0
2964
Газета Проза, периодика Печатная версия

08.04.2020 20:30:00

Бабченко – от писателя к шуту

История про «маленького человека», попавшего в жернова большой политики и перемолотого ими

Максим Артемьев

Об авторе: Максим Анатольевич Артемьев – историк, журналист.

Тэги: проза, политика, аркадий бабченко, интернет, россия, украина, запад, фейсбук


проза, политика, аркадий бабченко, интернет, россия, украина, запад, фейсбук Герой «Петли» стал одним из многих мотыльков, слетевшихся на тогдашний огонь и сгоревших в нем. Фото Екатерины Богдановой

Опубликованная в февральском номере журнала «Урал» за 2020 год небольшая повесть Романа Сенчина «Петля» весьма примечательна. В наше время мало кто из писателей откликается прямо на текущую политику, вообще на современные события.

Мне уже доводилось как-то заметить в Facebook, что в наше время литература не выполняет функции осмысления происходящего. Вспомним, как по свежим следам писал «Конармию» Бабель, Шолохов – «Донские рассказы», а затем – «Тихий Дон». А сегодня? Какое художественное произведение у нас связывается с перестройкой? С ГКЧП? С расстрелом Белого дома? С первой или второй чеченской войной? С событиями в Донбассе? Да уже и афганская война, на мой взгляд, не была осмыслена в литературе, о ней не появилось произведений, которые хоть как-то можно было сопоставить с книгами о Великой Отечественной.

Впрочем, следует заметить ради точности, что и другие виды искусства не спешат представлять свое видение современности. Обо всем вышеперечисленном нет ни фильмов («9 роту» мы не берем, разумеется, в расчет), ни картин, не говоря уже про музыку. Да, были афганские песни, но ни одна из них не достигла уровня «Темной ночи», «Эх, дороги» или «Батальонного разведчика».

Такое впечатление, что современные люди бегут от современности, извиняемся за каламбур. Думается, что массмедиа, а теперь и соцсети с блогами убили саму мысль о том, что литература, или кино, или живопись способны (или обязаны) отражать/осмыслять текущую жизнь. Литература в лучшем случае сведена к развлекаловке. «Серьезная» же словесность влачит скорее музейное существование. Романы, рассказы в этом жанре пишутся как бы по инерции. Мол, существовала великая русская литература, и она по-прежнему что-то такое в движение приводит, пусть и инерционное и затухающее.

Роман Сенчин опровергает это суждение. Его проза – высочайшей пробы, но она не академична, не заумна, писатель не уходит в фантастику или сказку. «Петля» – повесть о настоящем. В мае 2018 года медийное пространство потрясло известие об убийстве писателя Аркадия Бабченко, политического эмигранта в Киеве. На следующий день, правда, оказалось, что это всего лишь инсценировка, а сам Бабченко жив и здоров. Это происшествие и легло в основу сюжета «Петли».

Для создания образа ее главного героя – Антона Дяденко – не требовалось даже личного знакомства: Бабченко много и охотно пишет о себе в Facebook. Сенчин подробно и изобретательно, психологически достоверно воссоздает зловещую атмосферу, которая окружает приговоренного к «смерти». Подспудно перед нами проходит и моральный выбор, который делает герой, соглашаясь поучаствовать в инсценировке.

У повести – говорящее название. Дяденко-Бабченко оказывается в удавке, затягиваемой на его шее и им самим, и «доброжелателями», и чередой политических событий. Если абстрагироваться от текста, то в реальности это история про «маленького человека», попавшего в жернова большой политики и перемолотого ими. Сенчин предлагает скорее сочувственный взгляд на своего героя, он подает его как «идейного», как жертвующего благополучием во имя идеалов.

Реальный Бабченко, мне кажется, проще. Я вообще не верю в возможность «идейного» поведения в современной России – вспоминаю, как на выборах, где я работал, наш кандидат восклицал возмущенно о ком-то: «Он что, идейный?» И это «идейный» звучало как «сумасшедший». Да и в мои времена, на рубеже 80-х, «идейный» употреблялось как синоним «дурачка». Все мы, потертые советско-постсоветской жизнью, в принципе не можем быть идеалистами.

Следя за постами Бабченко в Facebook, я не раз задумывался – зачем этот человек, начинавший как неплохой, наверное, прозаик, скатился до уровня шута?

Вот эту-то эволюцию героя – от первых шагов на литературном поприще со своими чеченскими рассказами до шутовства в интернете – и следовало бы отразить, на мой взгляд, в повести. Почему он не захотел пусть скромной, но пристойной писательской карьеры? Что сбило Бабченко с пути истинного и завлекло в политику?

Своеобразным апофеозом этой клоунады и стала история с «покушением». После нее от Бабченко отвернулись многие.

Сенчин в своих произведениях часто обращается к событиям зимы 2011–2012 годов, видя в них ключевую точку современной истории. Герой «Петли» стал одним из многих мотыльков, слетевшихся на тогдашний огонь, привлеченных силой и яркостью его пламени и сгоревших в итоге в нем.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возможна ли очередная война между Россией и Турцией

Возможна ли очередная война между Россией и Турцией

Александр Храмчихин

Перед Южным военным округом стоят глобальные задачи

1
3985
Как разрушалась Югославия

Как разрушалась Югославия

Леонтий Шевцов

25 лет назад в Дейтоне объявили о конце боснийской войны

1
2597
Региональная политика 21-24 сентября в зеркале Telegram

Региональная политика 21-24 сентября в зеркале Telegram

0
2196
Верховная рада упрощает въезд для белорусов

Верховная рада упрощает въезд для белорусов

Татьяна Ивженко

Лишь треть украинцев поддерживает официальный Минск

0
2473

Другие новости

Загрузка...