0
18564
Газета Наука Печатная версия

23.04.2024 18:02:00

Контуры предвидимого мира – 2050 год

Можно ли преодолеть критическую триаду глобального кризиса

Виктор Лось

Об авторе: Виктор Александрович Лось – доктор философских наук, профессор Российской экологической академии.

Тэги: оон, цур, будущее, общество, прирда, экология, политика, экономика


7-13-1480.jpg
Страны индийского субконтинента (Индия,
Бангладеш, Пакистан) оказываются
под воздействием демографических
процессов, усложняющих их
социально-экономическое положение.
Современный Дели – наглядное
тому подтверждение.  Фото Романа Шульгина
С 26 февраля по 1 марта в столице Кении – Найроби проходила Ассамблея ООН по окружающей среде (UNEA-6). В ней приняли участие более 70 министров и 3 тыс. членов делегаций стран. Участники подчеркивали необходимость международного сообщества сплотиться в «критический для планеты момент» для преодоления «тройного глобального кризиса» – изменения климата, утраты биоразнообразия и загрязнения окружающей среды («критическая триада»). Генсек ООН Антониу Гутерриш оценил реализацию стратегии ускорения устойчивого развития как «необходимое условие и позитивный фактор выведения глобального социума на верный путь».

«Дорожная карта» под названием «ЦУР»

Перспективы реализации принятых ООН Целей устойчивого развития (ЦУР), ориентированные на 2030 год, оцениваются в коллективном докладе Римскому клубу, приуроченном к его полувековому юбилею, – «Трансформация осуществима. Как достичь целей устойчивого развития в пределах планетарных границ» (Jorgen Randers, Johan Rockström, Per Espen Stoknes, Ulrich Golüke, David Collste and Sarah Cornell. Transformation is feasible. How to achieve Sustainable Development Goals within Planetary Boundaries. TheClub of Rome. 2018). Доклад подготовлен при поддержке фонда «Глобальные вызовы».

Авторы рассматривают программу ЦУР как универсальную стратегию позитивного перспективного развития цивилизации, ориентированную на преодоление современных социоприродных турбулентностей. Они исходят из того, что глобальный социум, обеспечив решение к 2030 году если не всех, то большинство ЦУР, продолжит движение к устойчивой цивилизационной модели будущего.

При этом у человечества «заканчивается время». То есть антропогенное воздействие на биосферу приобретает такие масштабы, что реальная дестабилизация всей планетарной системы подрывает возможности позитивных стратегических перспектив цивилизации. Человечество, вступив в новую геологическую эпоху антропоцена, становится объективным фактором радикальных трансформаций исторически сложившихся социоприродных структур. (Впрочем, многие авторитетные ученые-геологи отрицают наступление антропоцена.)

Отмечается парадоксальность современной мировоззренческой ситуации. С одной стороны, научное сообщество «все знает, но не хочет реально воспринимать масштабы необходимых преобразований». Поэтому, с другой стороны, авторы говорят о необходимости «времени объединения» – принятия «великого вызова» (great challenge), когда стратегия устойчивого развития выйдет на уровень эффективных социально-экономических решений.

Повестка дня на период до 2030 года, в рамках которой обозначены ЦУР, рассматривается как знаковый феномен цивилизационного драйва в будущее. Вместе с тем в ней мало говорится о механизмах ее реализации. Иными словами, налицо противоречие между необходимостью балансирования выполнения системы Целей устойчивого развития с представлениями о возможном сохранении равновесия естественных экосистем.

В реальности дилемма выглядит примерно так. Выход на уровень реализации базовых социально-экономических целей (от 1 до 11), предполагающих ликвидацию нищеты и голода, обеспечение здоровья и др., не увязывается с усилиями по предотвращению планетарных климатических изменений (цель 13), радикальных трансформаций морских ресурсов в процессе их использования (цель 14), прекращения утраты биоразнообразия (цель 15).

