0
1411
Газета Дипкурьер Печатная версия

22.10.2007

Пекин подберет наследника Далай-ламе

Тэги: китай, индия, далайлама, сша, тибет


китай, индия, далай-лама, сша, тибет После вручения Далай-ламе Золотой медали Конгресса МИД Китая предупредил США, что эта церемония окажет «ужасное воздействие» на китайско-американские отношения.
Фото Reuters

Тибет, расположенный в сердце Центральной Азии, до недавних пор оставался в стороне от магистральных путей мировой политики. Этому способствовали действия китайских властей, стремившихся изолировать край от влияния Запада. Но на прошлой неделе события в Тибете оказались в центре внимания СМИ.

Как уже сообщала «НГ», в Вашингтоне Далай-ламе, духовному лидеру тибетцев, была вручена высшая американская награда для гражданских лиц – Золотая медаль Конгресса. МИД Китая предупредил США, что эта церемония окажет «ужасное воздействие» на китайско-американские отношения. Наш корреспондент, побывавший в Индии, рассказывает о положении в Тибете и о том, каким оно видится из соседней страны.

Тропа у подножия Эвереста

Почему этот молодой человек попытался нелегально вернуться домой, неизвестно. Ведь год назад ему удалось обойти кордоны и ускользнуть из Тибета через Непал в Индию. Сотни тибетцев ежегодно совершают этот рискованный переход. И остаются в Индии, где уже живут более 100 тыс. их соплеменников. Одни пытаются устроиться на работу, другие – подают заявления о приеме в школы, открытые специально для беженцев. Но Церинг Ванчен, 25 лет поскитавшись по селениям, где осели тибетцы, решил, что сможет повторить тот же маршрут через Гималаи, только в обратном направлении.

Не удалось. В Непале полиция обнаружила, что у него нет документов, потребовала заплатить штраф, а потом передала в руки китайских властей. О дальнейшей его судьбе можно только строить догадки. Обычно перебежчиков китайские власти подозревают в связях с правительством Тибета в изгнании, находящимся в Индии. И потому обходятся с ними «неласково». Есть хорошо документированные случаи, когда возвращавшихся из Индии буддистских монахов избивали и многие годы держали в заключении.

Впрочем, Церингу, можно сказать, еще повезло. В прошлом году группа тибетцев из примерно 70 человек пробиралась по заснеженному пути в Непал через перевал рядом с западным склоном Эвереста. Внезапно китайские пограничники открыли огонь. Альпинисты из Англии и других европейских стран, разбившие лагерь на непальской стороне границы, стали свидетелями этого инцидента. Они видели в бинокли, как двое перебежчиков – женщина и ребенок – упали в снег и больше не двигались. Остальные бросились врассыпную. Позже, уже в Непале, на рынке в городке, куда тибетцы часто привозят свои товары, один из них рассказал, что границу удалось перейти примерно 40 путникам. Большинство остальных, видимо, попали в руки солдат.

Если учесть, что перевал находится на высоте более 5 тыс. метров, то случаи, когда пилигримы XXI века отмораживают конечности или даже разбиваются насмерть, совсем не редки.

Что же гонит тибетцев из родных мест? Организация «Международная кампания за Тибет» провела опрос среди беглецов и пришла к выводу, что для многих из них главная и единственная цель путешествия – встретиться с Далай-ламой. Есть также монахи и монахини, которые хотят исполнять свой религиозный долг в эмиграции, не опасаясь преследований со стороны китайских властей. Среди беженцев немало детей, которых родители отправляют в Индию, потому что в Тибете нет подходящих школ с преподаванием, основанным на принципах тибетской разновидности буддизма. Наконец, есть экономические эмигранты.

Гражданин несуществующей страны

Ни в знойные дни индийского лета, ни в зимнюю прохладу не замирает жизнь на тибетском рынке, что разместился на западной окраине Дели. Позади бесчисленных лавок, где продаются китайские джинсы, парфюмерия, корейские компьютерные игры и изредка деревянные фигурки бодисатв, сработанные кустарями в Тибете, высится буддийский храм. За его бело-красными стенами в разгар рабочего дня я встретил всего нескольких богомольцев. Женщина била поклоны у цветного электрического панно, на котором сиял неземным светом лик самого Гаутамы Будды.

