0
4379
Газета Я так вижу Интернет-версия

05.09.2022 09:17:00

Вскормленный офшорами Дальний Восток

Гигантские бюджетные вливания не повысили качество жизни в ДФО

Александр Сухаренко

Об авторе: Сухаренко Александр Николаевич, независимый антикоррупционный эксперт,директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (г. Владивосток)

Тэги: экономика, политика, дальний восток, общество, развитие, вэф


В криминальном жаргоне есть одно весьма забавное выражение «Ехать на небо тайгой», что в переводе на общеупотребительный означает «говорить неправду». Так вот оно вполне применимо к очередному VII Восточному экономическому форуму (ВЭФ), стартующему на этой неделе во Владивостоке под многообещающим лозунгом «На пути к многополярному миру» (видимо речь пойдет о переориентации экономики в сторону Азии из-за санкций). В новом форуме подтвердили участие делегаты из 46 (в 2021 году - 58) стран. По словам полпреда и по совместительству председателя оргкомитета ВЭФ Юрия Трутнева, форум стал одним из важных инструментов развития всего Дальнего Востока, а его главная задача – привлечение инвесторов и получение обратной связи от бизнеса.

Потирая руки в ожидании очередных законтрактованных, а не реальных триллионов рублей (2021 год – 380 соглашений на 3,6 трлн руб.) и десятков тысяч новых рабочих мест (давно стало чиновничьей мантрой), организаторам ВЭФ следовало бы просветить потенциальных иностранных инвесторов насчет реального социально-экономического положения дел на подведомственной территории и существующих административных (т.е. коррупционных) препонов, дабы те не рассчитывали на скорую окупаемость своих капиталовложений и здраво оценивали предстоящие риски. Учитывая специфику чиновничьего менталитета и делового этикета, сделаю это за них.

Как справедливо заметила аудитор Счетной палаты (СП) РФ Наталья Трунова в Совете Федерации, инвестиции – это важно, но главное – чтобы они вносили реальный вклад в рост благополучия граждан. Принятые меры существенно уменьшили, но так и не переломили давно сложившуюся тенденцию оттока населения: за три года почти 30 тыс. человек. Выгода регионов от новых инвестпроектов состоит не просто в создании новых рабочих мест, а в их высокопроизводительности и высокооплачиваемости. Однако такие требования сейчас отсутствуют, хотя ранее в госпрограмме по ДФО и были закреплены.

Еще пять лет назад правительство РФ утвердило Концепцию демографической политики Дальнего Востока до 2025 года, основная задача которой - кардинальным образом изменить демографическую ситуацию - так и не была решена. На 1 января численность постоянного населения округа составляла 8 млн чел. (из них 48% мужчин и 52% женщин), сократившись по сравнению с 2021 годом на 32,8 тыс. На высоком уровне сохраняется естественная убыль населения - 40 тыс. чел., что почти вдвое больше, чем в 2020 году. Соотношение количества умерших к родившимся достигло 1,46 (в 2020 году – 1,24). Иначе говоря, за год умерло в 1,5 раза больше людей, чем родилось. В отдельных регионах (Хабаровский и Приморский края, ЕАО, Магаданская и Амурская области) этот показатель варьировался в диапазоне 1,65–1,95. Положительный естественный прирост населения (но с замедляющимся темпом) сохранился лишь в Якутии. Дополнительная смертность вызвала снижение ожидаемой продолжительности жизни при рождении относительно 2020 года: по России – с 71,5 до 70 лет, а по ДФО – с 69,1 до 68 лет.

Определяющую роль играет «внутренняя» миграция населения со сменой места жительства в пределах Дальневосточного федерального округа (ДФО) либо России. Во внутрирегиональных миграционных потоках самым привлекательным является Приморье, а в межрегиональных - южный и центральный округа с высокими показателями качества жизни. В 2021 году общее число мигрантов, прибывших в регионы ДФО, увеличилось на 7,8%, в то время как количество выбывших сократилось на лишь 1,8%. В результате миграционного обмена прирост населения округа составил всего 8000 чел. Положительное миграционное сальдо миграции было отмечено в пяти регионах из 11. Последний показатель сохраняется также благодаря обмену со странами СНГ, в основном среднеазиатскими: на миграционный учет встали 868,8 тыс. иностранцев (2020 г. – 631,6 тыс.), подавляющее большинство из которых приехали на заработки. Традиционные сферы их деятельности строительство, транспорт, сельское хозяйство и торговля.