В результате формулируется вывод: традиционные стереотипы экспансии роста не предполагают адекватного практического разрешения этих целевых установок. Более того, если эти цели будут осуществляться «на основе традиционной политики экономического роста», то окажется «практически невозможным» сдерживание темпов глобального климатического потепления, сокращение чрезмерного океанического вылова, предотвращение деградации сельскохозяйственных земель, сохранение биологического разнообразия природных объектов.

Единственный путь, как подчеркивается в докладе, позволяющий рассчитывать на решение или приближение к решению большинства ЦУР к 2030 году, – «трансформационные изменения» (transformational changes):

– ускоренный рост возобновляемой энергетики;

– повышение производительности аграрного сектора;

– новые модели развития стран глобального Юга;

– сокращение неравенства между ними и странами глобального Севера;

– инвестиции в образовательные структуры всех уровней, гендерное равенство и семейное планирование.

То же самое. Быстрее. Сложнее. Умнее

Исходя из экстраполированных с 1980 года статистических данных – на середину ХХI века, рассматривается несколько сценариев, включающих как региональный, так и планетарный контексты.

Сценарий 1: «То же самое – бизнес как обычно» (Same – business as usual).

Социально-экономическая ситуация не утрачивает своего утвердившегося линейного тренда. И хотя интерес к ЦУР «начинает угасать», тем не менее движение социума в этом направлении отнюдь не ослабляется. Но региональный контекст развития стран глобального Севера отнюдь не характеризуется стратегическим оптимизмом.

С одной стороны, в США в результате экономического роста уже в 80-х годах ХХ века были созданы условия для повышения благосостояния населения (их позднее назвали ЦУР): преодоление голода, смягчение бедности, доступность образования и т.п. Аналогичная тенденция характерна и для Европейского региона, где экономические тренды обусловили и предпосылки для повышения качественных характеристик бытия.

С другой стороны, постепенно в странах евро-атлантической цивилизации фиксируется нарушение планетарных климатических границ, продолжающее загрязнение среды обитания, повышение кислотности Мирового океана. И соответственно показатели ЦУР к 2050 году «начнут снижаться».

В первые две декады ХХI века Китай демонстрирует исключительно высокие темпы экономического роста и относительное улучшение критериев ЦУР. Тем не менее в рамках сложившегося «предельного экономизма» не удается преодолеть возрастающее социальное неравенство в стране, приобретающее существенные масштабы; несмотря на немалые государственные усилия, не ослабляются негативные последствия выбросов парниковых газов и т.п.

Страны индийского субконтинента (Индия, Бангладеш, Пакистан) оказываются под воздействием демографических процессов, усложняющих их социально-экономическое положение. Внешняя политика КНР, ориентированная на поддержку этих стран, учитывая, однако, негативные реалии (социальное расслоение, продолжающаяся деградация экосистем, масштабность выбросов углекислого газа), не оказывает существенного воздействия на повышение жизненного уровня населения.

Считается, что лучшие стратегические перспективы развития характерны для стран Африканского континента. И тем не менее его сегодняшний экономический динамизм отнюдь не снимает проблем преодоления нищеты и голода, доступности медицинской помощи и образования, свободных рабочих мест и обеспечения гендерного равенства и др.

В целом в соответствии с этим сценарием в глобальном измерении повестка дня на период до 2030 года не будет выполнена в принятых параметрах. Неравномерность мирового развития не позволит и к 2050 году в полной мере реализовать «амбициозную стратегию» ЦУР.

Сценарий 2: «Быстрее – ускорение экономического роста» (Faster – accelerating economic growth).