Мне было неудобно прерывать общение людей с божеством, но неподалеку от входа в храм удалось поговорить с мужчиной лет тридцати, которого звали Тензин Чомбел. Белая кожа, скуластое лицо, английский язык без характерного для индийцев акцента. Он тибетский беженец, которому не пришлось, к счастью, обходить пограничные посты. Тензин родился в Индии. Спасаться от преследования наступавших солдат Народно-освободительной армии, терпеть стужу и голод довелось его родителям, которые в 1959 году после восстания, подавленного Пекином, вместе с молодым Далай-ламой ушли в Индию.

– Как вам здесь живется?

– Можно сказать, хорошо. Я окончил школу довольно высокого уровня в городке Массури в горах, где легко дышится. А до этого жил с родителями на юге страны, где был открыт один из лагерей для нас. Сейчас у меня своя семья, есть ребенок. Зарабатываю торговлей. Но настоящего дома у нас нет. В моем регистрационном документе (разрешении на пребывание в Индии) говорится, что я иностранец, живущий в этой стране, и что мое гражданство – тибетец. Но на карте мира не обозначено такое государство, как Тибет. Индия дала нам приют, но владеть землей здесь нам не разрешают. По существу моя судьба – оставаться политическим беженцем.

– А в Тибет вы хотели бы уехать?

– Это мечта. Но пока родина находится под китайской оккупацией, это невозможно. Далай-лама для нас бог. Может быть, вместе с ним мы когда-нибудь вернемся.

«Просветленный» в черном списке

Беда в том, что как раз духовного лидера тибетцев, «просветленного», как его часто называют верующие, Пекин видеть на китайской территории не желает. Китайские официальные лица не признают его высокого религиозного статуса, а характеризуют как находящегося в эмиграции политика, который занимается раскольнической деятельностью и добивается отделения Тибета от Китая.

А ведь Пекин не всегда занимал столь бескомпромиссную позицию. В 1979 году, еще не разгромив полностью сторонников Мао Цзэдуна в КПК, неофициальный верховный лидер страны Дэн Сяопин обратился к Далай-ламе с приглашением прибыть в Китай для того, чтобы провести переговоры на «любую тему, кроме независимости Тибета». Поездка «живого будды» так и не состоялась. Однако на неофициальном уровне прошло более двух десятков встреч между двумя сторонами. Согласия на них не достигнуто. Не достигнуто, несмотря на то, что Далай-лама в самых недвусмысленных выражениях заявляет, что не выдвигает требования независимости для своей родины.

Тибетцы должны сберечь свой язык и культуру. Для этого им должна быть предоставлена автономия в рамках Китая, не устает повторять «просветленный». «Наш подход состоит в том, чтобы привнести единство и гармонию в отношения между центральным правительством Китая и Тибетом», – говорит он.

Этот умеренный курс, или «средний путь», как его называет Далай-лама, казалось бы, мог устроить наследников Дэн Сяопина, ныне стоящих во главе КПК.

Но Пекин, вложивший миллиарды долларов в экономику высокогорного края и даже построивший железную дорогу, связавшую Тибет с западным Китаем, не желает делиться полномочиями с изгнанником, чья обитель находится в городке Дхарамсала по индийскую сторону Гималайского хребта. Курс, которого придерживается ЦК КПК, вполне логичен. Во-первых, возвращение Далай-ламы чревато непредсказуемыми последствиями. Ведь хотя верные Пекину настоятели монастырей да и китайская полиция пресекают публичные демонстрации любви к главе тибетского духовенства, он по-прежнему пользуется огромным авторитетом.

Вот лишь два примера. В прошлом году высший религиозный иерарх призвал единоверцев не носить наряды из натурального меха. Многие виды животных из-за прихоти людей могут исчезнуть в тех местах, где на них идет охота, подчеркнул Далай-лама. Тысячи тибетцев откликнулись на этот призыв и сожгли меха, стоившие больших денег. Еще одна стихийная демонстрация привязанности жителей высокогорного края к «просветленному» произошла у монастыря в соседней с Тибетом провинции Цинхай. Распространился слух, что он туда прибыл. И примерно 10 тыс. человек собрались у стен обители.

