0
1033
Газета История Печатная версия

01.08.2018 00:01:00

Римская уния разведки США и советских партизан

Имя священника и подпольщика в годы Второй мировой войны стало известно из недавно рассекреченного документа ЦРУ

Алексей Казаков

Об авторе: Алексей Викторович Казаков – литератор, историк, член Союза литераторов РФ и Союза журналистов РФ.

Тэги: ватикан, руссикум, италия, германия, сша, ссср, сиам, вторая мировая война, партизаны, уссцру, печанор, пий xii


13-15-2_t.jpg
К ликованию по поводу освобождения Рима
в июне 1944 года присоединился Ватикан.
Фото 1944 года

23 октября 1944 года на стол директора Управления стратегических служб США (предтечи ЦРУ), бригадного генерала Уильяма Джозефа Донована лег подписанный его подчиненным Джоном Хьюзом обширный меморандум с таким пояснением:

«В субботу во второй половине дня мы с Фредом Дольбером представили Вам отчет, поступивший из Рима, и Вы попросили его копию. Отчет был переписан более разборчиво, с разбивкой по субъектам и прилагается к настоящему документу.

Вы заметите, что я обозначил его как «Специальный черный отчет № 1, 2, 3 и 4». Я использую похожие заголовки для дальнейших сообщений, полученных через этот же канал, и направляю их непосредственно Вам ввиду их секретности и важности.

В приложенном запечатанном конверте указывается имя <нрзб.> информатора, или «источника», который я не пожелал включить в отчет по соображениям безопасности».

Далее следовал обзор внешнеполитической деятельности и позиций Ватикана в 1944 году. Один из разделов был посвящен России (именно так СССР именовался в документе).

Помимо прочего, автор меморандума сообщал о том, что еще в 1943 году его «источник» (видимо, кто-то из священнослужителей Ватикана не первого уровня) познакомился в Риме с молодым русским священником, учащимся иезуитского колледжа «Руссикум» – отцом Печанором. Сообщалось, что образование слушатель «Руссикума» получил в Прибалтике.

Отец Печанор пожаловался «источнику», что некий его начальник-испанец предъявляет ему претензии из-за частых отлучек из учебного заведения. «Источник» уладил дело, достав Печанору нужный документ, оправдывающий отлучки.

А далее в меморандуме описан эпизод, который достоин того, чтобы перевести его с сухого канцелярского языка спецслужб на язык литературный.

Серп и молот вместо белого слона

Вице-консул Италии в Ватикане не мог понять толком, что же означает полученное им поручение: то ли начальство хочет дать ему немного отдохнуть от рутины, то ли высказывает таким образом свое недовольство. Но как бы то ни было, дипломат прилежно выполнял задание: время от времени, хотя бы два раза в неделю, уделял час-другой заботе о цветниках и кустарниках во дворе опустевшего посольства Сиама (Таиланда). Так как Сиам во Второй мировой войне поддерживал Японию, сотрудники посольства после того, как на итальянском побережье высадились англо-американские войска, были эвакуированы на север Италии, в зону гитлеровской оккупации.

Иногда, с леечкой в руке, не отрываясь от забот о розовых кустах, вице-консул сдержанно, кивком, отвечал на приветствия оставшегося сторожить здание посольства некоего русского по имени Алессио. Никакого общения между ними не было – слишком разные социальные слои они представляли: сторож и дипломат.

Вот и 4 июня 1944 года, когда в Рим вошли американские войска, вице-консул готовился побыть какое-то время садовником. Он открыл своим ключом (второй такой же, как ему было известно, был у Алессио) калитку в воротах посольства и остановился в недоумении: на двери здания было выведено большими буквами – «USSR». У двери стоял вооруженный винтовкой часовой в форме советского солдата с красной нарукавной повязкой.

Возмущенный итальянский дипломат, нарушая полученные от начальства инструкции, вошел в здание посольства – и вторично поразился: он увидел внутри посольства русских (как он определил по их речи) солдат, плохо одетых, среди них были раненые с перевязанными руками и ногами, но все они сияли улыбками: Рим освобожден! Но ведь за все время, что он здесь бывал, вице-консул не заметил ни одного признака присутствия людей в здании опустевшего, как он считал, посольства с закрытыми ставнями…

Навстречу вице-консулу вышел молодой священник в сутане, с небольшой мягкой бородкой и в очках. Он поздоровался и слегка поклонился. Кивнув в ответ, дипломат вызывающе оглядел столпившихся в холле красноармейцев в форме и штатском.

