0
943
Газета Культура Печатная версия

10.11.2011

Из мелких бесов в императоры

Тэги: кино, театр, сухоруков


кино, театр, сухоруков Сухоруков, готовый к триумфу.
Фото PhotoXPress.ru

Судьба сегодняшнего юбиляра может служить жизнеутверждающим примером многим его собратьям по цеху. Когда он окончил в 1978 году ГИТИС и распределился в ленинградский Театр комедии имени Акимова, карьера его... отнюдь не понеслась с места в карьер. Потянулись тяжелые годы, полные самых печальных издержек актерской невостребованности. Сухоруков побывал и грузчиком, и посудомойщиком, и хлеборезом. Сменил несколько трупп. Кто знает, что бы с ним было, не подоспей перестройка. Вернее, перестроечное кино, нуждавшееся в нестандартных актерах. Сухоруков пришелся как нельзя кстати. А было ему почти 40 лет.

Открыл его режиссер Юрий Мамин. В 1989-м Сухоруков сыграл в его сюрреалистическом фарсе «Бакенбарды» своего первого мелкого беса – странное существо, балансирующее на грани безумия. Ошалевшие от свободы режиссеры нашли в лысом лопоухом актере равную степень внутренней раскованности, презрение к условностям типа амплуа. Нужно было То-Чего-Не-Может-Быть (так звался персонаж юбиляра в «Сказке про Федота Стрельца»), и оно не замедлило появиться в лице Виктора Сухорукова. В 1991-м начался их многолетний «роман» с Алексеем Балабановым. «Счастливые дни» – балабановский дебют в полнометражном игровом кино. Сухоруков и здесь с режиссером заодно, работает на создание атмосферы абсурда, бесприютности. Если режиссеру надо, Сухоруков способен легко освоить надбытовой «этаж», переходить из регистра в регистр – как, например, в «Комедии строгого режима» Виктора Студенникова и Михаила Григорьева, где выпало ему нестандартно продолжить традицию киноленинианы. Способен обернуться вдруг жутким упырем, отморозком, бандюком – такие возможности открылись в ходе сотрудничества с Великим и Ужасным Балабановым. В 90-е Сухоруков стал лицом российского кино, как становились им когда-то Янковский, Баталов, Крючков.

Отнюдь не только уродов играл Сухоруков; со временем все больше людей. Особенно дороги его сердцу работы в исторических картинах: одного за другим он сыграл графа Палена в «Золотом веке» Ильи Хотиненко и императора Павла I в «Бедном, бедном Павле» Виталия Мельникова. В одном телесериале – Берию, в другом – Хрущева. Именно Сухорукова пригласил Алексей Федорченко на роль простодушного народного поэта в свою странную, будоражащую кинопоэму «Овсянки». Виктор Иванович не скрывает, что обратная связь со зрителем ему нужна как воздух. Зрители его обожают, потому что знают: Сухоруков обязательно чем-то удивит. Его присутствие на любой церемонии или творческой встрече обеспечит тот самый «финт», который развеет скуку и войдет в воспоминания: «А помнишь, Сухоруков что выкинул?»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Фестиваль. Японское кино

Фестиваль. Японское кино

0
239
На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
472
У нас

У нас

НГ-EL

0
132
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
495

Другие новости

Загрузка...
24smi.org