1
3714
Газета Стиль жизни Печатная версия

18.07.2021 17:19:00

На каком наречии мы будем разговаривать с миром

Виноделы выступили в авангарде экспериментального познания загадочной русской души

Тэги: виноделие, российское вино, международная организация по виноградарству, русский язык


150-8-1480.jpg
Неформальный язык общения
в разнообразных социальных
и профессиональных средах всегда привлекал
внимание любознательных и любопытных. 
Фото автора
Прямо скажем, новость несколько неожиданная (ниже объясню – почему): русский язык вошел в перечень официальных языков Международной организации по виноградарству и виноделию. Как сообщает отечественный Минсельхоз, такое решение было принято на заседании генеральной ассамблеи организации в ходе открытого голосования. До сих пор работа в организации велась на пяти языках – английском, испанском, итальянском, немецком и французском.

«Принятое решение свидетельствует о возрастающей роли России среди ключевых винодельческих регионов. Оно будет способствовать продвижению российского вина за рубежом, закреплению статуса нашей страны в качестве одного из основных участников мирового рынка и дальнейшему развитию международного сотрудничества в области виноградарства и виноделия. Это позволит также упростить работу наших специалистов на площадке организации и использовать международный опыт в сфере регулирования отрасли в российской практике», – отметил министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев.

Но помимо отмеченных министром бонусов для отечественных виноградарей и виноделов, возвращение великого и могучего, – а 30 лет назад русский язык уже был одним из основных языков организации, – важно и еще в одном аспекте.

Дело в том, что наше сознание напрямую связано с тем, на каком языке происходит мышление. Как говорил Велимир Хлебников, «Слова управляют мозгом. Мозг – руками. Руки – царствами». Вот и Иван Павлов, наш нобелевский лауреат в области физиологии и медицины (1904), в 1932 году, за четыре года до смерти, вынужден был заметить: «Для него существуют только сло­ва. Его условные рефлексы координированы не с действиями, а со словами».

Влиятель­ный лингвист и культуролог 30–40-х годов прошлого века Эдмунд Сепир считал, что грамматические структуры языка в значительной степени предопределяют мировосприятие человека, на данном языке говоряще­го. То есть теперь коллегам-виноделам из других стран, возможно, придется столкнуться в исходном виде, лоб в лоб, с совершенно исключительным мировоззрением, которое формирует русский язык. Если определить эту особость одним словом, то это супер-флективность (сверхгибкость) русского языка. Она определяет часто и весьма специфическое словообразование не только в повседневной жизни, но и, скажем, в инженерных специальностях; русские инженерные термины очень образны.

Вот лишь несколько примеров из разных «технических наречий»:

– активное облопачивание, пассивное облопачивание (термины из турбостроения);

– ГПУ-решетка, ОГПУ-решетка (материаловедение, кристаллография);

– штроба убегом; зазор на шнурку; тычок; ложок (строительство, архитектура);

– разбойник (в больших доменных печах – устройство, представляющее собой огнеупорный острый мыс, разбивающий общий поток чугуна на два, чтобы заполнять сразу два чугуновозных ковша).

Бывают образы и «покруче».

«Ты что, маленький мальчик? Тебя учить надо? Срочно снимай штаны, спускай их, залазь на нее, быстро делай свое дело, поднимай назад штаны, и никто ничего не узнает!» Это совсем не то, что приходит в голову сразу после прочтения. Это отрывок из реального телефонного разговора главного инженера проекта (ГИПа) с начальником Строительно-монтажного управления (СМУ). Сугубо производственная ситуация: речь идет об установке на бункер с сыпучими материалами устройства, разделяющего поток надвое, – «штанов».

Игра слов порождает игру смыслов. Вспомним хотя бы определения, придуманные Велимиром Хлебниковым еще в начале XX века: вместо аэроплан – самолёт; вместо авиатор (авиатриса) – лётчик (лётчица).

И этот процесс со-творения мира через язык всегда происходил и продолжается сейчас очень активно. В том числе и в столь близкой русскому человеку области виноделия. В 1891 году в Санкт-Петербурге мизерным тиражом не для продажи вышла брошюрка «Криптоглоссарий. Отрывок. Представление глагола выпить». Подготовил этот шедевр Павел Никитович Тихонов – интереснейший чудак, коллекционер древних манускриптов и скромный служитель Императорской публичной библиотеки.

В предисловии Тихонов пишет: «Для ознакомления со своим Криптоглоссарием, содержание которого составляет язык нищих, арестантов, офеней, прасолов, шулеров, etc., куда входит также музыка (язык мошенников, argot, Gaunersprache) и разный жаргон – я выбрал из последней категории одно представление глагола выпить. Собрано здесь, разумеется, далеко не все, так как трудно исчерпать решительно все относящиеся сюда выражения…» Насладитесь и вы, хотя бы в малой степени.

«Адамовы слезы – водка; ахнуть – выпить; баночка – рюмка водки; брыкаловка – водка (так называемая очищенная, светлана, светлейшая и проч. и проч.); готов – совершенно пьян; грузен – пьян; дербануть, дерябнуть – выпить; закурить – пить запоем; канашка – рюмка водки; ключ потерять – напиться до тошноты; красив – совершенно пьян; первая колом, вторая соколом, третья мелкой пташечкой; полешко подложить – выпить с холоду; поперечник – какой-нибудь иной хмельной напиток кроме того, который в данный момент употребляет субъект, наприм. после пива – водка, и т.д. …»

После таких слов нельзя без легкой иронии воспринимать вполне оправданный пафос и оптимизм президента Российского союза виноградарей и виноделов Леонида Поповича: «Это (признание русского языка шестым официальным языком международной организации. – А.В.) позволит нашим специалистам принимать полноправное участие в конгрессах, конференциях и других отраслевых мероприятиях организации». Заметим, что в Международную организацию по виноградарству и виноделию, авторитетную межправительственную организацию научно-технического характера с компетенцией в области выращивания винограда, производства вина и напитков на его основе, изюма и других продуктов, входят 48 стран.

Мало того, я бы рискнул сказать, что вообще область винокурения и потребления алкогольной (и слабоалкогольной в том числе) продукции – один из последних плацдармов борьбы за русский язык. За отвоевывание им достойного представительства под раскидистым мировым лингвистическим древом. А то ведь, по некоторым оценкам, 30% ключевой лексики в современном русском языке – английских корней.

Впрочем, отчаиваться не надо. Не зря же Владимир Высоцкий отмечал в 1975 году:

Проникновенье наше

по планете

Особенно заметно вдалеке.

В общественном парижском

туалете

Есть надписи на русском

языке! 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Продаватели и покупцы. Как старый сад стал частью сложносочиненной цепочки всеобщего разрушения

Продаватели и покупцы. Как старый сад стал частью сложносочиненной цепочки всеобщего разрушения

Ольга Фатеева

0
2051
Канитель с высылками дипломатов заканчивается, а с признанием "Спутника V" – нет

Канитель с высылками дипломатов заканчивается, а с признанием "Спутника V" – нет

Данила Моисеев

Председательство Словении в ЕС слабо отразится на поведении Брюсселя

0
3102
Регион Кампания, виноделие: от античного до современного

Регион Кампания, виноделие: от античного до современного

Андрей Баткилин

Выходящим на пенсию солдатам римских легионов здесь дарили земли для поселения  

0
3287
Реки могут быть и сухими, и мокрыми

Реки могут быть и сухими, и мокрыми

Владимир Евдокимов

Странные гидронимы Рязанской земли открывают историю многих дворянских родов России

1
4898

Другие новости

Загрузка...