13818313_1.jpg
Источник: Минвостокразвития, 2022
К числу основных причин сокращения численности населения ДФО относятся не только удаленность от центральных (экономически развитых) регионов страны, суровые природно-климатические условия, но относительно низкое качество жизни, социальной сферы, изношенность транспортной и коммунальной инфраструктуры, а также высокие транспортные расходы, стоимость жилья, услуг ЖКХ и продовольствия.

Экономические условия последних лет не способствовали положительной динамике уровня благосостояния населения округа. Пандемия коронавируса и введение карантинных мер лишь усугубили это положение. Дальний Восток продолжает терять преимущества в данной сфере. Если в 2019 году превышение уровня среднедушевых денежных доходов населения ДФО над среднероссийским составляло 8%, то в 2021 году - лишь 4,4%. При этом в пяти регионах уровень доходов был ниже среднероссийского (в Приморье и Амурской области – 96–98%, Бурятии, Забайкалье и ЕАО – 66–77%). В структуре доходов основную долю занимают зарплата (57,7%) и соцвыплаты (20,7%).

Если с демографией и доходами все более-менее понятно, то с иностранными инвестициями, учитывая многомиллиардные госзатраты на их привлечение, невполне. В минувшем году в округе почти 11-процентный рост инвестиционной активности, что выше допандемийного уровня. Положительное влияние на приток инвестиций оказывали добыча полезных ископаемых, транспортно-логистические и газохимические проекты. В результате доля ДФО в общероссийском объеме инвестиций достигла 8,5%, что выше, чем в 2020 году (7,7%), но ниже, чем в 2010 году (9,5%). Число регионов с падающими объемами инвестиций сократилось с 7 до 3. В общем объеме инвестиций ДФО лидирующими сферами деятельности по-прежнему остаются: транспортировка и хранение, добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, совокупная доля которых составляет почти 70%. При формировании инвестиционных ресурсов в основной капитал сохраняется доминирующая роль собственных средств предприятий. Недостаток последних все чаще компенсируется за счет банковских кредитов, в том числе иностранных (доля таких кредитов увеличилась с 4,5% (2019 год) до 12% (2021 год).

Что касается поступления прямых иностранных инвестиций (ПИИ), то к началу IV квартала 2021 года накопленный объем (или остатки) ПИИ в дальневосточной экономике составил всего 80,2 млрд долл. При этом Сахалинская область остается безусловным лидером среди 11 регионов ДФО по их привлечению - 54%. Однако иностранцы практически не отметились в ЕАО, Магадане и Бурятии. Куда чаще они заглядывали в Приморье, Якутию, Забайкалье, Хабаровск, Приамурье и на Чукотку. При этом отмечается существенная отраслевая асимметрия в привлечении ПИИ. Подавляющая часть из них по-прежнему концентрируется в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых вместе с их геологоразведкой, а остальная – в обрабатывающих производствах, пищевой промышленности, транспортировке и хранении. В третичном секторе экономики ПИИ сосредоточены в сфере оказания научных и технических услуг, операциях с недвижимым имуществом. Подавляющий объем привлекаемых инвестиций связан с непосредственным участием в капитале компаний. Основными же получателями ПИИ в виде кредитов являются организации Приморья и Забайкалья, Якутии и Сахалина.

Примечательный факт: основными источниками ПИИ в округе остаются офшоры и прочие источники (категория «не распределено по странам» при наличии «конфиденциальных данных»). Это можно объяснить сохранением каналов финансирования крупнейших нефтегазовых проектов. На начало 2022 года источником 86,5% поступивших ПИИ на Дальний Восток являются такие офшоры, как Багамы, Бермуды и Кипр, тогда как на страны Северо-Восточной Азии пришлось лишь 1,6%. Среди стран-инвесторов как по объемам финансирования, так и по количеству реализуемых проектов превалирует Китай. Сегодня китайские инвестиции превышают 70% от общего объема иностранных вложений в территории опережающего развития (ТОР) и Свободный порт Владивосток (СПВ). С участием китайских инвесторов заявлено к реализации более 50 инвестпроектов, часть из которых уже реализуется.

