0
5164
Газета Политика Печатная версия

30.11.2023 21:00:00

У россиян отбивают желание служить присяжными заседателями

Люди стали опасаться судить сограждан, а государство их не переубеждает

Тэги: суды, народное правосудие, присяжные, авторитет, гражданский долг, мнение


суды, народное правосудие, присяжные, авторитет, гражданский долг, мнение Большинство обывателей не желают погружаться в многотомные уголовные дела. Фото РИА Новости

Многие россияне не спешат в суд, получив повестку о привлечении в качестве присяжного. Уже есть случаи, когда даже родственники подсудимых уговаривают кандидатов не игнорировать отбор в заседатели. Граждане стали чаще отказываться от такой службы и явно не хотят вершить судьбу себе подобных, от чего их 30 лет последовательно отваживали. Эксперты указывают, что государство ничего не делает для повышения авторитета народного правосудия, престижа его участников и увеличения размера вознаграждения за их труд.

Во многих регионах суды уже неоднократно жаловались, что люди совсем не идут в коллегии присяжных. На днях это подтвердилось в Подмосковье, когда на ожидаемо громкий процесс явился лишь один гражданин. При этом приглашение поучаствовать в осуществлении правосудия получили около 30 тыс. человек.

Родственникам подсудимого, который надеялся на справедливый вердикт народных заседателей, пришлось публично обратиться к жителям области с просьбой не игнорировать гражданский долг. Между тем в подобных ситуациях отбор коллегии обычно затягивается не на один месяц. Нежелание идти в присяжные, по мнению экспертов, может быть связано с чрезмерно большим объемом дел и длительностью процессов. Или, например, с тем, что со стороны силовиков проводится «оперативное сопровождение» дел с участием присяжных и их самих, что многих, видимо, пугает. Возможно, отпугивает от призыва на службу заседателями и волокита с выплатами за нее. А размер последних и вовсе отбивает у людей всякое желание участвовать в процессах в качестве присяжных.

Как пояснил «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ, управляющий партнер адвокатского бюро «Карпов, Тараборин и партнеры» Дмитрий Тараборин, трудности с формированием коллегий заседателей действительно возникают регулярно – и не только в столице и ее окрестностях, но и в любых регионах. Что связано, по его мнению, «в первую очередь с отсутствием в российском обществе соответствующей традиции». 

Казалось бы, это необходимо преодолевать, культивируя в сознании граждан здоровое отношение к выполнению гражданского долга. Тем более что суд присяжных сегодня фактически не имеет адекватной альтернативы для обвиняемых, которые не признают вину и рассчитывают на оправдание. Потому что так называемый профессиональный суд с его 0,18% оправдательных приговоров «на правосудие практически не способен», заявил Тараборин.

3-2-1-t.jpg
В каждом суде есть места для народных
заседателей, но все меньше желающих их
занять.   Фото с сайта www.sudrf.ru
Вместе с тем, судя по наблюдаемым тенденциям, в отдельных властных кабинетах явно сложился консенсус против присяжных. Тараборин считает, что именно с целью отвадить людей от народного суда активно и внедряется практика роспуска коллегий, которые постановили оправдательный вердикт. Техника уже отработана и обкатана районными и областными судами – и «покрывается вышестоящими инстанциями», настаивает он. Для этого под разными предлогами затягивают оглашение оправдательного вердикта, а из состава заседателей «чудесным образом начинают исчезать отдельные члены, что делает невозможным продолжение его работы». «Если раньше процессы давления на присяжных со стороны государства были скрыты, то в последнее время фиксируются случаи открытого использования силовых структур, которые по формальным поводам просто задерживают отдельных присяжных по пути в суд, а председательствующий по делу судья спешно распускает коллегию из-за неполной явки», – подчеркнул Тараборин. То есть иной раз на формирование какой-то коллегии уходит не один год, еще несколько месяцев длится рассмотрение дела, а на то, чтобы распустить присяжных, хватает опоздания или единичной неявки пары из них. Кстати, коллегии, постановившие обвинительный вердикт, не распускаются практически никогда. Все это, сказал «НГ» представитель ФПА, похоже, делается централизованно, поскольку происходит по всей стране. «Очевидно, что кукловоды этого процессуального безобразия намерены на данном основании дискредитировать сам институт, предприняв попытку его упразднить и обеспечив монополию бездоказательных и бессостязательных уголовных процессов. Признать подобные перспективы нормальными никак нельзя», – подытожил Тараборин.

