0
508
Газета Культура Печатная версия

11.09.2002

У Ленина в Горках

Тэги: театр, сезон, музейусадьба, горки


Вчера вечером, 10 сентября, в Трехпрудном переулке открыл свой новый сезон "Театр.doc". Открытие театрального сезона было одновременно и закрытием очередного семинара по документальному театру. Сам семинар в течение четырех дней проходил в музее-усадьбе "Горки Ленинские".

Документальный театр, что уже известно всем, кто хоть каким-то боком интересуется модными театральными тенденциями, строится на реальном материале. Сначала драматурги, подобно этнографам, проводят работу по сбору материала, записывают за своими героями рассказы и просто разговоры, потом все это утрясается, взбалтывается, раскладывается по ролям, то есть приходит пора вполне профессионального отбора и оформления. В итоге получается пьеса, отличная от своих более традиционных "братьев" и "сестер" тем, что ее герои - реальные люди и они находятся рядом, а почти каждая реплика может быть помечена звездочкой и сопровождена соответствующей ссылкой на первоисточник.

Споры, которые сопровождают показы документальных пьес, часто касаются как раз той разницы, которая неминуемо возникает между собранным и записанным материалом и его обработкой и подготовкой к показу. В "Горках Ленинских", к примеру, в этот раз один из самых интересных показов сопровождался и самыми жаркими дискуссиями. Проект Тарусы Маковой "Большая жрачка" описывает вполне реальные съемки вполне реального телевизионного шоу. Перед показом создатели, правда, предупредили публику, что текст содержит ненормативную лексику, но предположить, что этой самой лексики окажется так много, никто не мог. Участники потом объясняли, что в жизни на телевидении так именно и проходит общение, в обрамлении кофе и сигарет. Те же, кто с ними спорил и к числу которых относился и автор этих строк, настаивали на том, что театральные механизмы вполне позволяют воспользоваться одним или двумя обозначениями. В конце концов, для того чтобы зрители поняли, что во время действия идет дождь, достаточно дать шум дождя в начале и, например, в финале действия. И т.д. и т.п.

Программа этого семинара, на который были приглашены авторы из Москвы и Тольятти (хотя география - с учетом командировок "за документальным материалом" - была куда богаче), включала как премьеры, так и уже знакомые проекты. Вадим Леванов показал две короткие пьесы - "Раздватри" и "Сто пудов любви". В первой девочки, ровесницы своих героинь, разыграли историю группового самоубийства юных поклонниц Курта Кобейна, решивших отправиться в рай - вслед своему кумиру. Вторая была составлена по письмам фанаток наших эстрадных звезд, по письмам смешным, банальным, глупым, обиженным, злобным и - трогательным, нежным, отчаянным.

Галина Синькина показала очередную "серию" своего документального проекта "Преступления страсти". Словно на работу, ездит она в Орловскую женскую колонию, где записывает истории женщин, убивших своих мужей и просто любимых. Весной на ее показе случилась история, которую с гордостью потом повторяли апологеты "документального театра": во время монолога актрисы возмущенная зрительница не выдержала и воскликнула: "А где же были твои дети?!"

В Горках Синькина уже как режиссер представила пьесу Ирины Карповой "Старушки и секс", составленный из рассказов четырех пожилых женщин. Не о сексе - скорее о любви. И этот показ стал поводом к еще одной дискуссии о существе и проблемах, подстерегающих "документалистов". В какой степени человек готов открыться на интервью и в какой мере автор может располагать текстом, записанным из-под полы? Можно ли монологи, произнесенные перед включенным диктофоном, превращать в диалоги? Следует ли делать "поправку" на меру искренности, которая в разговоре с ровесником - одна, а с младшим по возрасту - уже другая? И как возможно (и возможно ли вообще) избежать этих погрешностей?

В показах и обсуждениях участвовали в этот раз не только инициаторы появления у нас "вербатимного", то есть документального, дословного, театра - Елена Гремина, Ольга Михайлова, Михаил Угаров, но и актеры и драматурги, до сих пор интересовавшиеся исключительно фэнтези: Родион Белецкий, например, чьи пьесы с успехом идут в провинции, или, уже из актеров, Владимир Скворцов и Артем Смола, прославившиеся после спектакля Угарова "Облом off". Надо признать, сотрудники мемориального комплекса проявляли к семинару искренний интерес, ходили на показы и, кажется, не теряют надежды, что и драматурги, в свою очередь, однажды ответят взаимностью и, если переиначить слова чеховского Медведенко, расскажут, как живет простой музей или как жил, работал и умирал здесь вождь мирового пролетариата.

Семинар - на то и семинар, на то и проводится он вдали от публики и посторонних глаз, чтобы не таясь показывать полработы и рассчитывать на понимание, поддержку и более или менее дружеский совет старших и младших товарищей. Что-то, вероятно, так и останется эпизодом горкинских лабораторных бдений, что-то, наверное, превратится потом в спектакль, который войдет в репертуар "Театра.doc".

Судя по нынешнему семинару, наибольшие шансы стать спектаклем у "Большой жрачки". В этой производственной пьесе, описывающей кухню отечественных ток-шоу (трудно сказать, которое из известных остается после увиденного "вне подозрения"), немало юмора, хотя еще больше - поводов для печали. Печали, которая относится к самому телевидению и работе на нем, столь увлекательной, столь интригующей и одновременно - такой бесплодной. Притягательность телевизионной и околотелевизионной работы такова, что сами участники показа, было видно, так и не определились, чего же хотелось им, - показать неприглядную изнанку или же полюбоваться собственной изобретательностью. Тем более что было чем любоваться: в финале на скорую руку сочиненного телесюжета в небольшую комнату, где проходил показ, внесли стол, на котором восседал вымазанный печеночным паштетом актер, который, по сюжету, герой очередного ток-шоу предлагал откушать собственной жене.

Можно не сомневаться, что зрителей у такого спектакля будет хоть отбавляй. Особенно если авторы прислушаются к замечаниям и не станут бороться за каждое матерное слово┘

На семинаре в Горках можно было получить экземпляр очередного номера альманаха "Майские чтения", который издается в Тольятти. В этом выпуске - "Глаз" Максима Курочкина, "Анна Каренина-2" Олега Шишкина, "Кое-что о змеях" и "Дредноуты" Евгения Гришковца, две новые пьесы Василия Сигарева, по одной - Вадима Леванова, Родиона Белецкого, Ксении Драгунской, Виктора Шамирова, Ильи Фальковского и других. В нынешней ситуации, когда журнал "Драматург" не выходит, тольяттинский сборник, можно сказать, занял его место, разбираясь в бурном потоке и регулируя движение современной молодой драматургии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
818
У нас

У нас

НГ-EL

0
193
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
860
Смело, товарищ, в бой

Смело, товарищ, в бой

Надежда Травина

В Москве впервые представили кантату Эйслера «Высшая мера» по пьесе Брехта

0
902

Другие новости

Загрузка...
24smi.org