Предполагается повышение темпов мирового экономического роста до существенно более высокого уровня – в среднем увеличение должно составлять около 1% ВВП годовых в период с 2018 по 2050 год. Это даст увеличение средних темпов роста мировой экономики до 3,5% в год. В рамках этого сценария намечается:

– приоритетное вложение (до 7% годовых) инвестиций в цифровизацию и беспроводную технологию;

– расширение передачи технологий, особенно в сфере низкоуглеродной и возобновляемой энергетики; при особенном внимании к передаче ноу-хау и эффективных технологий, позволяющих совершить скачок в финансах, логистике и энергетике;

– увеличение инвестиций в человеческий капитал (повышение степени доступности медицины, повышение образования на всех его уровнях и др.);

– усиление эффективной конкуренции и структурных эффективных изменений на рынках труда;

– продвижение экспорта и торговая целенаправленность промышленной политики;

– стремление к макроэкономической стабильности (уровень цен, обменный курс и низкая процентная ставка).

Реализуемая социально-экономическая политика ростовой экспансии обеспечивает дополнительный драйв большинству стран глобального Юга. Динамика экономического роста создала предпосылки для возрастания покупательной способности населения и формирования среднего класса в странах Азии, Африки и Латинской Америки, представители которого концентрируются в городах – центрах инноваций и современных технологий.

Дополнительный экономический рост снижает абсолютную бедность в ряде регионов стран глобального Юга, несколько повышая жизненный уровень населения, не снимая при этом остроты социального неравенства.

Мировое социальное неравенство усиливается. К 2050 году около 10% населения планеты будут оттягивать на себя свыше 55% доходов. В результате создаются предпосылки для политических кризисов, социальной нестабильности. И показатели ЦУР неуклонно снижаются. К 2050 году глобальный социум становится богаче, но отнюдь не повышает степень своей устойчивости.

Сценарий 3: «Сложнее – более активные усилия на всех фронтах» (Harder – stronger efforts on all fronts).

Традиционная модель экономического роста не позволяет, и это уже очевидно, рассчитывать на адекватную реализацию ЦУР. «Привычный экономизм» должен «перекраситься», то есть из коричневого (от цветовой гаммы выбросов в атмосферу) стать зеленым (соответствовать принципам экологического развития). Зеленая экономика получает все большую поддержку значительной части мирового сообщества.

Расширение международного сотрудничества в природоохранной сфере, учитывающего новые соглашения и механизмы стимулирования социально-экологической деятельности, сокращения выбросов СО2, скоординированного на международном уровне эффективного экологического налогообложения.

Однако по мере приближения 2050 года, хотя качество жизни, особенно в урбанизированной среде, улучшается, тем не менее общее повышение благосостояния населения не соответствует его ожиданиям. Планетарные границы неуклонно перемещаются в «красные зоны» высокого риска. Более того, мировые экосистемы под продолжающимся антропогенным воздействием повышают степень деградационных изменений.

Реализация механизма зеленой экономики не привела к необходимому снижению внешнего воздействия глобального социума на окружающую среду, усугубляющего социальное расслоение, расширение миграционных потоков. Иначе говоря, ухудшаются условия реализации ЦУР.

Сценарий 4: «Умнее – трансформационные изменения» (Smarter – transformational change).

«Умность» эффективного экономического роста рассматривается как механизм достижения человеческого благополучия в процессе реализации представлений об устойчивом развитии глобального социума в результате баланса экономических, экологических и социокультурных трендов. Именно их взаимодействие, обеспечивая синергетический эффект, лежит в основе выполнения ЦУР. Человечество отказывается от «просто разговоров» об устойчивом развитии, выходя на уровень «решительных и согласованных действий» в стремлении к радикальным трансформационным изменениям бытия.

Повышение «степени умности» к 2050 году приносит свои позитивные результаты.

Удается смягчить социальное неравенство, частично преодолев дефицит рабочих мест, и обеспечить сравнительно справедливый уровень заработной платы. Отдельные регионы получают равный доступ к использованию природных ресурсов исходя из современных принципов социально-экологического развития глобального социума.

