0
5418
Газета Главная тема Печатная версия

23.03.2022 20:30:05

А старушки все вываливаются

100 лет назад Даниил Хармс выдумал себе этот звучный псевдоним

Тэги: хармс, псевдоним, поэзия, проза, драматургия, юмор, абсурд, детская литература


10-9-1480.jpg
Настоящий человек – Даниил Хармс.
 Фото с сайта www.d-harms.ru
«Хармс». Мне кажется, ни для кого в этой стране не нужно объяснять важность, интересность и красивость этого имени. Даниил Хармс со своими произведениями был с нами детства (во всяком случае, с семидесятых годов, когда я родилась). Им написано множество стихов и рассказов для детей, которые вышли сейчас в «Большой книге Хармса», которую мы, собственно, тут и представляем. А еще, поразительный и ужасный факт (представьте себе!) при жизни взрослые произведения Хармса выходили максимум два-три раза. Выходили только детские книжки. Маршак пригласил его к сотрудничеству в журналах «Чиж» и «Еж». И это с учетом того, что детей Хармс, как считается, не любил.

Он любил, по секрету, женщин...

Да, я про детей, про детские стихи, если вы еще не забыли!! Просто Хармс, если брался за что-то, то не мог делать это плохо. Вот и книжки выходили – чудесные.

Напомним, между прочим, что Хармс умер в возрасте 37 лет в 1942 году от истощения в психушке «Крестов», куда ему удалось откосить от расстрела после его второго ареста. Вот справка из интернета:

«Чтобы избежать расстрела, писатель симулировал сумасшествие; военный трибунал определил «по тяжести совершенного преступления» содержать Хармса в психиатрической больнице. Даниил Хармс умер 2 февраля 1942 года во время блокады Ленинграда, в наиболее тяжелый по количеству голодных смертей месяц, в отделении психиатрии больницы тюрьмы «Кресты» (Санкт-Петербург, Арсенальная улица, дом 9)».

Но вообще Хармс, конечно, что говорить, был сумасшедший. Вы посмотрите на любую из его фотографий. Он местами очень даже страшен. Но ведь любой талантливый человек – немного сумасшедший, и мне хотелось бы с ним когда-нибудь пообщаться. В этой сумасшедшести как раз и была его гениальность. Я бы сравнила его талант, наверно, с талантом Сальвадора Дали или, быть может, Иеронима Босха. Та же оторванная сюрреалистичность, внемирность. Его образы – как будто бы не из нашего мира. Вспомним хотя бы, например, замечательных «Вываливающихся старушек» (не говоря уже в целом о его алогизме, абсурде и зауми):

10-9-16250.jpg
Большая книга Хармса. – М.:
 Азбука, 2022. – 752 с.
«Одна старуха от чрезмерного любопытства вывалилась из окна, упала и разбилась.

Из окна высунулась другая старуха и стала смотреть вниз на разбившуюся, но от чрезмерного любопытства тоже вывалилась из окна, упала и разбилась.

Потом из окна вывалилась третья старуха, потом четвертая, потом пятая.

Когда вывалилась шестая старуха, мне надоело смотреть на них и я пошел на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль».

«Большая книга Хармса» хороша тем, что в ней собраны все, как уверяют издатели, произведения поэта и писателя. Также она обильно иллюстрирована фотографиями и гениальными рисунками Хармса (талантливый человек талантлив во всем), но составлена, на мой взгляд, несколько сумбурно. Порой кажется, что просто свалили все в кучу, перемешали, как салат, и подали. К тому же у картинок, как это полагается в приличных изданиях, нет подписей непосредственно под ними. Есть, конечно, каталог подписей в конце книги, но это крайне неудобно для читателя.  

Но, с другой стороны, некоторая логика, конечно, у издателей таки присутствовала. Вначале идут всем знакомые и влившиеся (впившиеся?) в нас с детства стихи «Иван Иваныч Самовар», «Иван Топорышкин», «Га-ра-рар!», «Миллион», «Врун», «Тигр на улице», «Из дома вышел человек», «Кошки», «Бульдог и таксик». Потом, как бы по возрастанию, начинают появляться и взрослые стихи, рассказы и пьесы.

Что касается самого псевдонима «Хармс» (столетие появления которого мы, кстати, отмечаем), то Даниил Иванович Ювачев (настоящее имя писателя) был огромным затейником (как и в целом в его творчестве). Чтобы не ошибиться, даю еще одну справку из Сети:

«Примерно в 1921–1922 году Даниил Ювачев выбирает себе псевдоним «Хармс». Исследователи выдвинули несколько версий его происхождения, находя истоки в английском, немецком, французском языках, иврите, санскрите. В рукописях писателя встречается около сорока псевдонимов (Ххармс, Хаармсъ, Дандан, Чармс, Карл Иванович Шустерлинг и другие). При подаче заявления для вступления во Всероссийский союз поэтов 9 октября 1925 года Хармс так отвечает на вопросы анкеты:

1. Фамилия, имя, отчество: Даниил Иванович Ювачев-Хармс

2. Литературный псевдоним: Нет, пишу Хармс».

10-9-2-480.jpg
Рисунки Хармса к стихотворению «Иван
 Топорышкин». Можно считать, что один
 из первых комиксов.  Иллюстрация из книги
Хотелось бы упомянуть об отце Хармса. Его звали Иван Павлович Ювачев (1860–1940), он был, на секундочку, революционером-народовольцем, а потом стал духовным писателем. Он – автор многотомных дневников, изданных не так давно. Что сказать? Читать дневники папы Хармса, конечно, довольно интересно, но это, так сказать, при всем уважении к исследователю, «орнитологический» интерес. Между прочим, под них очень хорошо засыпать. Описание, как он каждый день ходил на церковную службу, с кем он говорил и как (и в каком виде) снилась ему его покойная жена – конечно, что говорить, интересны. Но как по сравнению с ним ярок, весел, щипуч, непредсказуем его сын – Даниил Хармс, которого в 37 лет сгноили в психушке:

«Семен Семенович, надев очки, смотрит на сосну и видит: на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

Семен Семенович, сняв очки, смотрит на сосну и видит, что на сосне никто не сидит.

Семен Семенович, надев очки, смотрит на сосну и опять видит, что на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

Семен Семенович, сняв очки, опять видит, что на сосне никто не сидит.

Семен Семенович, опять надев очки, смотрит на сосну и опять видит, что на сосне сидит мужик и показывает ему кулак.

Семен Семенович не желает верить в это явление и считает это явление оптическим обманом».

Я очень люблю произведения Даниила Хармса. Потому что он, в очках или без очков, был настоящим человеком.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Ольга Василевская

О стихах, похожих на разоренный книжный стеллаж

0
734
И каплет на девичье лоно

И каплет на девичье лоно

Владимир Соловьев

К столетию «Эротических сонетов» Абрама Эфроса

0
1856
В поисках слова

В поисках слова

Борис Колымагин

«Поэтическое литературоведение» Сергея Бирюкова

0
441
Любить солнце

Любить солнце

Михаил Филиппов

Вехи пути: геолог-шестидесятник, слушатель литкурсов, писатель

0
227

Другие новости