Однако всех этих миллиардов оказалось явно недостаточно для поддержания стабильных темпов роста валового регионального продукта (ВРП), необходимых для ускоренного и долгосрочного регионального развития. Причины происходящего, как и следовало ожидать, кроются в безалаберности и разгильдяйстве ответственных госструктур, сотрудники которых не особо заморачиваются решением поставленных госзадач. Об этом наглядно свидетельствует заключение СП РФ. Так, расходы федерального бюджета на госструктуры развития Дальнего Востока за 2012-2021 годы составили 120 млрд руб. (на предстоящие три года запланировано еще 88 млрд.), однако показатели их эффективности краткосрочны и никак не связаны со стратегией развития. Комплексная программа привлечения инвесторов в ТОРы и СПВ до сих пор не сформирована, а участие регионов в отборе инвестпроектов, кооперация и кластеризация предприятий даже внутри наиболее передовых ТОР не предусмотрены. Не стоит задача и по внедрению современных технологий, в том числе разрабатываемых в вузах и научных организациях округа, а также росту экспортной выручки.

Несмотря на 49-миллиардные госзатраты на обеспечение инфраструктурной поддержки инвесторов в рамках ТОР через Корпорацию развития ДФО (на предстоящие три года запланировано еще 79 млрд), необходимой инфраструктурой они обеспечиваются уже после того, как получат статус резидента ТОР, а не в «опережающем порядке». Первоначально обозначенные расходы ежегодно меняются то в сторону уменьшения, то в сторону увеличения, что явно снижает инвестиционную привлекательности данного механизма для иностранцев.

Нельзя не отметить и слабое планирование для каждой ТОР. По состоянию на конец 2021 года не была завершена в полном объеме разработка планов развития ТОР, не утверждены пять из 22 планов территорий опережающего развития, из них три с федеральным финансированием в 16 млрд руб. были и вовсе без планов. При мониторинге ТОР также не учитываются все госзатраты, включая отраслевые субсидии федеральных ведомств отдельным резидентам и региональные субсидии дочерним организациям управляющей компании ТОР. Перспективное планирование в части СПВ вообще не предусмотрено, что влечет риски невозможности полноценного мониторинга эффективности налоговых расходов, обусловленных данным режимом.

Все вышеперечисленное создает благодатную почву для всевозможных правонарушений, включая злоупотребления полномочиями и взяточничество. Дальневосточные прокуроры регулярно вскрывают многочисленные факты создания дополнительных административных барьеров в деятельности резидентов ТОР, их необоснованных проверок, длительного необеспечение их необходимой инфраструктурой (речь идет о строительстве внутриплощадочных коммунальных сетей, котельных и производственно-административных зданий) и земельными участками, а также несвоевременной оплаты заказчиками выполненных ими работ (речь идет о задолженности в несколько миллиардов рублей)

Впрочем, поддержание и развитие инфраструктуры ТОР зависят не только от реализации госпрограммы. Стабильная работа связана с финансовыми возможностями самих регионов ДФО. В текущем году в округе не является дотационным только Сахалин. В шести регионах дотации превышают 10% собственных доходов, а на Камчатке – 50%. По итогам 2021 г. дальневосточные регионы получили свыше 160 млрд руб. дотаций на выравнивание или 40% от суммы всех трансфертов. В то же время поступления от ТОР и СПВ за весь период их функционирования принесли региональным бюджетам всего 52 млрд руб. А ведь они создавались для повышения самообеспеченности субъектов округа.

13818313_2.jpg
Источник: Минвостокразвития, 2022
Несмотря на почти свершившуюся декриминализацию Дальнего Востока (имеется ввиду зачистка от одиозных «воров в законе» и спортивных ОПГ), криминальная ситуация в регионе далека от благополучной. В минувшем году на территории округа зарегистрировано более 152, 2 тыс. преступлений, из которых 40,5 тыс.(+6,1%) – тяжких и особо тяжких. Наиболее часто последние совершались в Приморском и Хабаровском краях, Бурятии, Забайкалье, Приамурье и Якутии. Что касается уровня их раскрываемости, то он по-прежнему хромает и составляет порядка 50% . Гораздо хуже обстоит дело с раскрываемостью краж (36%), мошенничеств (20%) и киберпреступлений (23%). Вместе с тем, если верить статистике, оперативно раскрываются экономические и коррупционные преступления (80% и 90%, соответственно). По всей видимости, речь идет об очевидных преступлениях, не требующих длительного расследования. Кстати, количество преступлений в сфере экономики, как и фактов получения взяток в 2021 году увеличилось на 33,6% (с 4,6 до 6,1 тыс.) и на 18,8% (с 239 до 284), соответственно. Преуспели по этой части Приморье, Бурятия и Якутия. Что до оргпреступности, то ее уровень вполне сопоставим с благополучными странами ЕС: всего 852 преступления.

