0
5398
Газета Стиль жизни Печатная версия

17.02.2021 18:22:00

Оно мне надо? Пофигизм возвращается бумерангом

Григорий Шехтман

Об авторе: Григорий Аронович Шехтман – член Союза журналистов Москвы, доктор технических наук.

Тэги: житейсские истории, пофигизм, бумеранг


житейсские истории, пофигизм, бумеранг Муж-пофигист – горе в семье. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Реплика «оно мне надо?» явно идет из Одессы. В ней слово «оно» может подразумевать все что угодно, включая какое-либо действие. Для этой реплики известно несколько синонимов, обозначающих в разных жаргонах более привычные для русского уха понятия, такие как «безразлично», «все равно», «до лампочки», «не напрягает», «по барабану» и (для полноты) – «мне это фиолетово».

Людей, склонных к пофигизму, окружающие легко вычисляют, приписывая им такие, к примеру, суждения: «Рак у соседа – как легкий насморк». Но в самый, казалось бы, неподходящий момент пофигизм возвращается бумерангом. Приведенные ниже невыдуманные житейские истории убедительно это подтверждают.

Ко мне обратилась мать хорошо знакомого мне человека (назовем его Евгением) с жалобой на его жену, которая мужа всячески оскорбляет, унижая его мужское достоинство. Я так же хорошо знал его жену и поговорил по душам с ней. Много чего неприятного услышал я от нее в адрес Евгения, но один из его поступков особенно ярко высветил сложившуюся в этой семье обстановку.

Евгений с семьей жили в Германии, а его мать – в Москве. Как-то она решила их навестить, и они все вместе отправились отдохнуть в курортный городок, расположенный в Чехии. Гостиница, где они устроились, находилась на окраине городка, и к ней вела довольно крутая длинная лестница. В один из дней жена Евгения, накупив на всех полную сумку продуктов, стала подниматься по этой лестнице, обгоняя свою родню. Делать ей это было непросто, так как незадолго до этого ей сделали операцию на венах ног. На одной из лестничных площадок она поставила на пол эту сумку, передохнула и вновь потащилась вверх. Евгений с места не сдвинулся. И когда его мать намекнула ему о том, что не мешало бы помочь жене оттащить злополучную сумку наверх, он ухмыльнулся и с нажимом, по-одесски спросил: «А оно мне надо?»

После возвращения матери Евгения в Москву мы с ней встретились, и вновь от нее последовали горестные сетования по поводу несчастной жизни ее сына, которому не повезло с придирчивой женой. Я не стал поддакивать и сочувствовать, а просто напомнил ей описанный выше эпизод. О попранном невесткой мужском достоинстве сына и прочих обидах она в разговорах со мной больше не заикалась ни разу.

Мне с Евгением не раз приходилось общаться, и я также слышал из его уст жалобы на унижения со стороны жены. Но из-за его обидчивости щадил и не высвечивал ему в полной мере его же пороки и недостатки. Истоки их мне были понятны. Он рано лишился отца и воспитывался в сугубо женском окружении. Его по мелочам опекали окружающие и, как говорится, палец о палец не давали ударить. Рано появившийся у него животик на всю последующую жизнь стал его непременным атрибутом. Местечковое воспитание породило в нем такие хорошо узнаваемые качества, как самодовольство, скупость и эгоизм. Всепоглощающая лень распространилась и на сферу гигиены: ему, дурно пахнущему мужику, не хотелось своевременно посещать душ («оно мне надо?»), и поэтому нарекания жены по поводу его неопрятности были справедливы и не чрезмерны. Ярко выраженный пофигизм в итоге обернулся бумерангом, подведя эту чету к неизбежности развода.

6-16-1480.jpg
Общение должно доставлять наслаждение.
Причем взаимное.  Илларион Прянишников.
Шутники. Гостиный двор в Москве. 1865. ГТГ
У Евгения растет сын Андрей. Он рано начал читать и считать. Его любознательность в детстве не знала границ. Увлекшись грибами, он тут же полез в справочники и стал сверять в них подчас противоречивую информацию о съедобных и несъедобных грибах. Затем его увлекли разные породы деревьев, марки автомобилей и т.п. Марку автомобиля он молниеносно определял на ходу, и его отец, водитель с большим стажем, не мог за ним в этом угнаться. Когда в одной из гимназий объявили набор в группу для особо одаренных детей, он легко прошел конкурсный отбор, обнаружив при этом запредельное значение IQ.

Но к этому времени Евгений свою «борьбу за независимость» ознаменовал приобретением квартиры для себя, отдельно от семьи. Нечастые встречи с сыном он превращал в своеобразные «праздники», в процессе которых явно настраивал его против своей «властной» жены, на которую он, однако, спихнул все обязанности по уходу и воспитанию их общего чада. Количество встреч с отцом неизменно стало переходить в своеобразное «качество». Это пресловутое «оно мне надо?» все чаще стало мелькать в речи Андрея. Крайне спортивный в детстве, в юности он все больше стал обрастать жирком, ленясь делать то одно, то другое. Учеба ему стала даваться все труднее и труднее, причем свои неудачи в овладении науками он все больше объяснял плохим преподаванием, а не собственной ленью. Изучаемые предметы он один за другим отметал со словами «это не мое», используя лексикон отца, не способного помочь ему в учебе. В итоге недавний вундеркинд съехал вниз настолько, что ему пришлось перейти в другую гимназию, уже не для одаренных, а для обычных детей. На этом процесс снижения его интеллекта продолжился, и ему уже перестали светить и университет, и даже само окончание гимназии. Более того, в одном из старших классов неминуемо пришлось бы стать второгодником, и он поступил в колледж, так и не закончив учебу в гимназии…

Еще одна история. Мой знакомый Олег время от времени перезванивался со своей однокурсницей Ольгой, с которой подружился еще во время учебы в университете. Они редко встречались, но, когда накатился коронавирус, Ольга в одном из телефонных разговоров предложила ему после завершения режима самоизоляции встретиться и вспомнить за рюмочкой былую молодость, глядя «глаза в глаза». Олег сразу же согласился. И когда Ольга, отбыв вынужденное заключение на даче, вернулась в Москву, он ей вскоре позвонил и напомнил о ее предложении встретиться. К его огромному удивлению она, помешкав, задала ему вопрос: «А нам это надо?» Олег почти автоматически ответил: «Наверно, не надо». Он знал, что никто до сих пор так и не дал ответа на вопрос – чего женщина хочет? Но от ее вопроса крепко попахивало репликой «оно мне надо?», к которой у Олега с давних пор была сильная аллергия. Он, убежденный сторонник взаимности, после такой реплики не ввязывался обычно ни в какую полемику и не пытался переубедить собеседника. Не надо – так и не надо.

Олег терпеть не мог занудства. Он был убежден в том, что любое общение должно давать наслаждение, и неважно, в какой форме. И если человек не уверен в том, что следует пообщаться, так лучше и не общаться. Кому охота кого-то развлекать?.. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости