0
3033
Газета Политика Интернет-версия

27.06.2024 20:49:00

Адвокаты подсчитывают риски своей профессии

Тэги: ПМЮФ, адвокатура, суд, правосудие, фпа, володина


ПМЮФ, адвокатура, суд, правосудие, фпа, володина Президент ФПА РФ Светлана Володина на Петербургском юридическом форуме привела примеры вмешательства в работу адвокатуры. Фото Михаила Киреева / roscongress.org

На Петербургском международном юридическом форуме (ПМЮФ-24) обсудили профессиональные риски адвокатов. Эксперты констатировали выросшее количество случаев ущемления их профессиональных прав. При этом правоохранительными инициативы корпорации по разработке законодательных мер об ответственности за незаконное воспрепятствование адвокатской деятельности по-прежнему игнорируются властями.

Президент ФПА РФ Светлана Володина открыла работу сессии. «Для нас очень важный вопрос как минимизировать профессиональные риски», – подчеркнула она. Приведя в пример ситуации, когда адвокаты незаконно привлекаются к уголовной ответственности, в частности, за разглашение данных предварительного расследования при том уже после его окончания и оглашения этих данных в судебном заседании. Вице-президент ФПА РФ, президент АП Ленинградской области Денис Лактионов поведал и о необоснованных обращениях процессуальных оппонентов адвокатов в территориальные управления Минюста РФ с требованием привлечь адвокатов к дисциплинарной ответственности, которые сами чиновники с охотой поддерживают. «В дисциплинарной практике АП Ленинградской области с начала года было уже несколько подобных дел, вызванных необоснованными нападками следователей на адвокатов» – заметил он.

И как подтвердил «НГ» зампредседателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, председатель Комиссии Совета АП Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов Сергей Краузе, актуальность темы рисков в адвокатской деятельности в последние годы стала особенно очевидна, поскольку «правоприменители упорно пытаются стереть грань между гражданско-правовыми и уголовно-правовыми отношениями».

Нередки, с его слов, стали случаи привлечения адвокатов к уголовной ответственности в связи с возникновением спора о гонораре с доверителем (иными лицами). Обыденностью стали и вопросы банкротства доверителей, сопровождающиеся попыткой обратного взыскания гонорара с адвоката. «Интересно, что сами адвокаты, которые должны быть защищены от посягательств более серьезным образом, чем иные лица, на практике оказываются намного более беззащитными», – возмутился эксперт.

Для минимизации рисков, настаивает он, необходимо выработать комплекс мер, включая принятие уголовного закона, защищающего адвокатов от преступных посягательств, в том числе со стороны должностных лиц. Вероятно, не будут лишними и «рекомендации адвокатам при работе с доверителями в нестандартных ситуациях».

Вот и адвокат Константин Ривкин рассказал «НГ», что за последние годы резко увеличилось число случаев ущемления профессиональных прав адвокатов. Причем эти случаи стали «более разнообразны и тяжки по своим последствиям», вплоть до привлечения коллег к уголовной ответственности по очевидно надуманным основаниям. Именно поэтому, «когда предоставляется возможность рассказать о масштабах данной весьма тревожной проблемы представителям различных государственных структур и законодателям, как сейчас в рамках проводимого в Санкт-Петербурге ПМЮФ, это непременно нужно делать». Чтобы, дескать, они наконец осознали, что сильная и независимая адвокатура нужна всему российскому обществу, и начали прикладывать реальные усилия к выработке системы мер по надежной защите профессиональных прав представителей нашего сообщества, подчеркнул собеседник «НГ». К сожалению, по его словам, в реальности дело обстоит неважно: недопуски к доверителям, обыски в адвокатских образованиях, попытки вызова адвокатов на допрос, проведение в отношении них оперативно-розыскных мероприятий и прочие нарушения распространены по стране очень широко.

При этом правоохранительными органами активно тормозятся инициативы корпорации по разработке законодательных мер об ответственности за незаконное воспрепятствование адвокатской деятельности.

«Невольно вспоминаются слова известного питерского адвоката Юрия Марковича Шмидта о том, что чиновникам и законодателям следует помнить, что им тоже рано или поздно могут понадобиться защитники, и они могут пожалеть о своей пассивности», – заметил Ривкин.Свое выступление на форуме вице-президент ФПА РФ, президент АП Воронежской области Олег Баулин посвятил гражданско-правовым рискам адвокатов. Отдельно в беседе с «НГ» он пояснил, что среди различных видов профессиональных рисков – репутационных, уголовно-правовых, дисциплинарных и прочих – выделяются риски наступления неблагоприятных гражданско-правовых последствий. «В профессиональной работе адвокаты, и другие юристы сталкиваются с исками о привлечении к гражданско-правовой ответственности, об оспаривании сделок по общегражданским, а также специальным основаниям, предусмотренным, например, законодательством о несостоятельности», – указал эксперт. Распространены случаи необоснованного снижения размера расходов на оплату труда судебного представителя при рассмотрении заявлений о возмещении судебных расходов. Причины рисков различны, они могут иметь своим источником и проблемы взаимодействия с доверителем, и недостатки профессиональной, а также организационной деятельности адвоката, и неопределенность критериев качества юридической помощи. Как говорит Баулин, наряду с частными способами преодоления рисков (точное определение предмета соглашения, добросовестная работа, разъяснение доверителю допустимых способов оказания правовой помощи и др.), есть и общекорпоративные, реализация которых является задачей ФПА. Речь идет о разработке профстандартов, определяющих требования к оказанию разных видов юридической помощи, и тем самым устанавливающих критерии ее качества. При чем процедура разработки профессиональных стандартов не является исключительно корпоративной. «Универсальность стандартов в том числе определена тем, что в состав органа, разрабатывающего стандарты – Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам – входят представители Министерства юстиции РФ, Госдумой и Совета Федерации РФ». Кстати, на форуме анонсировали подготовку Стандартов качества юридических консультаций, призванные документально закрепить критерии качества работы юристов в сегодняшней практике. Как указал управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев напомнил, что «17 июня в Комиссию ФПА РФ был передан подготовленный им проект Стандарта качества юридических консультационных услуг», с тем чтобы к предстоящему в апреле 2025 Всероссийскому съезду адвокатов мог быть подготовлен соответствующий документ.

Советник ФПА РФ Ольга Шварц проанализировала профессиональные риски адвокатов за рубежом, выделив системные проблемы, с которыми сталкиваются адвокаты в различных юрисдикциях. Серьезным риском она назвала воспрепятствование деятельности адвокатов со стороны государственных органов. И привела примеры давления на адвокатов и других способов воспрепятствования их деятельности. Также она напомнила, что в уголовных кодексах ряда стран СНГ и Европы есть нормы, запрещающие вмешательство в деятельность адвоката.

В комментарии «НГ» Шварц отметила, что в силу универсального характера миссии адвокатуры, риски, с которыми сталкиваются адвокаты в зарубежных юрисдикциях, во многом схожи с теми, которые хорошо известны и российским адвокатам. За рубежом к профессиональным рискам адвоката относят все юридические обязательства адвокатов и те последствия, которые могут для них наступить в связи с профессиональной деятельностью, включая уголовную ответственность, гражданско-правовую ответственность, риск личной безопасности, экономические потери, репутационные потери и так далее. В самом общем виде риски делят на внешние – связанные с воздействием на деятельность адвоката извне, к примеру, со стороны государственных органов, клиентов, технических сотрудников адвокатской фирмы и коллег-адвокатов, и внутренние – связанные с поведением самого адвоката. Наиболее часто среди рисков выделяют регуляторные, операционные, репутационные, финансовые, и риски, связанные с качеством оказанных услуг.

По словам собеседницы «НГ», регуляторные риски связаны с принятием законодательства, которое может облегчить или наоборот затруднить деятельность адвоката, подвергнуть его дополнительным рискам, в то время как операционные возникают в связи с неэффективным управлением делами юридической фирмы, неэффективными средствами контроля и даже использованием неэффективных или устаревших технологий. Репутационные риски связаны с поведением адвоката как во взаимоотношениях с клиентами и коллегами, так и, к примеру, в соцсетях. «Американская ассоциация юристов называет такие примеры действий в социальных сетях, которые наносят ущерб репутации адвоката, как размещение расистских постов, постов, преследующих какое-либо лицо, размещение неподобающих фотографий, например, в состоянии алкогольного опьянения или сексуального содержания, а также посты, нарушающие конфиденциальность информации клиента», – пояснила она. Финансовые риски связаны с управлением имуществом и активами клиентов, к примеру, трастовыми фондами или наследственным имуществом. ФАТФ полагает, что структуры, процессы и транзакции, которые используются юридической профессией, а также характер самих организаций, в которых работают адвокаты, могут предоставить возможности для тех, кто хочет помочь другим в отмывании преступных доходов, и делают людей в этой профессии уязвимыми для эксплуатации в целях отмывания денег. Ну и риски, связанные с качеством оказываемых услуг непосредственно связаны с соблюдением адвокатом в своей деятельности действующего законодательства и профессиональных стандартов.

Особняком, продолжает Шварц, здесь стоит риск воздействия со стороны государства, в частности сотрудников правоохранительных органов. К сожалению, этот риск знаком представителям адвокатской профессии во многих зарубежных странах, о чем свидетельствует и практика ЕСПЧ, и многочисленные научные исследования. К примеру, в Китае, с ее слов, распространенным видом уголовной ответственности для адвоката является лжесвидетельство, предусмотренное ст. 306 Уголовного закона Китайской Народной Республики, которое ряд ученых называют «дамокловым мечом, висящим над головой адвоката». Первоначально введение уголовной ответственности за лжесвидетельство было призвано обеспечивать нормальное ведение уголовного судопроизводства национальными судебными органами, однако на практике оно превратилось в важный инструмент для официального злоупотребления правом на уголовное преследование. Субъектом преступления является только защитник и адвокат – представитель в гражданских делах, а объективной стороной является умышленное уничтожение или фальсификация доказательств самим адвокатом или подстрекательство к этому подзащитного\доверителя и свидетелей. К такому изменению или фальсификации доказательств правоохранительные органы относят и изменение подсудимым показаний в ходе судебного разбирательства. Жесточайшему давлению в США подвергались адвокаты, которые защищали узников Гуантанамо. Они были изолированы на территории Гуантанамо на протяжении всего разбирательства дела, им не разрешалось общаться с коллегами, защищавшими других узников, в том числе считавшихся соучастниками их подзащитного, не разрешалось выносить свои записи по делу из помещений следственных органов.

«Гарантиями от внутренних рисков являются разработка внутренней политики и бизнес-процессов внутри адвокатской фирмы, тщательная подготовка контрактов с деловыми партнерами, проведение обучения руководителей и сотрудников и создание внутренних механизмов рассмотрения жалоб. Гарантией же от внешнего воздействия, в том числе со стороны правоохранительных органов, в ряде стран является установление уголовной ответственности за вмешательство в деятельность адвоката, в том числе за угрозы и запугивание», – подчеркнула собеседница «НГ».


Читайте также


В подвалах судов есть место правам человека

В подвалах судов есть место правам человека

Екатерина Трифонова

Реформа конвойных помещений разработана задолго до указаний наивысшей инстанции

0
1071
Еще раз о Конституции и месте в ней идеологии

Еще раз о Конституции и месте в ней идеологии

Михаил Емельянов

В качестве важного понятия в Основном законе целесообразно обратить внимание на государственный суверенитет

0
1464
Новый президент Ирана поборется за право на реформы

Новый президент Ирана поборется за право на реформы

Игорь Субботин

Масуду Пезешкиану отведен месяц на формирование правительства

0
1522
Тайна следствия не может быть беспредельной

Тайна следствия не может быть беспредельной

Екатерина Трифонова

Адвоката обвиняют в разглашении сведений, прозвучавших на открытом процессе

0
3379

Другие новости