– Могу я поинтересоваться, кто это? И кто вы? – обратился он к священнику. – Я вице-консул посольства Италии в Ватикане, мне поручено следить за порядком в палисаднике.

– Господин вице-консул, я – отец Печанор, слушатель колледжа «Руссикум», – со спокойным достоинством ответил священник. – В здании находятся около 60 русских солдат и офицеров, которые скрывались здесь после побега из трудовых батальонов. Здесь, в здании этого посольства, вот уже несколько месяцев что-то вроде базы, где готовилось подкрепление для итальянских партизан.

Повисла пауза.

– Господин вице-консул, поздравляю вас с освобождением Рима! – добавил отец Печанор.

Итальянский дипломат сдержанно улыбнулся, потом суховато спросил:

– Но при чем здесь посольство Сиама?

– По простой причине: мы заняли его, чтобы союзники русских его не реквизировали.

(Почему-то именно это слово, если верить документу, употребил отец Печанор. Видимо, имелось в виду, что американцы могли бы не церемониться с посольством союзника Японии и сгоряча устроить погром в здании).

– Здесь работает телефон? – спросил вице-консул.

– Да, прошу вас. – Отец Печанор рукой показал направление.

Через минуту вице-консул звонил в ближайший ресторан:

– Шестьдесят бутылок шампанского. Лучшего! Здание посольства Сиама на Виа Номентана, угол улицы 21 Апреля. Прошу, побыстрее!

Через полчаса в здании уже слышались хлопки от пробок и дружеский смех.

А вскоре на территорию посольства вошла группа вооруженных людей, говоривших по-русски. Они обнялись с товарищами, с отцом Печанором, тепло стали пожимать руку итальянскому дипломату. Вице-консул был в очередной раз удивлен тому, что в этой группе главным, судя по его поведению, был сторож Алессио.

На самом деле это был русский эмигрант, член римского подполья Алексей Флейшер, известный партизанам под боевым псевдонимом Червонный. Во двор вместе с ним вошли несколько легкораненых бойцов. Они прибыли в свою тайную резиденцию, названную ими не без юмора «Вилла Тай». Накануне советские солдаты и офицеры вместе с итальянцами участвовали в освобождении от нацистов города Монтеротондо.

– Это комендант партизанской базы, Алессио Червонный, – так отец Печанор представил Флейшера вице-консулу Италии в Ватикане.

Последовало дружеское рукопожатие.

Шампанского хватило на всех. На фоне выцветших гимнастерок и «разнокалиберной» гражданской одежды выделялась черная сутана отца Печанора.

Многие римляне были удивлены тому, что тихое, казавшееся безлюдным посольство на самом деле оказалось густонаселенным. Теперь все ставни и окна здания были распахнуты настежь, а на широком балконе второго этажа приветствовали горожан люди с автоматами в руках и гранатами на поясе. Вскоре над зданием взвился государственный флаг СССР. Так как советского флага у партизан и подпольщиков не было, они переделали флаг Сиама, споров с красной ткани белого слона и заменив его серпом и молотом.

13-15-1_t.jpg
Первая страница секретного меморандума, которая
открыла нам имя неизвестного ранее героя подполья.
Документ с сайта www.cia.gov

Далее автор меморандума на имя Донована пишет о торжественном марше 60 русских солдат с нарукавными повязками с надписью «СССР». Они проследовали с улицы Номентана до центральной части Рима под восторженные и одобрительные возгласы римлян под красным советским знаменем.

Пройдя через центр Рима, группа направилась в Ватикан. После переговоров с ватиканскими служителями и челночной беготни курьеров поступило письмо от папы Пия XII. Папа Римский пригласил 60 русских солдат и офицеров на проходивший в этот день торжественный прием в честь союзных держав, воевавших против Гитлера. Официальные уполномоченные советского правительства к тому времени еще не прибыли в Рим, и партизаны и подпольщики были приглашены на прием в качестве представителей Страны Советов.

