0
1529
Газета Политика Печатная версия

15.12.2010 00:00:00

ЧП этнического масштаба

Тэги: москва, экстремизм, конфликт

Продолжение темы:

  • Реакция духовных лидеров на беспорядки в Москве
  •  


    москва, экстремизм, конфликт Манежный инцидент может стать искрой межнационального пожара.
    Фото Reuteras

    Власть проспала ситуацию, и не только на Манеже. Таков рефрен практически всех комментариев политиков и общественных деятелей, к которым «НГ» обратилась с вопросом: «Случившееся на Манежной площади 11 декабря в Москве – это проявление фашизма или же здорового национализма?»

    Лидеры различных партий и движений, национальных сообществ, деятели культуры сходятся в одном: резонанс после убийства молодого парня выходцами с Кавказа, которых по до сих пор необъяснимым причинам отпустили после задержания, – это не просто ЧП локального масштаба. Бунт на Манеже – это стихийный, но политический протест, тем не менее организованный руками провокаторов, которые умело использовали настроения самых различных слоев населения в своих целях.

    Общество, которое видит, что его проблемы – экономические, социальные, этнические – мало волнуют власть, способно поддаться на призывы неких политических подстрекателей. И это очень опасная тенденция, способная привести к более масштабным социальным разрушениям.

    Сергей Миронов, председатель Совета Федерации, лидер партии «Справедливая Россия»

    Я бы весьма осторожно использовал такие термины, как «фашизм» и «национализм». Сегодня некоторые политики вкладывают в них свой собственный, выгодный им смысл, а поэтому многое «притягивается за уши» под эти термины. Тем более все это происходит на достаточно «удобренной» отсутствием внятной национальной политики почве.

    Очевидно, что сегодня ситуация сложилась так, что мы стали почему-то стесняться своей «русскости», причем на разных уровнях. Мы как будто перманентно в чем-то виноваты и за что-то должны каяться. «Закрашиваем» сам факт, что русский народ – самый многочисленный и доминирующий в нашем многонациональном государстве. И это стеснительное «стояние в углу» русских людей в соответствии с требуемой «толерантностью» по отношению к представителям других национальностей при очевидной организованности и сплоченности диаспор, конечно, затрудняет межнациональный диалог. Это приводит к выплескиванию на улицы накопившегося негатива в отношениях между москвичами и приезжими, жителями городов и гастарбайтерами, русскими и кавказцами и так далее┘

    В связи с этим хотел бы повторить то, о чем говорил уже неоднократно. Не толерантность, по-русски говоря – терпимость, нужна в межнациональных отношениях, между людьми в единой стране, а взаимоуважение, понимание и даже дружба. Сама по себе такая атмосфера не возникает, ее формируют и воспитывают. Национальной и молодежной политикой следует заниматься системно, целенаправленно. От того, насколько она эффективна, зависит завтрашний день государства.

    Есть и еще одна причина у случившегося конфликта. Протестные настроения болельщиков использовали в своих интересах националистические молодежные экстремистские движения. Провокаторы прекрасно знают, как действовать в «разогретой» обстановке, как спровоцировать толпу. Но в чем была конкретная причина массового протеста? В действиях правоохранительных органов, в коррупции и взяточничестве, поразивших многие государственные органы.

    Протестовавшие на Манежной площади молодые люди требовали справедливого расследования, реализации своих конституционных, между прочим, прав на защиту жизни и здоровья. А вот то, что эти нормальные требования использовали провокаторы – экстремисты и националисты, – это уже другая проблема, которую обязаны упреждающе решать соответствующие структуры. А они, похоже, всё проспали.

    Сергей Степашин, политик

    Вот уж поистине Манеж вступил в очередную стадию символизма.

    Когда-то это было место гневных филиппик Никиты Хрущева в адрес художников-нонконформистов.

    Спустя три с лишним десятка лет – местом демократических митингов народа.

    Но народа же, не толпы – как в этот раз. Почему такая трагическая трансформация?

    Непростительный поступок следователей, отпустивших подозреваемых в убийстве, – лишь запальный огонек, который бы не превратился в опасный взрыв на Манежной. Если бы┘

    Если бы в последние годы углубляющееся социальное неравенство не использовалось у нас для преступной гальванизации шовинистических настроений.

