуска молодого, не талибского, не религиозного поколения афганцев к участию в управлении страной. Талибы считают заслуживающими «высокого доверия» только тех, кто воевал бок о бок с ними на «джихаде» или поддерживает их экстремистские взгляды. Молодые образованные афганцы, не придерживающиеся талибских убеждений, практически отброшены на обочину жизни и оставлены на произвол судьбы.

По имеющейся информации, в Афганистане в ближайшее время закроются 62 высших профессиональных учебных заведения. Как известно, «Талибан» сразу после своего прихода к власти закрыл средние школы для девочек и вот уже год «обещает» их снова открыть.

По прошествии года талибы не сделали даже маленького шага в направлении формирования инклюзивного правительства Афганистана (кстати, в нарушение взятых на себя обязательств в рамках дохийской сделки с США). Они не смогли выйти из состояния «временности» своего правительства, так как все значимые талибские «чиновники» называют себя «временно исполняющими обязанности». Не добились талибы также ни внутреннего, ни внешнего признания: все с ними только «контактируют».

Внутри «Талибана» существуют глубинные противоречия по всем основополагающим вопросам политического устройства и будущего афганского государства. Так называемый «эмир-уль моминин» («предводитель всех правоверных») Хайбатулла Ахунд (хотя его реального лица до сих пор никто не видел и само существование этого персонажа вызывает множество вопросов), с одной стороны, и «кабульские талибы» во главе со всевозможными видимыми и невидимыми «хакканятами» (членами запрещенной в РФ «Сети Хаккани»).

Все мы помним громогласные заявления и обещания так называемого катарского офиса «Талибана» по поводу формирования «всеафганского» правительства, гарантий соблюдения прав женщин и прав человека – все они на практике так и не были выполнены. Представители «Талибана» с подобными заявлениями последовательно (как теперь выясняется, лицемерно) выступали на всех международных форумах, включая Московский формат и ташкентские конференции.

«Талибан» даже не думает о выработке некоего приемлемого механизма для принятия нового Основного закона страны. Судя по взятому талибами курсу на распространение и укоренение талибской теократии (скорее даже талибского религиозного ордена) в афганской почве, они категорически не приемлют такие государственные явления, как Конституция, парламент, принципы разделения властей, свободы слова, свободы и права политической деятельности. Более того, «Талибан» не готов к принятию даже самых простых законов, регулирующих повседневные социальные отношения в современном обществе. «Талибан» в своей деятельности руководствуется средневековыми нормами «обычного права», больше характерными для региона Аравийского полуострова, а также нигде не прописанными талибо-милитаристскими «нормами».

Другими словами, «Талибан» по-прежнему не готов, да и не способен управлять хотя бы минимально современным государством. Его реальный статус за минувший год нахождения у власти в Афганистане не изменился: «Талибан» остается сообществом прокси-боевиков в чужой «большой игре».

В результате сегодня афганцы и мировое сообщество лишь наблюдают укрепление в Афганистане диктатуры талибского милитаристского ордена во главе с невидимкой попрозвищу «эмир-уль моминин», который находится скорее всего к югу от Кандагара, по ту сторону пресловутой «линии Дюранда» (не признанная официальным Кабулом граница, отделяющая Афганистан от Пакистана. – «НГ»). 


Читайте также


Безвластью в Бейруте не видно конца

Безвластью в Бейруте не видно конца

Равиль Мустафин

Ливанцам приходится жить по закону джунглей

0
966
Соседей Афганистана захлестнула исламистская мобилизация

Соседей Афганистана захлестнула исламистская мобилизация

Игорь Субботин

Пакистанские талибы разорвали сделку о перемирии с Исламабадом

0
1849
Афганские исламисты исполняют политические танцы

Афганские исламисты исполняют политические танцы

Лариса Шашок

Сетевая радикальная группировка выступает против центральной власти в Кабуле

0
1595
Константин Ремчуков. Си Цзиньпин призвал не вмешиваться во внутренние дела других стран и уважать их суверенитет

Константин Ремчуков. Си Цзиньпин призвал не вмешиваться во внутренние дела других стран и уважать их суверенитет

Константин Ремчуков

Мониторинг ситуации в Китайской Народной Республике по состоянию на 21.11.22

0
3184

Другие новости