На кого работает время

Кроме того, лидеры КПК убеждены, что время работает на них. Ведь воплощению милосердного бодисатвы Авалокитешвары пошел 73-й год. И кто знает, сколько еще отмерено ему пребывать в этом бренном мире.

Согласно ламаистской вере со смертью Далай-ламы, второго в тибетской иерархии священного лица – Панчен-ламы или другого ламы высокого статуса их существование не заканчивается. Они воплощаются в детей мужского пола, которых знатоки канона находят по ряду магических признаков. В частности, ребенок должен узнать одну из вещей покойного, потянувшись к ней.

Мистический ритуал поиска воплощений умерших высших лам опытными служителями культа из их окружения соблюдался в Тибете в течение многих столетий, но в последние годы в него решительно вмешались атеисты из ЦК Компартии Китая.

Еще в середине прошлого десятилетия им удалось навязать своего «кандидата» в наследники умершему Панчен-ламе. В 1995 году Далай-лама избрал шестилетнего мальчика новым Панчен-ламой. Однако вскоре тот исчез вместе с родителями. Все попытки международных правозащитников установить судьбу малыша ни к чему не привели. Пекин объявил лишь, что он находится «под охраной государства». А вскоре верные китайскому руководству монахи назначили другого Панчен-ламу. При отборе этого святого, как сообщалось, важную роль сыграло то, что отец и мать мальчика были членами партии.

А минувшим летом Пекин вообще отнял у тибетских священнослужителей право самим находить воплощения (реинкарнации) самых именитых лам, включая Далай-ламу. Управление при госсовете (правительстве КНР) издало указ о том, что в будущем новые «живые Будды» должны утверждаться правительством. На практике это означает, что, когда нынешний тибетский первосвященник уйдет в мир иной, замену ему подберет Пекин.

Ничего, кроме сочувствия

Тибетское правительство в изгнании расценило указ как еще один шаг Китая в подавлении национальной религии и культуры. Но широкого международного отклика этот протест не получил. Максимум, на что может рассчитывать духовный глава тибетцев, – это на выражение сочувствия со стороны лидеров Запада. Ни США, ни ЕС, ни Япония не будут всерьез конфликтовать с Пекином из-за нарушений прав человека в Тибете. И уж, конечно, не приходится ждать протестов от Индии. Достаточно того, что она приютила беженцев и терпит избранный ими парламент и правительство в изгнании.

В Дели не забыли войны 1962 года, когда Мао Цзэдун бросил свою пехоту на малочисленные индийские гарнизоны в Гималаях. С точки зрения правителя Поднебесной, военная акция была призвана подтвердить притязания КНР на спорные территории и заодно проучить Неру за то, что он принял Далай-ламу и его единоверцев.

С тех пор Дели и Пекин сделали немало шагов навстречу друг другу. Обстановка на линии контроля, разделяющей пограничников двух стран, спокойная. Много лет ни шатко ни валко продолжаются переговоры с целью урегулировать пограничный вопрос. Однако Китай, установивший контроль над 38 000 кв. км в Кашмире, на западном участке границы, не отказался от претензий и на целый индийский штат Аруначал Прадеш в восточном секторе. Спор идет из-за его территории площадью 90 000 кв. км, примыкающей к Тибету и Бутану.

Как отмечают наблюдатели в Дели, логичным решением мог бы быть размен земель в западном секторе, которые Индия потеряла, на земли, которые она удерживает на востоке. Однако отказ от взаимных претензий не устраивает Пекин. В прошлом году, накануне первого визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Индию посол КНР в этой стране заявил, что весь штат Аруначал Прадеш принадлежит Китаю. За этим последовал дипломатический инцидент, происшедший минувшим летом. Стороны договорились о посещении Китая 107 сотрудниками индийской гражданской службы в качестве меры, способствующей укреплению доверия. Однако чиновник, представляющий вышеупомянутый штат, визы не получил. Виза не нужна, потому что он «китайский служащий», указали в Пекине.

