0
1098
Газета Культура Печатная версия

07.04.2000

Буддисты, сатанисты и революционеры

Тэги: Юзефович, роман, литература, журнал


РОМАН Леонида Юзефовича "Князь ветра", опубликованный в # 1-2 "Дружбы народов", - своеобразный эксперимент в творчестве писателя. С одной стороны, произведение носит характер исторический, основное действие происходит в Петербурге, в конце XIX века. С другой - жанр "Князя ветра" можно определить как детектив, присутствуют и начальник сыскной полиции, и жертва, и расследование. Однако ни тем, ни другим характеристика романа не исчерпывается. Он, как китайский шар с секретом: сюжет разворачивается внутри другого сюжета, тот - внутри третьего. Основная линия - рассказ начальника сыскной полиции Ивана Путилина о расследовании убийства писателя Николая Каменского.

Существует несколько версий мотивов преступления, которые и предопределяют развитие событий. Каждая из этих версий подкреплена соответствующими литературными трудами самого Каменского. Например, "психологический мотив" (любовный треугольник, убийство на почве ревности, подозреваемый, как в традиционном психологическом детективе, - из близкого окружения писателя) запечатлен в неоконченном романе убитого, где неверная жена спрашивает своего любовника: "Скажи, ты мог бы убить моего мужа?" "Социально-политический" аспект - связь Каменского с подобием масонской организации, улики - найденное на столе письмо с угрозами от ее членов, а также последний роман писателя "Загадка медного дьявола", в котором описывается эта секта. Еще одна версия - "монгольский след": все окружение жертвы так или иначе связано с изучением монгольского буддизма, в доме присутствует странная атрибутика, рассказ Каменского "Театр теней" посвящен монгольскому князю Намсарай-гуну, принявшему христианство для того, чтобы продать душу дьяволу (у него есть "реальный" прототип среди персонажей).

Каждая линия разработана до мелочей, при этом повествование постоянно прерывается записками некоего Солодовникова. В них действие разворачивается уже в самой Монголии через двадцать лет после описываемых событий, причем периодически на фоне битв между монгольскими "буддистами-революционерами" и китайцами возникают персонажи "основного" сюжета.

Еще одна "реальность" создается уже собственно книгами Каменского. В одной из них, "Загадке медного дьявола", следователь Путилин, переименованный в Путилова, раскрывает существование странной организации сатанистов - "Палладистов Бафомета"...

Из-за всех этих хитросплетений, бесконечных чередований имен, любовных интриг, сатанинской тематики с монгольским революционным буддизмом теряешь нить повествования. Видно, автор в какой-то момент не смог выбраться из лабиринта мотивировок и сам потерял интерес к повествованию, что, между прочим, отразилось и на языке "Князя ветра", который с какого-то момента стал напоминать современную публицистику и штампы передовиц. Порой кажется, что весь этот роман представляет собой нагромождение ради нагромождения, игру с жанрами, разрушение стиля как лабораторный эксперимент, интересный лишь самому писателю.

Но, несмотря на такие препятствия, повествование все же доходит до своего логического конца, убийцу находят, восточный след оказывается роковым, а псевдомасонская организация всего лишь фикцией, рекламным трюком, придуманным издателем Каменского для лучшей продажи той же самой "Загадки медного дьявола". Не являются ли сюжетные изощрения романа "Князь ветра" - вроде модной ныне восточной мистики - точно таким же трюком, но выполненным уже самим Юзефовичем, ради уподобления той продукции, которая находит массовый спрос?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


17 декабря пройдет юбилейная церемония вручения премии "Театральный роман"

17 декабря пройдет юбилейная церемония вручения премии "Театральный роман"

0
418
У нас

У нас

0
389
По балкону бегали муж, друзья, сосед

По балкону бегали муж, друзья, сосед

Ольга Рычкова

Игорь Михайлов о любви по расчету, инопланетных деревенщиках и родстве с Гоголем

0
1239
Диктатура Пушкина

Диктатура Пушкина

Игорь Яркевич

Постмодернизм как синоним русской свободы и патриотка Катюша Маслова

0
1179

Другие новости

Загрузка...
24smi.org