Красноармейцы и русские эмигранты в едином строю

Здесь уместно сделать отступление и коротко обрисовать ситуацию в Италии в предпоследний год войны. После свержения в июле 1943 года Бенито Муссолини страна перестала быть союзником Германии. В сентябре 1943 года новое итальянское правительство заключило перемирие с США и Великобританией, после чего последовала силовая реакция Третьего рейха: Германия оккупировала Северную и Центральную Италию, и на этих территориях была провозглашена пронацистская так называемая Итальянская социальная республика. На оккупированных немцами территориях Италии развернулось полнокровное партизанское движение Сопротивления.

В него влились многие советские граждане, бежавшие из лагерей для военнопленных или каким-либо другим образом оказавшиеся на территории севера и центра Италии. Многих этапировали из Германии, где лагеря для военнопленных оказались переполненными. Те советские военнопленные, кому удавалось бежать, примыкали к партизанским отрядам и подпольным организациям итальянских антифашистов. Имена этих наших героев известны сегодня: Федор Полетаев, Владимир Переладов, Форе Мосулишвили, Али Бабаев, Анатолий Тарасенко, Алексей Коляскин, Петр Конопелько, Анатолий Курносов, сестры Тамара и Людмила Георгиевские, Петр Межерицкий, Николай Хватов, Василий Скороходов, Николай Демьященко, Анатолий Курепин, Петр Ильиных, Алексей Кубышкин, Николай Остапенко, Иван Егоров, Геворк Колозян, Мехти Гусейнзаде и многие другие.

Участвовали в итальянском Сопротивлении не только бывшие советские военнопленные, но и другие наши соотечественники, проживавшие на итальянской земле до войны. Яркая личность – Алексей Флейшер (сторож Алессио):  кубанский казак, прошедший захват немцами Белграда и концлагерь в Албании. Он устроился в Риме на скромную работу сторожа в посольстве королевства Сиам. Вскоре вышел на связь с итальянскими подпольщиками, а позже установил сотрудничество с русскими эмигрантами, в том числе служившими в Ватикане. Соратниками его стали князь Сергей Оболенский (родственник Льва Толстого), священник католического колледжа «Руссикум» Дорофей Бесчастный, священники Илья Марков и Александр Сумбатов. В годы Второй мировой войны они работали под эгидой Комитета покровительства русским военнопленным, который был создан по решению Восточной конгрегации Ватикана. Теперь из рассекреченного документа нам стало известно имя еще одного нашего соотечественника, помогавшего советским партизанам, – отца Печанора.

Аудиенция у папы Римского

Что же было после парада по центру Рима? В меморандуме на имя Донована об этих событиях сказано коротко и сухо. Но вот как описывал дальнейшее известный советский писатель-документалист Сергей Смирнов в своей вышедшей в 1963 году книге «Рассказы о неизвестных героях», во время работы над которой он не раз встречался с участниками тех событий:

«Представители каждой союзной страны собирались в отдельном, отведенном для них зале папского дворца. Советские партизаны построились вместе со своими итальянскими товарищами. Появился папа в сопровождении двух капитанов швейцарской гвардии. Обходя шеренги партизан, он вручал каждому на память свой портрет. Он даже выказал некоторое знакомство с русским языком, спрашивая иногда гостей: «Как ваше имья?», «Где ви живьете?» – а потом поинтересовался, когда эти советские люди бежали из гитлеровского плена.

– Первые бежали еще в октябре 1943 года, – ответил ему Червонный.

Папа задумался.

– О, тогда обстановка здесь была далеко еще не ясной, – сказал он. – Значит, они бежали не для того, чтобы спасать свою жизнь, а шли бороться, навстречу смерти. Браво, браво! И ведь они были так далеко от своей родины. Русские – доблестный народ! Я уверен, что они вскоре будут в Берлине.

Он спросил, как они добрались до Ватикана, и, узнав, что пришли пешком, горестно развел руками:

– О бедные! Так далеко!

И, обернувшись к капитану своей гвардии, приказал дать два автобуса, чтобы довезти русских до «Виллы Тай».

Стоит отметить, что слова папы Пия XII в книге Смирнова приведены дословно, они полностью совпадают с приведенными в отчете газеты l'Osservatore Romano («Римский обозреватель») от 11 июня 1944 года.

