0
1136
Газета Дипкурьер Печатная версия

26.11.2007

Согласия все меньше, соперников все больше

Тэги: меркель, хдс, германия, ес


меркель, хдс, германия, ес Самая могущественная женщина мира.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Исполнилось два года, как председатель Христианско-демократического союза Ангела Меркель была избрана Бундестагом федеральным канцлером Германии. Она возглавила правительство «большой коалиции» христианских и социал-демократов. Это произошло 22 ноября 2005 года, а 30-го уже бундесканцлерин выступила в парламенте с первым правительственным заявлением.

Заслуги Меркель на государственном поприще, конечно, не преминут торжественно приподнять на съезде ХДС, который откроется в воскресенье 2 декабря в Ганновере. Однако состояние ее правительства на пороге второй половины легислатуры далеко от благополучия. Чем ближе выборы 2009 года, тем больше сказывается на коалиции их раздражающее дыхание, превращающее партнеров в соперников.

Разлом в коалиционной оболочке

Так уж вышло, что 22 ноября в Берлине было не до поздравлений Ангелы Меркель по случаю двухгодичного «юбилея» ее избрания федеральным канцлером. Как раз накануне в кабинете прощались с ее заместителем – вице-канцлером и министром труда Францем Мюнтеферингом, неожиданно подавшим в отставку.

Кризиса не случилось. Конструкция «большой коалиции» такова, что каждая партийная сторона самостоятельно определяет персоналии и ответственность на отведенных ей правительственных постах. Руководство СДПГ, возглавляемое премьер-министром земли Рейнланд-Пфальц Куртом Беком, уверенно избранным председателем партии в конце октября на Гамбургском съезде, без задержек разрулило возникшую ситуацию.

Министерство труда отныне поручено депутату бундестага и секретарю социал-демократической фракции Олафу Шольцу. Пост вице-канцлера перешел к министру иностранных дел Франку-Вальтеру Штайнмайеру. В сочетании с его избранием в Гамбурге заместителем председателя СДПГ это по-видимому укрепляет его позиции и влияние в правительстве.

В правительстве Меркель Мюнтеферинг слыл прежде всего стражем социально-экономических реформ, «пробитых» в свое время Шредером в виде «Плана-2010». Он умел находить общий язык с бундесканцлерин даже ценой ущербных для социал-демократов компромиссов. На этом фоне отставка Мюнтеферинга стала тревожным сигналом для Ангелы Меркель, предвестником новых трудностей в коалиции.

Между тем обстановка в ней и так значительно осложнилась. Дело в том, что лавры от участия в «большой коалиции» достаются ХДС/ХСС. Заботясь об имидже канцлера реформ, Ангела Меркель не упускает случая подчеркнуть, что именно под ее руководством коалиция добилась успехов в консолидации государственных финансов и снижении безработицы.

Ее канцлерство действительно совпало с просветлением горизонтов мировой экономики, а затем с динамичным оживлением конъюнктуры. Соответственно и германская экономика пошла в гору. В третьем квартале текущего года ВВП Германии по сравнению с аналогичным рубежом года прошлого вырос на 2,5%. В последних анализах экономические институты прогнозируют подъем до 2009 года. Резко возросли налоговые поступления, позволяющие постепенно двигаться к более сбалансированному госбюджету. Но главное – сократилась массовая безработица, ставшая ахиллесовой пятой правительства Шредера. При нем она охватывала почти 5 млн. человек, а сейчас колеблется на уровне 3,5 млн. Тоже высоком, но все же┘

По мнению экспертов, примерно треть наблюдаемого оздоровления экономики следует отнести на счет начавшегося воздействия «Плана-2010». Но социальные издержки этих реформ, тяжело отразившиеся на положении малообеспеченных по немецким меркам слоев населения, слишком дорого обошлись СДПГ.

Партия немало лет находится в полосе кризиса. Курт Бек стал пятым лидером социал-демократов начиная с 1998 года. За то же время их стало меньше на 240 тыс. человек. Кроме того, у СДПГ появился опасный конкурент в лице Левой партии с достаточно популярной социальной программой.

