0
3025
Газета Политика Печатная версия

07.02.2022 20:26:00

Для выборных экспериментов остается один год

К президентской кампании 2024-го готовят систему тотального контроля над электоратом

Тэги: выборы, эксперименты, избирательные законы, электорат, тотальный контроль

On-Line версия

выборы, эксперименты, избирательные законы, электорат, тотальный контроль Инструменты понуждения избирателей к дисциплине широкомасштабно были применены в ходе конституционного плебисцита 2020 года. Фото Reuters

В марте должны быть приняты принципиальные решения по устройству власти, затем будет обновлен инструментарий ее удержания – избирательные законы, обеспечивающие формальную легитимность. Положения о дистанционном электронном голосовании (ДЭГ) и широком волеизъявлении по месту нахождения граждан уже в работе. Предстоит отвязать от ковида трехдневные выборы, а наблюдение за ними – монополизировать. Законодательные опыты следует завершить в течение года, чтобы к президентской кампании 2024-го иметь систему полного электорального контроля.

Информация о проведении единого дня голосования (ЕДГ) 11 сентября в трехдневном режиме находится в логике действий власти по расширению ДЭГа на кампании всех уровней.

Однако это будет только часть системы тотального контроля над результатами волеизъявления электората.

Сейчас есть решение ЦИК РФ о трехдневном голосовании для тех выборов, которые пройдут до мая. Но в Сети уже появились сообщения, что данный формат останется и на ЕДГ, хотя его, судя по всему, придется отвязать от санитарно-эпидемиологических ограничений. Это не будет сложно, поскольку тезис об удобстве граждан уже и так превалирует над ссылками на ковид. Эксперты связывают трехдневные выборы с ДЭГом, что создает целостный механизм возможной оперативной корректировки результатов. Законопроект о повсеместном внедрении ДЭГа Госдума примет во втором чтении в марте.

Но в этой связи следует напомнить еще о целом ряде предстоящих законодательных изменений. Во-первых, именно в марте будет утверждена муниципальная реформа, которую, если судить по сообщениям из регионов, планируется не растягивать до 2028 года, а объявить в целом законченной уже в году следующем. Во-вторых, кроме ДЭГа, то есть цифрового цилиндра фокусника, предстоит узаконить и аналоговый вариант этого «черного ящика» с дополнительными голосами – для тех регионов, где интернет работает не всегда устойчиво. Имеется в виду инициатива правительства разрешить создавать дополнительные участки в вахтовых поселках и завозить туда любое количество бюллетеней. При этом никаких возможностей для надзора со стороны общества, то есть процедур наблюдения, не предусматривается.

Впрочем, и сами эти процедуры, судя по всему, будут в скором времени монополизированы в руках так называемых общественных штабов, то есть лояльных властям наблюдателей. Кроме непосредственной работы на участках они еще будут обеспечивать и правильное информационное освещение хода голосования. Например, ассоциация «Независимый общественный мониторинг» (НОМ), которая стала оператором такого провластного наблюдения, уже заявила, что в 2022-м будет уделять особое внимание работе по организации экспертного сопровождения выборов. Скорее всего осталось недалеко до того решения, что партии, кандидаты, а тем более, гражданские активисты смогут контролировать избирательные процедуры только через этот проверенный институт.

Понятно, что доминирование в определении длительности выборов, каналов применения админресурса и широте политического пиара необходимо власти в преддверии президентской кампании 2024-го. Однако основные элементы системы всеобщего электорального контроля должны заработать уже к ЕДГ-2023. В связи с этим «НГ» спросила представителей партий и экспертов о том, что в таких условиях остается оппозиции и под какого кандидата выстраивается тотальный механизм.

Член политкомитета «Яблока» Эмилия Слабунова пояснила, что власти усиливают арсенал средств получения гарантированного результата на выборах. Причем «Кремлю важно показать высокую явку и сокрушительный результат», хотя «в итоге эти технологии приведут к полной потере доверия к институту выборов, которого уже и сейчас осталось немного». Она считает, что у оппозиции есть два пути: либо ждать, когда народ поймет, что с этой властью из кризиса не выбраться, а режим обрушится, либо агитировать сторонников за их высокую явку и противопоставлять провластному наблюдению по-настоящему общественное. Слабунова согласна, что, судя по всему, сумма технологий обкатывается именно к 2024 году, хотя вряд ли уже есть какой-то готовый сценарий транзита. Но в нынешнем и следующем году для Кремля будут также важны победы губернаторов, поскольку каждый из них фактически заручился поддержкой президента.

Глава аналитического центра КПРФ Сергей Обухов заявил «НГ»: «Ничего по-настоящему нового не происходит, власть уже так или иначе опробовала все эти методы ранее. Сейчас сканируют, какие из них оставить и широко применить в 2024 году. Но у оппозиции всегда найдется, что этому противопоставить». Один из главных сохраняющих свою важность инструментов – это сплошное наблюдение, Обухов не верит, что власть решится на монополизацию данной процедуры под лояльными ей общественниками. По его мнению, главная проблема для власти в том, что сейчас нет пропрезидентского большинства, все держится на аполитичности и равнодушии большинства: «Сейчас рейтинг президента высокий, завтра сверхвысокий, а послезавтра – сверхнизкий, в Кремле прекрасно это понимают. Поэтому прорабатывают превентивные меры против протестного голосования, для этого там наверняка заведен гроссбух». Обухов сообщил, что коммунисты уже изучают, как «обернуть новации против власти, ведь каждая несет для власти свои риски»: «Цементирование избирательной и политической системы ничего не даст, в свое время КПСС это не спасло».