Не изменилась ситуация и в текущем году. Как утверждает Генпрокуратура России, за 7 мес. количество тяжких и особо тяжких преступлений в округе сократилось всего лишь на 7% - до 22,4 тыс. (везде кроме Забайкалья и Якутии), притом, что их раскрываемость осталась прежней. Сравнительно немного набралось экономических преступлений и фактов взяточничества – 3,5 тыс. и 186, соответственно. В безусловных лидерах по обоим показателям значится Приморье. Что касается утратившей былую злободневность оргпреступности, то и тут все вполне стабильно: 526 злодеяний. В лидерах по этому показателю Забайкалье, Якутия, Бурятия и Приморье.

В заключение хочу затронуть еще один немаловажный аспект. Одной из заявленных на ВЭФ тематических сессий станет «Создание нового качества жизни для людей». Каких именно в анонсе не уточняется, то ли россиян вообще, то ли дальневосточников. В который раз государственные мужи и разномастные эксперты будут скрипеть мозгами, дабы сформулировать очередной бесполезный перечень первоочередных мер по созданию комфортных условий для жизни местного населения. Хотя из без того понятно, что именно беспокоит большинство дальневосточников и препятствует закреплению молодежи на территории округа. А тут все просто: стоимость жизни, качество и доступность медицины, образования и инфраструктуры.

13818313_3.jpg
Источник: Минвостокразвития, 2022
13818313_4.jpg
Источник: Минвостокразвития, 2022
Впрочем, выход из сложившейся ситуации похоже есть. На ВЭФе пермская компания «Промобот» представит обновлённого человекоподобного робота Алекса. Особенностью новой версии андроида Robo-C стало то, что он способен жестикулировать и взаимодействовать с аудиторией. «В каждой его руке по восемь двигателей, робот может нести нагрузки до 2 кг, может что-то взять в руку, указать направление, пожать руку собеседника. При этом возможны три режима: базовая жестикуляция при общении, движения по команде извне (можно попросить робота сделать жест) и по команде инженера-разработчика. Обновленный Robo-C, как и роботы предыдущей версии, копируют эмоции человека: могут двигать глазами, бровями, губами и другими мышцами, а также поддерживать разговор и отвечать на вопросы. Технологии позволяют воспроизводить свыше 600 вариантов микромимики человека, максимально реалистично имитируя его эмоции. В перспективе планируется научить робота писать на разных языках и рисовать, а также оснастить ногами», - рассказал директор по развитию «Промобота» Олег Кивокурцев. Таким образом, после полной модернизации пермские Алексы вполне могут заменить собой покидающую округ перспективную молодежь, дабы избежать повальной китаизации или среднеазиации Дальнего Востока (о которой так любят рассуждать мигрантологи). Базовых функций и навыков, учитывая неповоротливость госчиновников, им должно хватить. Как говорится, чем черт не шутит.


Читайте также


Америка делает ставку на искусственный интеллект

Америка делает ставку на искусственный интеллект

Владимир Щербаков

Победу в вооруженном конфликте будущего обеспечит превосходство в высоких технологиях

0
828
Афганские исламисты исполняют политические танцы

Афганские исламисты исполняют политические танцы

Лариса Шашок

Сетевая радикальная группировка выступает против центральной власти в Кабуле

0
969
Малайзию возглавил не совсем прозападный политик

Малайзию возглавил не совсем прозападный политик

Данила Моисеев

Тестом на желание сохранять хорошие отношения с Кремлем для него станет дело малайзийского "Боинга"

0
1816
Дебаты по бюджету в Бундестаге свелись к критике России

Дебаты по бюджету в Бундестаге свелись к критике России

Олег Никифоров

Для властей Германии судьба Украины оказалась важнее инфляции

0
1216

Другие новости