0
2098
Газета Политика Интернет-версия

14.04.2011 00:00:00

Диалог в рамках противоречий

Алексей Фененко

Об авторе: Алексей Валериевич Фененко - ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: россия, польша


Годовщина смоленской авиакатастрофы ознаменовалась конфликтами в российско-польских отношениях. МИД Польши выразил неудовольствие докладом Межгосударственного авиационного комитета о причинах катастрофы. Оппозиционная партия «Закон и справедливость» во главе с Ярославом Качиньским резко критикует президента Бронислава Коморовского и премьер-министра Дональда Туска за недостаточную жесткость в отношении России. Варшава заявила протест по поводу замены смоленскими властями мемориальной доски. (В новом ее варианте исчезло упоминание о том, что катынские события 1940 года были «геноцидом».) Появились сообщения, что президент Коморовский может отказаться от возложения цветов к новой табличке.

Цветы президент Польши, правда, возложил. Но противоречия вокруг смоленской катастрофы на этом не закончатся. В Польше нарастает раздражение из-за российской версии причин авиакатастрофы. В России растет недовольство действиями Варшавы, которая, с точки зрения российской аудитории, просто ищет повод для конфликта. Ожидавшегося год назад российско-польского потепления пока не произошло.

Однако в целом минувший год был для российско-польских отношений позитивным. Энергетика, «катынское дело», возможность контактов начальников генеральных штабов, транспортные проекты, ЕвроПРО – вот далеко не полный список тем, которые обсуждали российское и польское руководство за последние полгода. На встрече в Варшаве 6 декабря 2010 года президенты Дмитрий Медведев и Бронислав Коморовский подписали пакет документов: от Декларации о сотрудничестве в целях модернизации экономики до Протокола о намерениях относительно создания Центра российско-польского диалога и согласия. Правительство Дональда Туска заявило о намерении выстраивать «новый формат отношений» с Россией.

Но изменение риторики не изменило стратегических приоритетов. Накануне саммита НАТО в Лиссабоне (19–20 ноября 2010 года) президент Коморовский подтвердил незыблемость базовых принципов польской политики: 1) восприятие России как потенциальной угрозы; 2) сохранение американского военного присутствия в Европе; 3) содействие интеграции в атлантические структуры республик бывшего СССР. В ходе варшавской встречи Коморовский также отметил, что Польша будет взаимодействовать с Россией только в контексте ее отношений с ЕС и НАТО. Варшава не отказалась от проектов размещения на польской территории американских комплексов ПРО ТВД и содействия «продвижению демократии» в Украину и Белоруссию. Подобные шаги Варшавы вызвали осторожную, но жесткую критику со стороны России.

Эту тенденцию публицисты любят объяснять сложным историческим наследием. Но противоречия между Москвой и Варшавой имеют более серьезную подоплеку. После распада Варшавского договора Польша стала воспринимать себя как естественного лидера Центрально-Восточной Европы. Поэтому региональная политика Варшавы объективно вступает в противоречие с российскими интересами.

Во-первых, Польша ориентирована на укрепление американского присутствия в Восточной Европе, то есть механизмов НАТО. Польская элита нуждается в мощном союзнике, уравновешивающем мощь России и Германии.

Во-вторых, польское руководство позиционирует свою страну как «локомотив» интеграции других стран Центрально-Восточной Европы в ЕС и НАТО. Российская политика видится из Варшавы как противовес этой тенденции.

В-третьих, Польша выступает против расширения российско-германского диалога. За минувшие 20 лет польский МИД дважды выступал с протестом против двусторонних контактов Москвы и Берлина: самостоятельного обсуждения им проблем энергетической безопасности без участия ЕС (2007) и двусторонних российско-германских контактов по проекту Договора о европейской безопасности (2009). Польские СМИ сравнивали эти контакты то с пактом Молотова–Риббентропа, то вовсе с разделами Речи Посполитой. Можно считать эту риторику архаичной. Однако за ней скрывается страх польской элиты перед сближением России и Германии...

В-четвертых, польская элита позиционирует свою страну как важный транзитный узел российских энергоносителей в Центральную и Западную Европу. Лоббирование Варшавой проекта «общеевропейской энергетической безопасности» призвано решить две задачи: добиться уступок России по условиям транзита и предотвратить создание системы транзита российских углеводородов в обход польской территории. Акцент на «исторических обидах» видится в Варшаве как средство давления на Россию ради ее побуждения к уступкам.

Эти противоречия в российско-польских отношениях нефатальны. Но любое сближение Москвы и Варшавы будет носить хрупкий характер. России важно добиться от Польши более конструктивной позиции в рамках ЕС и по вопросам евро-атлантической безопасности. И это – пока реалистический минимум двусторонних отношений на ближайшую перспективу.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

Елена Крапчатова

Жюри определит лауреатов к июлю

0
718
Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Ольга Соловьева

На восстановление инженерных сетей правительство решило направить дополнительные 12 миллиардов рублей

0
1022
Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Иван Родин

Харитонов и Даванков без огонька и Слуцкого обсудили проблемы образования

0
1243
Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Михаил Сергеев

Выдача жилищных кредитов с бюджетной поддержкой выросла за год на треть

0
1739

Другие новости