Член центрального совета «Справедливой России – За правду» Михаил Емельянов сказал «НГ», что условия действительно ужесточаются для оппозиции, но участвовать в выборах, то есть бороться с этим, надо. Для этого следует искать поддержку в обществе и получать на выборах такой результат, который не удастся оспорить и нейтрализовать. По его мнению, рецепт известен давно: «Начинать подготовку к выборам на следующий день после предыдущих, активно работать на земле не только депутатам всех уровней, но и всем активистам, действовать в Госдуме по актуальной повестке». По наблюдениям Емельянова, это и пенсионная реформа, и антиковидные ограничения, и налоговая политика, также обязательна региональная тематика. Он считает, что все новации пока рассчитаны на выборы региональные, то есть ахиллесову пяту власти: «Недаром на президентских выборах видеонаблюдение было тотальным, на думских – выборочным, а на региональных выборах его практически не будет».

Глава Политической экспертной группы Константин Калачев напомнил: «ЦИК будет говорить об удобстве и безопасности избирателей и об особом времени выборов, а по факту сейчас ведется подготовительная работа по обеспечению управляемости и предсказуемости результата. А власть сейчас переживает за низкую явку, следовательно, за его легитимизацию. Потому что если от открытости и конкурентности отказались, то легитимность по-прежнему важна для Кремля, ее ставят во главу угла. По факту же выборы превращены в ритуал, в котором есть все для голосования – и избиратели, и наблюдение. Правда, зловредным наблюдателям от оппозиции противопоставляются провластные, а три дня нужно на реализацию всех технологий». То есть у власти и общества противоположное отношение к выборам: если общество относится к ним как к инструменту перемен, то власть – как к инструменту консервации. Это значит, что еще до президентской кампании и поражения на региональных выборах будут бить по федеральному Центру, вызывать опасения в дестабилизации обстановки. «Сейчас у президента электоральный рейтинг на уровне 50%, но ситуация меняется, цены растут, доходы падают, в регионах все чаще случаются неожиданные протестные голосования. Власть понимает, что народ всегда держит фигу в кармане, вот и действует по принципу «береженого Бог бережет», страхуется от возможных провалов. В конце концов на прошлых президентских выборах кто изначально знал Павла Грудинина?» – напомнил Калачева. По его мнению, оппозиции следует продолжать свою борьбу с помощью доступных средств: выступать против внедрения трехдневки и ДЭГа, выставлять максимальное количество наблюдателей, делать громкие заявления с трибуны Госдумы. 

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин пояснил «НГ», что сейчас задача по контролю ставится именно на 2022 год под региональные выборы. При этом он отметил, что, конечно, власть тестирует эффективность разных технологий, чтобы понять, удастся ли преодолеть протестное голосование, поднявшее голову после пенсионной реформы 2018 года. Макаркин напомнил, что тогда после серии поражений на губернаторских выборах Кремль начал заранее действовать именно политическими методами, например, загодя менять глав регионов с низкими рейтингами. По этой технологии подготовка проводится с 2019 года. «Но хотя сейчас решаются первоочередные электоральные проблемы в регионах, основная задача, конечно, в том, чтобы к президентским выборам все было отлажено и управляемо. От тех методов, которые не работают, откажутся. А поскольку в 2023-м власти уже будет нельзя проигрывать, поскольку региональные выборы пройдут за полгода до президентских, то основная проверка инструментов ведется уже сейчас», – отметил эксперт.

Макаркин уверен, что в 2024 году россиян ждет повторение 2007-го, то есть президент до последнего будет скрывать, пойдет ли он на следующий срок, или имя преемника, если таковой будет. Он напомнил, что 15 лет назад практически до самых парламентских выборов 2 декабря велась кампания «Путина на третий срок». Тогда же родилось выражение «национальный лидер» – и только в середине декабря стало известно имя кандидата в президенты. По мнению эксперта, оппозиция в этих условиях будет действовать традиционными методами: где-то сговорится с властью, где-то выставит заведомо слабых кандидатов – либо слишком старых, либо слишком молодых, а где-то будет вести активную кампанию, но не задевая федеральный Центр, а ругая исключительно региональные власти. «Пока у оппозиции еще есть возможность везде выдвигать своих наблюдателей, чтобы на участках был не только НОМ. Здесь больше всего шансов, понятно, у КПРФ, а у СРЗП и «Яблока» возможности есть лишь в отдельных регионах на выборах в заксобрания и муниципальные советы. В целом оппозиция каждый раз придумывает свои методы борьбы, и иногда они срабатывают, как, например, в 2018-м, когда власть потеряла три региона и едва не потеряла четвертый», – подчеркнул Макаркин.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Общественные наблюдатели станут политическими дружинниками

Общественные наблюдатели станут политическими дружинниками

Дарья Гармоненко

Поддержание порядка в информационной сфере включает в себя и работу на выборах

0
1681
Байден намерен вмешаться в израильские выборы

Байден намерен вмешаться в израильские выборы

Игорь Субботин

Визит президента США не обойдется без встречи с Нетаньяху

0
1282
Французам стоит "пристегнуть ремни"

Французам стоит "пристегнуть ремни"

Павел Тимофеев

Какие вопросы поставили итоги выборов перед Макроном

0
1723
Региональная 20-23 июня политика в зеркале Telegram

Региональная 20-23 июня политика в зеркале Telegram

0
181

Другие новости