    Если бы своевременно пресеклись попытки некоторых заинтересованных групп во имя корыстных бизнес-целей под флагом патриотизма выдавливать из делового сектора «чужаков» – наших же сограждан.

    Если бы, наконец, среди населения не истекала вера в действенность многих государственных институтов по обеспечению прав граждан и не росло неприятие разрастающейся там коррупции – подлинной причины неверия граждан в эффективность мер по обеспечению их интересов.

    Манеж не перекроешь ни церетелиевскими зверюшками, ни милицейскими кордонами, пока мы не начнем форсированно реализовывать главную, пожалуй, национальную идею – формировать новую историческую общность людей – российский народ.

    Владимир Жириновский, лидер ЛДПР

    Это неправильная трактовка случившегося. Никакого фашизма русского даже близко нет. И национализмом это назвать тоже нельзя. Поскольку русские не ставят вопрос о том, чтобы кто-либо выехал из страны. Они прекрасно понимают, что у нас есть много коренных национальностей, которые жили в России до прихода русских. Это социальный протест. Нам обещали демократию. И рынок, и приватизацию. Но все это рухнуло. Демократия случилась в интересах небольшой группы лиц, и опять большинство граждан оказались у разбитого корыта.

    Но при этом меньшинства с Северного Кавказа русских вытесняют везде. Речь не идет о том, чтобы русским дать какие-то привилегии, но их вытесняют. Их убирают с руководящих постов, их все меньше в национальных регионах. Это видно по статистике, по бытовым разговорам, русские люди выезжают из Чечни, Карачаево-Черкесии, Дагестана. Миллионы русских были вынуждены покинуть Молдавию, Казахстан, Прибалтику. И все это уже 20 лет в умах наших граждан. За что русский народ должен страдать? А поведение выходцев с юга в Москве и других городах – наглое, хамское, – это тоже раздражает наших людей.

    И это не фашизм. Это политический протест. Вся Россия хочет изменений в этом направлении. Ведь это не вчера случилось. И сегодня, когда внаглую убивают русских парней, ну задержите преступников – и под суд. Но тут же приезжают богатенькие дяди из диаспоры местной московской, проплачивают, видимо, и их товарищей не только не судят, а спокойненько отпускают. В Москву, как в тир, приехали: убили одного-двух русских и поехали отдыхать к себе в аулы на юге России. Это не может быть терпимым – это общее мнение всех граждан. Не только русских. Сами кавказцы так думают, те, кто давно живет в Москве и Питере. Им самим стыдно за таких вот приезжих, за этих отморозков. Так что правоохранительные органы должны были действовать жестко, никого не отпускать.

    Сейчас якобы кого-то задержали, подставных задержат, а потом отпустят. Все это переполняет чашу терпения, и такие стычки будут происходить – это неизбежно. Надо наводить порядок. Прекратить дополнительное финансирование в национальные регионы. Всем давать столько, сколько они заработали. Не заработали – ничего не давать.

    Борис Грызлов, председатель высшего совета партии «Единая Россия»

    В минувшие выходные произошли очень тревожные события.

    Убийство спартаковского болельщика Егора Свиридова, безусловно, никого не может оставить равнодушным. Виновные в смерти молодого человека должны быть изобличены и подвергнуты самому строгому уголовному наказанию.

    Вместе с тем никто не имеет права добиваться расследования одного преступления, совершая другое. События, последовавшие за убийством Егора Свиридова, необходимо тщательно и профессионально проанализировать. Надо разобраться и выявить организаторов, провокаторов, всех, кто нарушил закон.

    Однако взваливать все бремя ответственности только на правоохранительные органы было бы неверным.

    Думаю, что беспорядки на Манежной площади стали возможными во многом из-за недостаточного внимания общества к проблемам межнационального согласия. И этому вопросу я призываю уделить сейчас особое внимание.

    Сохранение единства нашего многонационального российского народа зависит от общественных институтов. Очень важно, чтобы мы все извлекли уроки из случившегося. В частности, нужно целенаправленно работать с молодежными организациями, представителями национальных диаспор, объединениями спортивных болельщиков.