Участие в «большой коалиции» нисколько не улучшило ситуацию СДПГ. В последние месяцы ее рейтинг опускался порой до 24%. Да и после недавно одобренных съездом в Гамбурге социально ориентированных идей нового руководства он колеблется где-то вокруг 30%, перечеркивая пока надежды на избирательный рывок 2009 года.

Парадокс в том, что разорвать коалицию и вступить во фронтальное противоборство с ХДС/ХСС социал-демократы не могут. Для государствообразующей партии это было бы равнозначно взять на себя ответственность за кризис власти. По всем опросам досрочные выборы лишь вновь привели бы к тупиковой расстановке сил. Но и бездействовать положение не позволяет.

Лидер партии озвучил с этой целью некоторые популярные требования. В частности, социал-демократам удалось настоять перед Меркель на продлении с 18 до 24 месяцев выплаты пособия по безработице лицам старшего возраста. Ставится вопрос о введении почасового минимума оплаты труда по найму.

Консервативные круги расценивают это как отход от «железной линии» реформ. К тому же новая программа партии, принятая Гамбургским съездом, возвращается к идеям демократического социализма, подчеркивает необходимость социальной справедливости, экономического успеха «для всех». Меркель откликнулась критикой «левого сдвига» СДПГ: «Мы не нуждаемся в повторном осознании социализма, мы уже достаточно имели его в ГДР».

Но это отвлеченный спор. Для обостряющегося соперничества в «большой коалиции». Налицо множество более актуальных и острых тем. Большинство населения не ощущает подъема экономики. Кредитный долг населения далеко превысил 200 млрд. евро. Расширяется разрыв между богатыми и бедными. По данным новейшего исследования, 10% немцев владеют почти 2/3 народного достояния, а половина населения – «почти ничем». Рост занятости достигается во многом за счет работ по минимальной шкале заработков. Терпеливое отношение к политике реформ развеялось. Как признал в октябре представитель правительства Ульрих Вильгельм, «еще пару лет назад имелось всеобщее понимание необходимости ряда жестких мер. Это восприятие исчезло. Нет никого, кто был бы готов играть в эту игру».

Все это отражается в коалиционных спорах. Причем тон между партнерами становится жестче. Стороны все чаще не стесняются в выборе выражений. Генсек СДПГ Хубертус Хайль расценил на днях негативный подход ХДС к одному из вопросов в правительстве как «свинство». По его словам, экономическое крыло ХДС попирает доверие в коалиции. В ответ генсек ХДС Рональд Пофалла называет тон социал-демократов в отношении бундесканцлерин «неприличным» и подчеркивает, что у них берет верх «искаженное восприятие действительности».

Имидж внешнего представительства

Ангела Меркель быстро обрела большой вкус к внешней политике. Впечатляет статистика ее международных контактов. Недавний визит к президенту США Джорджу Бушу на ранчо в техасский Кроуфорд был ее 67-й зарубежной поездкой за два года. Плюс к тому бесконечная череда встреч и переговоров с лидерами иностранных государств в Берлине и других местах Германии.

Внешнеполитической активности бундесканцлерин тоже сопутствовало везение. Неустойчивая ситуация во Франции, Великобритании и Италии, где надвигалась смена первых лиц, почти автоматически превращали ее в единственного стабильного лидера на ниве ЕС, от которого ожидали инициатив в преодолении конституционного кризиса сообщества. Это положение подкреплялось председательством Германии в ЕС в первой половине 2007 года. Одновременно Меркель досталось председательство в «большой восьмерке», выводившее ее на проблематику мировых вызовов.

Июньский саммит ЕС, прошедший под ее председательством, утвердил параметры сокращенной конституционной реформы. Она уже обрела форму договора, который будет подписан в декабре в Лиссабоне. В июле Ангела Меркель успешно провела как хозяйка саммит G8 в Хайлигендамме. Все это позволило ей расширить международную известность и укрепить авторитет во внешнеполитической сфере. Она верно определила возрастающее значение проблематики климата, настойчиво продвигала свою инициативу в этой области. Это – как в Европе, так и мире – придало ей имидж лидера в вопросах борьбы против глобального потепления.