В Дели усмотрели в таком хитроумном маневре подтверждение китайских притязаний и отменили поездку всех чиновников. У индийцев вызывает беспокойство не только жесткая дипломатия Пекина, но и размещение сил Народно-освободительной армии на тибетском плато. По сведениям из индийских источников, Китай построил в Тибете четыре базы ВВС. Еще три базы размещены в соседних с Тибетом районах КНР, откуда китайские бомбардировщики также могут нанести удар по Индии. Индийская пресса писала, что в Тибете находятся стартовые площадки ракет класса «земля – земля».

Еще один характерный момент. Китайцы возводят казармы на расстоянии 3 км от линии контроля, заменяющей официальную границу между соседями, и прокладывают к ним дороги. С индийской стороны подобного строительства нет, что затруднило бы переброску войск в случае конфликта.

Эхо войны в горах

Пекин продолжает поставлять вооружения извечному сопернику Индии – Пакистану, и это, понятно, тоже не помогает снять подозрения индийцев относительно намерений Китая. Тем не менее на официальном уровне эти подозрения не высказываются. Напротив, лидеры двух азиатских гигантов публично говорят о стремлении углублять сотрудничество. Сближению Индии и Китая готова содействовать Россия. Первая встреча министров иностранных дел трех стран прошла в 2005 году во Владивостоке, а в нынешнем году подобная конференция состоялась в Дели.

В связи с тем, что Москва хотела бы примирить соседей, стоит напомнить, какова была ее оценка событий в Тибете в прошлом и сегодня. Если сделать краткий экскурс в историю, то еще в начале XX века Россия рассматривала Тибет как сферу своих интересов. Поэтому Далай-лама перед оккупацией Тибета англичанами укрылся в Монголии и искал защиты у «белого царя». Позднее в Тибет вторглись китайские войска, и Далай-лама вынужден был бежать в Индию. Министр иностранных дел А.П.Извольский дал указание российскому посланнику предостеречь Пекин, что Россия не может быть равнодушна «к судьбе Далай-ламы, главы многочисленных русских подданных-буддистов».

Сегодня о преемственности политики царской и постсоветской России и речи быть не может. Суть курса Москвы состоит в том, чтобы, признавая Тибет неотъемлемой частью КНР, не предпринимать никаких шагов, которые могли бы вызвать раздражение в Пекине. Поэтому Москва лишь после многочисленных обращений и даже демонстраций российских буддистов нехотя дала согласие на приезд Далай-ламы в Калмыкию в 2004 году. Визит был кратким, тибетскому первосвященнику разрешили пообщаться лишь с религиозными деятелями и их паствой.

Однако пусть Смоленская-Сенная считает тибетский вопрос закрытым, отслеживать события она обязана. А в них наметился нежелательный аспект. В качестве ответной меры на развитие Китаем военной инфраструктуры в Тибете Индия перебросит в 2008 и 2009 годах на аэродромы в восточном секторе две эскадрильи боевых самолетов Су-30 МКИ. 32 истребителя-бомбардировщика, пишет индийская пресса, смогут наносить удары по целям в глубине китайской территории, особенно если учесть тот факт, что их смогут дозаправлять воздушные танкеры Ил-78.

Потерпев поражение в 1962 году, индийцы не хотят быть снова застигнутыми врасплох. И если события будут развиваться по худшему сценарию, они будут защищать свою землю российским оружием.

Дели–Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Трамп и Помпео наносят новый удар по России

Владимир Щербаков

Вашингтон целит в Москву, но бьет по Пекину

0
6037
Пхеньян взял ракетную паузу

Пхеньян взял ракетную паузу

Ирина Дронина

На военном параде впервые не было пугающих всех мощных ракет

0
470
Война в Заливе 1991 года:  причины и уроки

Война в Заливе 1991 года: причины и уроки

Сергей Печуров

Амбициозная операция против иракских войск завершилась аморфно и неопределенно

0
1337
Главной опасностью для США стала экономика Китая

Главной опасностью для США стала экономика Китая

Игорь Субботин

Госсекретарь Помпео поставил Пекин выше Москвы в списке угроз

0
1871

Другие новости

Загрузка...
24smi.org