Но вот что непонятно – в книге Сергея Смирнова нет ни слова об отце Печаноре. Как и в мемуарах других участников тех событий.

Кто вы, отец Печанор?

Автор рассекреченного доклада на имя руководителя Управления стратегических служб (УСС) пишет о том, что шествие по центру Рима возглавлял именно отец Печанор, а сообщения в американской прессе, в которых говорилось о священнослужителе Русской православной церкви, не соответствуют действительности. В книге Сергея Смирнова об отце Печаноре ни слова. Почему? Возможно, это связано с дальнейшей судьбой этого человека.

Долгое время и к самому колледжу «Руссикум» со стороны официальных советских властей отношение было остро отрицательным. Это учрежденное Ватиканом учебное заведение, готовившее униатских священников для СССР, считали рассадником антисоветчины, кузницей идеологических диверсантов. При этом основная часть выпускников «Руссикума» направлялась на Западную Украину. Так что, вполне возможно, отец Печанор, попав впоследствии по распределению на территорию СССР, вел там антисоветскую пропаганду. И в то время, когда писались мемуары участниками римского подполья (или с их слов), было решено воздержаться от упоминания этого участника Сопротивления.

Но, возможно, дело в другом. Меня, признаться, озадачила такая фраза из меморандума, где говорится о взаимоотношениях отца Печанора и советских военных, которые базировались на «Вилле Тай»: «Мой источник опасается того, что отец Печанор может дать им слишком много информации».

Что значит: дать слишком много информации советским военным? Думаю, нельзя исключать того, что в годы войны отец Печанор мог работать на американскую разведку, на Управление стратегических служб. (Возможно, что он был завербован тем самым «источником», который упоминается, но не называется в рассекреченном документе.) Это предположение косвенно подкрепляет и фраза из документа о том, что «источник принимал участие в снабжении продуктами питания русских солдат». Значит, контакты осведомителя и отца Печанора длились долгое время со дня их знакомства?

Не исключено, что и после войны, когда наши отношения с США вошли в стадию холодной войны, отец Печанор продолжал сотрудничать с УСС, а потом и с его преемником – ЦРУ. И это было известно советской контрразведке, которая наложила вето на упоминание в книгах и СМИ этого имени.

Итак, дело могло обстоять так: в 1943–1944 годах слушатель богословского колледжа «Руссикум» участвовал в римском подполье, помогал итальянским и советским партизанам и одновременно был носителем некоей секретной информации УСС. При этом спецслужбы США регулярно получали через него информацию о ситуации в посольстве Сиама и о работе Комитета покровительства русским военнопленным.

Это пока лишь версия. Мое письмо-запрос на имя папского нунция в России архиепископа Челестино Мильоре о судьбе отца Печанора, к сожалению, осталось без ответа.

Возможно, сегодня живы потомки отца Печанора. Не исключено, что кто-то из потомков 186 красноармейцев, освобожденных из плена группой Флейшера в 1943–1944 годах, поможет нам дорисовать картину событий и узнать что-либо дополнительное об этом священнике. Как бы ни сложилась его судьба после войны, в годы борьбы с фашизмом отец Печанор помогал итальянским и советским партизанам одолеть врага. И даже если он одновременно работал на Управление стратегических служб США, то в 1943–1944 годы это была помощь стратегическому союзнику СССР.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Москва в Сирии развернула военную базу рядом  с американской

Москва в Сирии развернула военную базу рядом с американской

Владимир Мухин

В пункт новой дислокации скоро доставят тяжелые ракетные установки

0
1702
США менее чем за три года способны обогнать Россию по объемам экспорта нефти

США менее чем за три года способны обогнать Россию по объемам экспорта нефти

0
617
Катар вложит 20 млрд долл. в энергетические проекты в США в течение пяти лет

Катар вложит 20 млрд долл. в энергетические проекты в США в течение пяти лет

0
517
Эпоха военной дисциплины в Белом доме подошла к концу

Эпоха военной дисциплины в Белом доме подошла к концу

Игорь Субботин

Глава аппарата администрации Джон Келли уходит в отставку

0
1086

Другие новости

Загрузка...
24smi.org