Но многое говорит о том, что к настоящему времени пик «наибольшего благоприятствования» внешнеполитической активности канцлера Меркель пройден. Новые честолюбивые лидеры Франции и Великобритании президент Николя Саркози и премьер Гордон Браун не намерены уступать ей лидирующую роль ни в ЕС, ни тем более в трансатлантических рамках.

Эффектно вызволив из ливийской тюрьмы болгарских врачей и медсестер и заключив ряд соглашений с Каддафи, Саркози перечеркнул аналогичные старания Берлина. Столь же открыто хозяин Елисейского дворца пошел на сближение с Вашингтоном, особенно в вопросах иранской политики. В то же время Лондон подтвердил претензию на особые отношения и традиционную роль главного союзника США.

Таким образом, бундесканцлерин ожидает серьезная конкуренция в европейских попытках восстановить доверительные отношения с Белым домом. К тому же в силу коалиционных обстоятельств она не имеет такой свободы рук на трансатлантическом направлении, как ее французский или британский коллеги. И даже в вопросах санкций против Ирана ей приходится поступать не столь категорично, отвергая, в частности, какие-либо не одобренные СБ ООН шаги, включая односторонние меры ЕС.

«Акценты» без процентов

Внешняя политика «большой коалиции» в основных чертах сохранила преемственность. Ее главные направления – Евросоюз, трансатлантические отношения, стратегическое партнерство с Россией, а также участие в урегулировании конфликтов, борьбе с терроризмом и новыми вызовами.

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, ставший на днях одновременно вице-канцлером правительства ФРГ, будучи в свое время руководителем Ведомства федерального канцлера Шредера, непосредственно участвовал в определении констант германской политики. Вместе с тем очевидно, что за последние два года внешняя политика ФРГ обрела не только сдержанный стиль Меркель, но и расставленные ею акценты. Отчасти они объективно вызваны реальными обстоятельствами союзничества в НАТО, а также переменами и новыми вызовами в Европе и мире. Отчасти – идеологическими и субъективными взглядами проатлантических кругов в Бундестаге, правительстве и СМИ. По мнению последних, в трансатлантических отношениях был допущен дисбаланс за счет «чрезмерного» партнерства с Россией, и это требует исправления.

Как бы там ни было, для немцев США – действительно очень серьезная величина. Часто забывают, что в Германии располагается основной костяк американских вооруженных сил в Европе. Дислоцированные там войска (а их по-прежнему около 70 тыс.) используются в различных военных операциях, начиная с Ирака. США держат в ФРГ крупные авиабазы, разведслужбы, запасы военной техники и снаряжения, наконец атомное оружие. Объемы двустороннего экономического обмена – еще один фактор, не считая ряда других.

Меркель сумела наладить важные личные контакты с президентом Джорджем Бушем. Напряженность из-за Ирака между Вашингтоном и Берлином преодолена. В целом отношения улучшились. Но как ни тепло принимал президент США немецкого лидера в Кроуфорде, он так и не дал искомых заверений, что удар по Ирану исключается. Поддержки немецких пожеланий насчет вхождения в расширенный состав постоянных членов СБ ООН Буш не высказал. Проблему ПРО в прямой диалог с Берлином Вашингтон не включает. И даже в вопросах климата линия США практически противостоит немецкой. Иными словами, оперативная результативность усилий по восстановлению контактов и доверия с американским союзником пока не очень существенна.

Что касается российско-германских отношений, то заложенная в них динамика, стратегическое партнерство давно уже многообразная реальность. Сохраняется интенсивность контактов и переговоров на высшем уровне. Висбаденский саммит еще раз подтвердил в октябре близость сторон по многим актуальным международным проблемам и взаимную заинтересованность в дальнейшем всестороннем сотрудничестве. Важнейшим пилотным проектом является совместное сооружение Североевропейского газопровода. Он же символизирует уровень партнерства.

