0
3459
Газета Стиль жизни Печатная версия

06.07.2022 18:13:00

Носорог вместо цветочков. На руинах двадцати пяти неотложных дел

Мария Давыдова

Об авторе: Мария Андреевна Давыдова – редактор, культуролог.

Тэги: юмористические истории, борщ, обсценная лексика, неотложные дела


24-16-1480.jpg
Пока не свяжешь еще двадцать рядов – спать
нельзя!  Альберт Анкер. Маленькие
вязальщицы. 1885.
Музей Оскара Рейнхарта, Швейцария
Все стадии борщизма

Борщизм представляет собой одно из самых безобидных, неизвестных официальной медицине заболеваний.

Начальные стадии борщизма характеризуются однократным поеданием питательной субстанции за обедом в течение трех дней. Если не принять адекватные меры, в дальнейшем борщизм может прогрессировать. Для запущенных стадий борщизма характерна неумеренная тяга к данному продукту: пациент варит идеально сбалансированную смесь в емкости, определяемой им самим, как «нехилое такое ведро». Употребление варева на завтрак, обед и ужин часто сопровождается неконтролируемыми вскриками «добавки!», «добавки!». В отдельных случаях отмечается ночное хождение под предлогом «я только попить водички». При этом у части пациентов развивается способность чувствовать запах борща сквозь герметичные стенки холодильника и даже во сне идти на его зов.

Ряд больных в периоды обострений отмечают также возросшее употребление сметаны повышенной жирности, что в целом может отрицательно сказываться на состоянии ЖКТ пациентов.

Борщизм носит исключительно сезонный характер (в средней полосе летом почти не встречается, отмечаются лишь единичные всплески заболевания, связанные с ухудшением погодных условий).

В большинстве случаев заболевание не требует лечения в стационаре. Исключение составляют описанные в научной литературе сложные случаи неумеренного сочетания борщизма с водкизмом, коньякизмом и перцисизмом. Для последних существуют апробированные протоколы лечения (см. статью «Алкоголизм»).

Лечащий врач, как правило, ограничивается рекомендациями общего характера, такими как:

– тренировка силы воли (касается случаев употребления продукта в ночное время под водку/сало/ай-лю-лю);

– обязательное добавление в борщ чеснока (профилактика простудных заболеваний);

– использование в процессе приготовления субстанции нежирных сортов мяса (в некоторых случаях может даже идти речь о вегетарианских формах борщизма);

– снижение жирности используемой сметаны (до 15%);

– тщательное мытье рук;

– приглашение доктора к столу с последующей дегустацией блюда;

– и др.

В то же время некоторые британские ученые утверждают (и мы склонны с ними согласиться), что умеренный борщизм (исключая запущенные стадии с применением водкизма, которые не рассматриваются в рамках данной статьи) способствует уменьшению количества антидепрессантов на душу населения и положительно сказывается на душевном здоровье нации в целом. Минздрав предупреждает: материалы, опубликованные на данном ресурсе, носят исключительно справочный характер и не могут использоваться для самолечения. Для консультации обратитесь к своему лечащему врачу.

Администрация ушла есть борщ, ни за что и ни на что не отвечает и всем желает хороших выходных.

Обсценная лексика

После школы я пришла работать к отцу в конструкторское бюро, в библиотеку. Библиотека была научно-техническая, маленькая. Под окном все время что-то строили: целый рабочий день слышался мат-перемат – работяги не ругались, а просто на нем разговаривали. Меня это, впрочем, совершенно не смущало, я же не институт благородных девиц окончила, а простую советскую школу.

Но это сильно смущало, с тех пор как я появилась в коллективе, нашу заведующую библиотекой. Вторая ее подчиненная была молодая, но уже крепко замужняя и даже детная женщина Оля – грузино-еврейских кровей, чрезвычайно веселая и энергичная. С этой женщиной Олей мы очень быстро сошлись, и когда заведующая в очередной раз убывала по делам комплектования фондов, а читателей не было, звонкими голосами распевали удалые песни. Потом, правда, выяснилось, что некоторые читатели наши вокальные упражнения отлично слышали, но нас не выдавали: очень уж тоскливая и замшелая атмосфера была в нашем конструкторском бюро – а тут такое развлечение. Но это я отвлеклась: значит, заведующая Лидия Михайловна, которая по возрасту годилась мне в мамы, очень переживала по поводу мата и даже один раз, надев свой строгий библиотечный халат, спустилась вниз, проникла на стройку и, отыскав бригадира, имела с ним непродолжительную назидательно-просительную беседу. Бригадиру она рассказала, что в библиотеке теперь работает несовершеннолетняя (я), которой очень вредно слышать крепкий рабочий мат (знала бы она, как разговаривали дети в «лесной школе», в которую меня «прописала» в шестом классе наша участковая доктор(ица)). Бригадир был озадачен, но обещал крепко подумать и предпринять меры. У бригадира были свои бригадирские дочки, и он принял все близко к сердцу. Даже чересчур близко.

С тех пор жизнь наша изменилась: вместо ровного и естественно льющегося мата в библиотечное окно просачивалось нечто странное. Сначала, например:

– Вира, твою дивизию, вира, трам-тарарам, вира, я сказал (отредактировано)!