    Чтобы наладить и поддерживать такой диалог, не надо ждать чрезвычайных происшествий.

    Елена Шестопал, завкафедрой социологии и психологии политики факультета политологии МГУ

    Я думаю, что это не то и не другое. Это и не злой фашизм, и не здоровый фашизм. Бунт на Манежной выразился в форме, которая похожа на национализм и фашизм. Но за этим скрывается совсем иное содержание, которое связано с тем, что прорвался тот самый протестный потенциал, так долго находившийся под спудом.

    Этот протест раньше никак не проявлялся, не давал о себе знать, но копился в годы, когда нам казалось, что все нормально, спокойно. Слишком долго копилась неудовлетворенность вот этим отчуждением людей от власти, полная неприкаянность населения в политическом смысле, когда власть не нуждается в обществе, чтобы принимать решения. И когда она, власть, решения принимает сама, они кажутся несправедливыми, неправильными, нечестными, эгоистичными и не учитывающими интересы людей. Но форма, в которой это выражается, может быть разной: от ситуации в Кущевской, где это были криминальные разборки, до ситуации на Манеже, где казалось, что это противостояние различных этнических группировок.

    Но смысл в ином. Хотя нельзя преуменьшить значение того, что этническая политика властей тоже далека от совершенства. Концентрация выходцев с Кавказа, из Средней Азии, которые живут со своими ценностями, привычками и традициями, которые получили численное превосходство и визуально заметное присутствие в Москве, не может не вызывать вопросов.

    Это связано, например, с тем, что любой из нас обращается в больницу, а там много врачей, выходцев, скажем, далеко не из средней полосы России. Это может нравиться или не нравиться, но почему это так? Получается, что они, представители этих национальностей, заполняют те ниши, где русские либо не могут, либо не хотят работать. Это и экономическая проблема, это и нерегулируемый поток мигрантов, несбалансированный этнический состав. Эту проблему нужно решать, но не в режиме аврала, а системно, с определенной научной проработкой. Я не помню, чтобы были серьезные наработки социологов, этнографов в этом смысле, чтобы они легли в основу тех решений, которые принимает власть по этому вопросу.

    Есть над чем подумать власти, хотя то, что она видит в этих событиях исключительно хулиганство и поведение болельщиков, говорит о том, что наверху просто не хотят вникать в суть проблемы.

    Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России

    Произошедшее на Манежной площади – тщательно организованная политическая акция, имеющая постановочный характер, в основе которой лежит провокация. Внешне убийство Егора Свиридова выглядит как бытовая драка – там был конфликт подвыпивших болельщиков из-за такси с группой ребят с Северного Кавказа. Причем среди фанатов не все русские, там был и армянин, он находится в больнице. Но то, что произошло затем, – спланированная акция. Возможно, повода для нее ожидали в ближайшее время, и все было готово к тому, чтобы вывести массы сначала на Ленинградку, а потом на Манежную площадь.

    Возникает вопрос: против кого направлена провокация. Существует часть политического истеблишмента, заинтересованная в том, чтобы раскачать лодку, спровоцировать погромы и изменить климат в стране под этим предлогом. Главное острие заточено против президента Дмитрия Медведева, потому что он несет основную ответственность за все, что происходит в стране. Второй вопрос – кто организаторы произошедшего. По-моему, организатором является так называемый силовой блок во власти, поскольку именно он держит оперативные нити управления массами в своих руках. С советских времен фанаты – это ресурс, контролируемый органами внутренних дел, и десятилетия фанатское движение было связано с милицией. Все фанатские, националистические организации созданы силовиками и инфильтрованы их агентурой и их провокаторами.

    Саму акцию нельзя просто представлять как всплеск националистически настроенного большинства населения. Дело гораздо сложнее, потому что недовольное большинство в стране – оно не только русское. На Кавказе тоже есть недовольное большинство. В социологии есть такой термин – «обездоленное большинство». Это люди, которые или выброшены с насиженных мест из провинции, или живут в большом городе. Они маргинализованы, в них копится гнев. Власть, прекрасно понимая это состояние, дает им реперные точки для того, чтобы каким-то образом их сориентировать.

    То, что произошло на Манежной площади, – проявление гнева, который был оседлан теми, против кого он должен быть направлен на самом деле. Гнев одной части общества удалось направить против другой части общества. Одних обездоленных людей натравили против таких же, как они, обездоленных людей, которых объединили под брендом «Кавказ». Это продолжение практики «разделяй и властвуй», которая применяется властями во все времена и во всех странах.

    Геннадий Зюганов, лидер КПРФ

    Было время, когда на меня пытались наклеить любую нужную бирку. От розового, красно-коричневого ортодоксального коммуниста до националиста и так далее. То, что случилось на Манежной площади, – это своего рода нарыв, массовый протест, недовольство, которое выплескивается в разных формах: в Кущевке – криминальным беспределом, в «Хромой лошади» в Перми – жутким пожаром.

    Этот протест стал естественным в нынешних условиях. Официальная власть не слышит воли людей, не видит проблем молодежи, оставила людей без работы, идет наркотизация общества, и потому агрессивность нарастает. Чего еще ждать, если официальные телеканалы крутят 24 часа в сутки грязь и пошлость, и мы видим это и в потасовках в парламенте, и в потасовках на улице.

    Но этот всплеск крайне опасен, потому что его направляют в русло ненависти одних людей к другим только за то, что у них другого цвета волосы. В многонациональной стране это абсолютно недопустимо, хотя в России и проживают около 85% русских, украинцев, белорусов и это единый народ.

    Те, кто лишает людей нормальной зарплаты и пенсии, должны понимать, что вызовут жесткую агрессивность с другой стороны. Цены растут на продукты, коммуналку, и все это в комплексе подталкивает людей к организованному протесту. Но надо не угрожать молодым людям, а разобраться, что произошло, и принимать экстренные меры по корректировке.

    Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко»

    Когда люди выбрасывают фашистский флаг, это фашизм и ничто другое. Грань между национализмом и фашизмом очень условна. Агрессивное отношение к другим народам и национальностям – то, что мы увидели на Манежной площади, – это фашизм. Акция была выгодна националистическим организациям, которые подстрекали болельщиков выйти на Манежную площадь. Сначала они кричали в Интернете, что они там, на площади, были половина на половину с фанатами, а потом, когда почувствовали неладное, открестились от своих слов. Фашисты всегда трусливы.

    И что самое удивительно, так это то, что правоохранительные органы знали о готовящейся акции заранее, поэтому ее можно было предотвратить: нужно было внедрить своих сотрудников, которые бы отсекали зачинщиков, изолировали бы их. Непонятна еще одна вещь: почему не возбуждаются уголовные дела по статье «разжигание межнациональной розни»? Вчера Колокольцев (Владимир Колокольцев – начальник ГУВД Москвы. – «НГ») объяснял мне, что для этого требуется много времени, но почему-то обвинить людей в организации несанкционированного митинга или неповиновении милиции у нас в стране оказывается намного быстрее и проще, чем привлечь к ответственности за убийство человека из-за его национальности.

    Возникает вопрос, способна ли милиция бороться с экстремистами? У меня есть подозрения, что способна, но не хочет, потому что симпатизирует нацистам.

    Я вижу в этом заговор против России, который реализуют националисты, а власти им потворствуют.

    Борис Немцов, сопредседатель движения «Солидарность»

    Это совершенно очевидно нацизм в чистом виде, потому что били людей неславянской внешности за то, что они выглядят не как арийцы.

    Проблема в другом – в том, кто спровоцировал это все. А спровоцировала власть коррумпированная, которая выпустила подозреваемых в убийстве Егора Свиридова на свободу. Ответственность за это несет власть. Второе: вы знаете, что там была арестована сурковская гопота из Румола («России молодой». – «НГ»). Это Валерий Заболоцкий, у меня в блоге есть фотография этого негодяя. Вот его омоновцы задержали. Поэтому надо понимать, что эти экстремистские организации, которые созданы Сурковым и Якеменко, тоже принимали активное участие в погромах. И они тоже несут ответственность за то, что происходило.