Фиксируется рост ВВП на душу населения как за счет стимулирования потребительского спроса, так и его рационализации исходя из доминирующих социоприродных стереотипов. При этом неуклонно продолжается процесс стабилизации численности мирового населения, зависящий от сравнительного улучшения положения женщины – повышения «степени равенства», относительного улучшения доступности системы здравоохранения.

Сценарий исходит из того, что к 2050 году развитие регионов мира, включая совокупность стран глобального Севера и Юга, выходит на социально-экономический уровень, обеспечивающий выполнение большинства ЦУР. Более того, это трактуется как «разумный путь» позитивного стратегического продвижения цивилизации в предвидимое будущее. При этом радикально не нарушается исторический баланс планетарной экологической системы.

Полет «серебряной пули»

В процессе продвижения цивилизации к контрольным показателям «Повестки дня на период до 2030 года» все активнее обсуждается реальность ее выполнения. В подавляющем большинстве публикаций, анализирующих стратегию ЦУР и опирающихся на realpolitik, приходят к весьма неутешительным выводам.

Прогресс в реализации «Повестки дня на период до 2030 года» и ЦУР «серьезно подорван». Более того, «под угрозой оказалась реализация всеобъемлющего принципа ООН» – «Не оставлять никого позади».

Напомню, что проект Earth4A, стартовавший на рубеже ХХ–ХХI веков, использовал статистические данные начиная с 80-х годов, экстраполируя их в предвидимое будущее. И реальные масштабы негативных трендов современной социально-политической мировой турбулентности вряд ли тогда можно было предвидеть.

И тем не менее, пытаясь как-то предотвратить угрозы «неизвестного будущего», в проекте Earth4A предлагается «отложить рост потребления в мировом масштабе на один год». И этот сценарий оценивается в целом как желательный…

В конце ХХ века возникла фантомная концепция «серебряной пули» – простое решение сложной проблемы. В материалах Earth4A используется уточняющее понятие – «No Silver Bullet», такого феномена, как «серебряная пуля», не существует в реальности.

Но надежда, как известно, осталась навсегда в «ящике Пандоры». Поэтому все, в сущности, позитивные тренды будущего в проекте отнесены к 2100 году: удержание климатического потепления в желаемых температурных пределах, снижение мировых демографических показателей, сохранение биоразнообразия, улучшение качественных характеристик экосистем…

«Серебряная пуля» летит в правильном направлении. Но долетит ли она до цели – об этом станет известно лишь нашим отдаленным потомкам?

СУХОЙ ОСТАТОК

За период антропогена, порядка миллиона лет, было израсходовано примерно 200 млрд т кислорода. Такое же количество кислорода было израсходовано за последние 50 лет индустриальной эры.

* * *

65–55 млн лет назад климат на Земле был преимущественно парниковый; далеко на севере (Чукотка и Северная Аляска) произрастали широколиственные деревья, гингковые и даже некоторые виды пальм.

* * *

По геологическим данным, потепление последних десятилетий наблюдается на фоне общего похолодания климата с градиентом –0,33 град. за тысячу лет.

* * *

Вероятно, первый импульс существенного похолодания ожидает землян приблизительно в 2030 году, но значительно более сильное похолодание, с понижением температур до уровня XVII в., должно произойти в 2200-м

* * *

Устойчивое поддержание среднеглобальной температуры в пределах 10–20 град. на протяжении последнего миллиарда лет может быть объяснено только биотическим управлением глобальным круговоротом воды.

* * *

Мощность возобновляемых источников энергии (гидро-, ветровая, геотермальная и приливная) составляет менее десятой части от нынешнего потребления ископаемого топлива.

* * *

Современная мощность цивилизации достаточна для полного уничтожения ненарушенной биоты на всей планете.

* * *

В результате эмиссий от сжигания топлива и в меньшей степени от обезлесивания поверхности планеты содержание углекислого газа в атмосфере повысилось более чем на 30% за последние 100 лет.

* * *

Даже при полном исчерпании запасов ископаемого топлива из атмосферы может быть потреблено не более 2% кислорода.