Затем откуда-то неизменно возникал бригадир и орал во всю луженую грудь:

– Сказано было не материться – так-растак, туда-растуда!

– Майна, туды в качель!

– Сказано, захлопнуть... (орган речи)! Понял?! Нет?!

Я непрерывно беспокоилась за хохотушку Ольгу – боялась, что она лопнет от смеха. За Лидию Михайловну, которая, по ее собственным словам, была «очень переживательная женщина», я тоже сильно тревожилась. Отец, который в силу непреодолимых жизненных обстоятельств часть юности провел на Колыме, отчаянно веселился, услыхав от меня историю о том, как библиотечный работник боролся с обсценной лексикой. В заключение одно наблюдение – те незабвенные рабочие были сущие овечки по части художественного мата в сравнении с нашими семиклассницами, право слово.

Дух противоречия

Человек спрашивает: ты можешь написать для нас юмористическую историю? Тема есть – такая-то тема, такой-то сюжет: он смешной сам по себе, а ты еще его обыграешь, и будет очень смешно, и в придачу литературно. И мы тогда историю напечатаем на своем сайте, а тебе дадим денег столько-то.

Отлично, давайте сюда свою историю. Это я люблю такое, да еще и за деньги. И вот сколько я забавных историй бесплатно написала?! Один раз приехала в газету за своими авторскими газетками, а мне милая девушка-редактор говорит: мол, нехорошо, Маша, подводить людей под монастырь.

– Как так, под монастырь?

– А так, что у нас было собрание с начальством. Все внимали начальству с почтением, между тем двум сотрудницам влетело, потому что они хрюкали. А хрюкали они, потому что твои рассказики читали сзади тишком и не могли удержаться от смеха.

Я тогда была очень польщена. Возомнила себя прямо кем-то таким юмористического жанра.

Пришлось развозомнить: за деньги вышла история примерно такого рода: «Однажды Орлов объелся толченым горохом и умер. А Крылов, узнав об этом, тоже умер. А Спиридонов умер сам собой. А жена Спиридонова упала с буфета и тоже умерла. А дети Спиридонова утонули в пруду. А бабушка Спиридонова спилась и пошла по дорогам. А Михайлов перестал причесываться и заболел паршой. А Круглов нарисовал даму с кнутом и сошел с ума. А Перехрёстов получил телеграфом четыреста рублей и так заважничал, что его вытолкали со службы». Только эта история вышла у Хармса и поэтому вошла в анналы, а та история не вышла у меня, поэтому для юмористического сайта не годилась, даже бесплатно.

В таких случаях моя мать говорила: «дух противоречия», и я в детстве силилась представить, что за капризный и коварный этот дух, от которого приключается столько неурядиц.

Или просят меня нарисовать, скажем, цветочки – а я и сама по себе обожаю рисовать цветочки, но только тогда, когда меня об этом не просят (а просят, скажем, помыть пол, чтобы подошвы к нему не прилипали). А вот когда просят, не обожаю – в этот момент мне хочется рисовать носорога, кастрюлю с борщом, автопортрет или холодильник в интерьере. Все что угодно, но только не цветочки.

В детстве доходило до смешного: отец не велел читать такую-то книгу – я тут же находила ее, вытаскивала тайком из шкапа и принималась упрямо читать. К моему разочарованию, далеко не все «запрещенные» книги оказывались эротического или какого-нибудь еще заманчиво-недоступного содержания. Большинство-то как раз и не оказывалось – это просто были взрослые, скучные и недоступные детскому уму книжки, которые тем не менее дух противоречия велел читать – и я грустно и упрямо их читала, на манер ежика, который, давясь, ел кактус. Почему-то никому не приходило тогда в голову запретить мне читать, скажем, учебник по геометрии – страшно представить, каких высот я могла бы достичь.

Чуть позже я сама уже додумалась до того, чтобы поставить духа противоречия на службу разуму и прогрессу. Например, в юности я страшно увлеклась вязанием и могла, падая от усталости, вязать до рассвета, что в целом было глупо. Тогда я придумала строго сказать себе так: необходимо связать еще рядов 20, не меньше – пока не свяжешь, спать нельзя. После этих слов строптивый дух немедленно бросал моими руками пряжу и отправлял меня на бочок. Долгое время я очень гордилась своим гениальным открытием, а потом позабыла о нем. И вот недавно вспомнила.

Ни в коем случае, говорю я сама себе, нельзя воплотить в жизнь ни одного из двадцати пяти первоочередных дел, записанных в синей тетрадке. Ни одного! Нельзя, и все тут! Вместо этого надо лечь и лежать, а лучше и вовсе спать посреди белого дня. И что же – вместо духа противоречия является ко мне дух смирения и послушания: велено спать, значит, так тому и быть.

А как сладко спится на руинах двадцати пяти неотложных дел из синей тетрадки, вы и сами можете себе представить. 


Читайте также


За год борщевой набор подорожал почти вдвое

За год борщевой набор подорожал почти вдвое

Анастасия Башкатова

Россиянам гарантирована картофельная и овощная продовольственная безопасность

0
4026

Другие новости