Однако на российском направлении тоже есть проблемы. Часть политического истеблишмента, прежде всего в бундестаговской фракции ХДС/ХСС, характеризуют политику Кремля как угрозу. Они рекомендуют снизить темпы развития отношений с Москвой, говорят об опасности энергетической зависимости от России. Не без их стараний в прошлом году была заморожена инициатива германского МИДа, разработавшего программу развития партнерства Германии и ЕС с Россией путем «сближения через переплетение». Прежде немецким лидерам импонировала роль «ходока» по продвижению евророссийских дел. В этом году, председательствуя в сообществе, Берлин взял сторону Польши, поломавшую начало переговоров о новом базовом договоре РФ–ЕС. А немецкие СМИ перманентно используют предоставляемую самой Россией «пищу» для критики ущемлений демократии, прав человека, свободы прессы и т.д.

Не затрагивая субстанции российско-германских отношений, в совокупности это все-таки не лучшим образом отражается на их климате. Между тем канцлеры Гельмут Коль и Герхард Шредер – каждый в свое время – придавали первостепенное значение атмосфере взаимопонимания и доверия в отношениях с Москвой. Они настойчиво пестовали новые отношения с новой Россией, подчеркивали роль не только политического диалога и делового партнерства с ней, но и дружбы.

Сдержанный стиль Меркель в общении с Москвой обходится без ярких красок. Российская сторона привыкла к ее особому интересу к вопросам прав человека и уже не превращает правозащитную тематику в проблему отношений, считая частью партнерского диалога. Но так полагают далеко не все в мире.

Китай, к примеру, резко отреагировал на «частный прием» в сентябре Ангелой Меркель Далай-ламы, мотивированный гуманитарным интересом. В итоге Пекин прервал целую серию переговорных контактов с Берлином, отказал в визите министру финансов ФРГ. Отношения Германии с великой державой, торговый оборот с которой превышает 80 млрд. долл., серьезно осложнились. В Берлине в последние дни это дало толчок острой полемике между сторонами «большой коалиции». В том числе о том, что дает и целесообразна ли акцентировка гуманитарной и демократической проблематики в рамках дипломатии.

Патриарх немецкой политики экс-канцлер Гельмут Шмидт заявил: «Наше правительство не должно давать громогласных советов ни русским, ни американцам, ни тем более китайцам». Не упоминая прямо канцлера Меркель, глава внешнеполитического ведомства Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что настоящая политика не нуждается в «самоокуривании фимиамом моральной великодержавности Германии», а требования прав человека «не должны предназначаться для домашних газетных заголовков».

Бундесканцлерин, конечно, отвергла претензии к ее внешнеполитическому почерку. Она заявила, что как глава правительства сама решает, кого и где принимать. Ее ближайший соратник министр внутренних дел Вольфганг Шойбле считает , что при всей заинтересованности в сотрудничестве с Китаем необходимо называть вещи своими именами. То же самое с Россией: отношения с ней важны, сказал политик, «но не за счет отношений с Польшей и государствами Балтии».

Неоднозначность внешнеполитических взглядов в рядах «большой коалиции» была всегда. Но сейчас споры на эти темы выплескиваются на поверхность. Это не лучшее предзнаменование для дальнейшей работы правительства. Но пока трудно предположить, как наладится сотрудничество бундесканцлерин Ангелы Меркель и ее нового заместителя – вице-канцлера и министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера. С одной стороны, это восстановление тандема, который по составу был свойствен большинству правительств ФРГ. С другой – именно внешняя политика не раз становилась наиболее серьезным камнем преткновения в их деятельности.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Индийцев в мире, возможно, больше,  чем китайцев

Индийцев в мире, возможно, больше, чем китайцев

Владимир Скосырев

Контроль над семьями в КНР стал более либеральным

0
330
Борис Джонсон не видит Британию в составе ЕС

Борис Джонсон не видит Британию в составе ЕС

Фемида Селимова

Угроза брекзита без сделки возрастает

0
289
Прибыли компаний растут, а инвестиции – нет

Прибыли компаний растут, а инвестиции – нет

Михаил Сергеев

Подорожание бензина обеспечит увеличение капитальных вложений в переработку нефти, надеются чиновники

0
360
ЕС готов снизить ввозные пошлины на американские автомобили до нуля

ЕС готов снизить ввозные пошлины на американские автомобили до нуля

  

0
213

Другие новости

Загрузка...
24smi.org