* * *

Территория современных городов расширяется быстрее, чем увеличивается численность их населения. К 2030 году территория городов в развивающихся странах увеличится в три раза, а в индустриально развитых странах – в 2,5 раза.

* * *

По данным исследователей из Государственного университета Северной Каролины и Университета Джорджии, демографический переход уже состоялся 23 мая 2007 года: число жителей городов достигло в этот день 3 303 992 253 человека против 3 303 866 404 жителей села.

* * *

По данным специального доклада ООН, в городских районах темпы роста нищеты выше, чем в сельских. Ныне 1 млрд горожан живут в трущобах.

* * *

В период между 2000 и 2030 годом численность городского населения в Азии увеличится с 1,36 млрд до 2,64 млрд, в Африке – с 294 млн до 742 млн, а в Латинской Америке и странах Карибского моря – с 394 млн до 609 млн.

* * *

Современные офисы бывают заполнены лишь на 14%. При этом в промышленном производстве заполненность помещений должна составлять как минимум 70%, иначе капитальное строительство не окупается.

* * *

В декабре 2000 года было зарегистрировано 18-миллионное вещество, которое может синтезировать человек. На мировом рынке только в больших или заметных количествах оборачивается до 200 тыс. веществ, а воздействие их на здоровье людей изучено не более чем для 10 тыс. веществ. Только на химических предприятиях России на тот момент было сосредоточено около 1 трлн смертельных доз химических веществ. Анализ тканей людей в США показал, что в них содержится до 2 тыс. загрязняющих веществ.

* * *

В составе выбросов загрязняющих веществ доля выбросов от автотранспорта во многих городах достигает 90% и более. В крупных городах доля выбросов автотранспорта редко составляет менее 50% от всех выбросов загрязняющих веществ в воздух.

* * *

В 2008–2009 годах из общего объема загрязняющих выбросов от стационарных источников 41% составляли выбросы энергетической отрас­ли, 30% – химической.

* * *

В 2008 году наблюдения за качеством воздуха в России проводились в 248 городах. Список городов с очень высоким уровнем загрязнения воз­духа включал 30 городов с общим числом жителей в них 11,2 млн человек.

* * *

Только 74–78% вредных веществ, выбрасываемых в атмосферу стационарными источниками, улавливается (обезвреживается).

* * *

Утечки и неучтенный расход воды при транспортировке в системах водоснабжения в ряде городов достигают 60% поданной в сеть воды.

* * *

В России загрязнение окружающей среды связано с дефицитом мощностей по очистке канализационных стоков: 60% канализационных очистных соору­жений перегружено, 38% эксплуатируется 25–30 и более лет и требует срочной реконструкции.

* * *

Дефицит мощностей по очистке канализационных сооружений в настоящее время достигает около 9 млн куб. м/сут.

* * *

За последние 100 лет содержание углерода в атмосфере выросло на 30%. Особенно резкое увеличение его индустриальных выбросов (в 4,6 раза) зафиксировано с 1950 по 1996 год.

* * *

Сокращение на суше площади эксплуатируемых лесов на 30%, как показывают оценки, могло бы остановить рост концентрации парниковых газов без реконструкции энергетики.


Читайте также


Ускорение инфляции – плохой сигнал для политики Центробанка

Ускорение инфляции – плохой сигнал для политики Центробанка

Михаил Сергеев

Чиновники мегарегулятора наблюдают за сокращением своего влияния на экономику

0
2362
Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Госсекретарю пришлось оправдываться за Белый дом

Геннадий Петров

Американский дипломат выступил против крайностей в отношении Израиля и украино-российского конфликта

0
1820
Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
1654
Новый президент Вьетнама ориентируется на Москву

Новый президент Вьетнама ориентируется на Москву

Данила Моисеев

Консерваторы одержали верх над прозападными реформаторами

0
1707

Другие новости