    Наша страна беременна нацизмом. Проблемы ненависти национальной, ксенофобии, которые копились долгие годы, они связаны и с войнами на Кавказе, и с терактами, и с большим количеством эмигрантов в Москве, все эти проблемы привели к тому, что Россия забеременела фашизмом.

    Павел Бардин, кинорежиссер, сценарист

    Здоровый национализм – это любовь к своей культуре прежде всего, а то, что происходило, к культуре не имеет никакого отношения. В произошедшем виноваты, безусловно, сами участники событий, потому что никто не может заставить человека выкрикивать лозунги ненависти и избивать других людей, но, естественно, есть ответственность и вина на власти – без определенных социальных условий, без проваленной национальной политики, без проваленной миграционной политики этой ситуации бы не было. Тут еще история попытки контроля националистических движений и заигрывания с ними, и это тоже сказалось негативно: как раз на Манежной площади мы увидели – все, что делалось в этом направлении, дало ровно обратный результат, и отсутствие комментариев от высших чиновников для меня означает только одно – что это был сюрприз, что это не срежиссированная администрацией президента акция, а наоборот. Ситуация эта очень негативно влияет на имидж России в мире, она совершенно не нужна сейчас никому ни для выборов, ни для чего, потому что есть такие конспирологические сценарии. Власть этих ребят боится, именно поэтому им было позволено гораздо больше, чем «несогласным». Надеялись, что все рассосется, хотя заранее было известно, что акция будет проходить под лозунгом борьбы с так называемым этнобандитизмом, и было понятно, чем все это может закончиться.

    Мне кажется, делать надо следующее: во-первых, восстанавливать выборы и парламент как представительство всех социальных слоев общества и место для полемики, открывать СМИ для нерадикальных высказываний, чтобы были представлены все мнения всех слоев общества. Если у людей будет возможность высказаться, может быть, они меньше будут использовать насилие как способ борьбы за свою позицию. При этом тех, кто использует насилие или призывает к насилию, естественно, надо наказывать максимально жестко, чтобы другим было неповадно. И должно быть равное право применения закона ко всем, вне зависимости от того, леволибералы это, правые радикалы или кавказцы. Есть ощущение, что сейчас готовы надавить на диаспоры, но при этом все упорно говорят, что фанаты к произошедшим событиям не имеют отношения. Хотя ультраправых среди фанатов очень много и неоднократно во время матчей допускались ультранационалистические выходки. Надо заниматься еще и воспитанием, причем воспитывать подрастающее поколение следует явно не уроками толерантности, на которых галочками отмечают, кто не пришел, как иногда происходит. Если власть окажется неготовой к переменам в политическом смысле, то, видимо, этой власти скоро не будет, потому что ультраправые показали себя реальной силой, готовой власть взять в свои руки, если власть, сидящая сейчас в начальственных креслах, окажется достаточно слабой.

    Николай Петров, пианист, народный артист СССР

    Я считаю это обычным хулиганством, которое было спровоцировано людьми с определенной целью – разжечь национальную рознь. Как с этим бороться? Я рецептов не имею, никого убивать я не хочу, а то, что общество расслоено, и то, что вытворяют наши власть имущие и олигархи и иже с ними, вызывает яростную ненависть общества – это совершенно очевидно. Как лакмусовая бумажка – это ситуация на наших дорогах.


    Комментарии для элемента не найдены.

    Читайте также


    В Иркутске стартовал «Джаз на Байкале»

    В Иркутске стартовал «Джаз на Байкале»

    Василий Матвеев

    0
    1474
    Наслаждение вкусом. Встречаем Новый год как в Коктебеле

    Наслаждение вкусом. Встречаем Новый год как в Коктебеле

    Татьяна Астафьева

    0
    1548
    Безуглеродный алюминий и безбумажные банки в авангарде зеленой экономики

    Безуглеродный алюминий и безбумажные банки в авангарде зеленой экономики

    Владимир Полканов

    Как российские компании переходят от деклараций об устойчивом развитии к практике

    0
    1358
    Ракетный частокол на фланге НАТО

    Ракетный частокол на фланге НАТО

    Юрий Банько

    Зенитные расчеты Северного флота готовы работать и в воздухе, и под водой

    0
    1987

    Другие новости

    Загрузка...