Советник ФПА Сергей Насонов подтвердил «НГ», что действительно наблюдается проблема с явкой кандидатов в присяжные. Не всегда коллегии отбираются с первого раза, хотя много и противоположных случаев. Да и сама эта проблема, указал он, все-таки не блокирует работу института в целом – процессы идут, дела рассматриваются, их количество растет из года в год. «Но эта проблема создает негативный репутационный фон для суда присяжных, позволяет его противникам говорить о неэффективности этой формы рассмотрения уголовных дел. А значит, проблема должна решаться», – заметил Насонов. Тем более что и низкая явка кандидатов в заседатели, и «неустойчивость» состава их коллегий, когда присяжные отказываются от участия в продолжительных слушаниях, вызваны комплексом именно «внешних факторов».

Например, пояснил он, в России реализована «призывная» система вызова кандидатов, когда нет ни малейшего учета их мнения об удобстве участвовать в процессах в тот или иной период времени. В итоге многие просто не могут явиться в суд, поскольку не в состоянии моментально отложить заранее запланированные дела. А вот в царской России, где присяжные за год рассматривали до 20 тыс. дел, а не чуть более тысячи, как сейчас, система вызова была «сессионной». Кандидаты распределялись по определенным периодам, например, два зимних месяца, а человек мог просить председателя суда перенести его на другую сессию. Современный кандидат может только не явиться на формирование коллегии. «Кстати, в царской России нормативно запрещалось вызывать кандидатов перед праздниками, в периоды сева или уборки урожая. Что существенно снижало процент неявившихся», – подчеркнул Насонов.

Кроме того, нынешняя судебная практика характеризуется склонностью органов предварительного расследования к гигантомании, порождающей объемные уголовные дела в десятки, а иногда и сотни томов и с большим количеством обвиняемых. «Очевидно, что время рассмотрения таких дел часто выходит за рамки разумного времени, на которое гражданин без ущерба для себя может отвлечься от работы, семьи и прочего для исполнения функций присяжного», – заметил он. Тем более что, напомнил Насонов, уголовно-процессуальная политика в России не знает никаких мер по стимулированию более активной явки кандидатов в присяжные и популяризации такого суда. В других странах, где народ участвует в осуществлении правосудия, они есть: например, в Канаде существует «день присяжного заседателя», а в США – «неделя уважения к лицам, выполняющим обязанности присяжного заседателя». На ТВ разъясняют важность этой миссии, в госучреждениях вывешиваются соответствующие плакаты. «Если бы подобная популяризация осуществлялась в России на протяжении всех 30 лет существования суда присяжных, то процент явки кандидатов был бы иным», – уверен эксперт. В той же царской России, кстати, присяжный заседатель участие в процессах считал «делом служения совести», а призывную повестку часто хранил за образами. Министр юстиции империи Иван Щегловитов описывал случаи, когда присяжные «продавали последнюю корову, чтобы получить средства на путевые расходы, другие – в суровую зиму, за 200 с лишком верст, шли в суд пешком без копейки денег».

И наконец, настаивает Насонов, процедура вызова кандидатов в присяжные остается абсолютно закрытой для контроля сторон процесса и самого общества. «Действительно ли помощник судьи вызывал 10 тыс. кандидатов за разумный срок до начала процесса? Никаких следов этого в уголовных делах мы не увидим, закон не обязывает эти данные приобщать к делу. Но необходимо такую процедуру делать прозрачной и проверяемой», – отметил он. И конечно, следует сделать участие в суде присяжных более привлекательным для граждан, в том числе и с финансовой точки зрения, то есть повысить размер оплаты за судодень, ввести право на оплачиваемые выходные за время исполнения обязанностей и т.д. Между тем, напомнил Насонов, во многих странах присяжные имеют даже налоговые льготы.


Читайте также


Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дунцова готовит "Рассвет" поближе к маю

Дарья Гармоненко

Учредительный съезд политической партии нельзя собрать в случайном месте

0
1343
От арестантов СИЗО требуют заслужить свидания

От арестантов СИЗО требуют заслужить свидания

Екатерина Трифонова

Следователь может по закону и без угрызений совести запретить встречу с родственниками

0
1680
Зачем провинившимся артистам гастроли в Донбассе

Зачем провинившимся артистам гастроли в Донбассе

Для прощения оступившихся деятелей культуры требуется не только выступление в зоне СВО, но и политическое решение

0
1870
КПРФ тестирует на отказ систему онлайн-выборов

КПРФ тестирует на отказ систему онлайн-выборов

Дарья Гармоненко

Электронное голосование вызвало 12 технических вопросов

0
1667

Другие новости