2
2917
Газета Культура Печатная версия

02.03.2017 00:01:00

Можно и про Трампа, но зачем?

Директор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Юрий Шварцкопф ищет идеальный мюзикл

Тэги: санктпетербург, театр, мюзикл, юрий шварцкопф, трамп, чикаго, оливер, бал вампиров, чаплин, оперетта, юрий александров, орфей в аду, граф монтекристо

Полная online-версия

В портфеле директора – не одна «Золотая маска». 	Фото предоставлено пресс-службой театра
В портфеле директора – не одна «Золотая маска». Фото предоставлено пресс-службой театра

Директор Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии Юрий ШВАРЦКОПФ отметил 70-летие пышным гала-концертом «Виват, продюсер!» с участием российских и венгерских звезд оперетты и мюзикла. За время 12-летнего директорства в этом театре он собрал богатейшую коллекцию самых разных оперетт, а в последние годы направил свой азарт коллекционера и на мюзиклы, среди которых вошли в историю и «Чикаго», и «Оливер», а «Бал вампиров» и «Чаплин» стали лауреатами «Золотой маски». О настоящем и будущем жанра оперетты и мюзикла в России с юбиляром поговорил музыкальный критик Владимир ДУДИН

Наряду с постановками мюзиклов вы продолжаете благородно собирать в репертуаре золотой фонд оперетты. Это ваша миссия – сохранить оперетту любой ценой?

– Да, это входило в программу возобновления Театра музыкальной комедии, которую я предложил в 2005 году, – иметь здесь классику в хороших постановках. Я знаю миллион людей, твердящих о том, что «Лебединое озеро» – мертвый балет, и «вода скоро уйдет из озера». Но и «Лебединого озера», и «Щелкунчика» со «Спящей красавицей» хватит еще на наш век и век наших детей и внуков. Также всегда найдутся те, кто придет на «Мистера Икса» и «Сильву». Потому что даже в те годы, когда у нас жизнь, как нам казалось, была, в общем-то, ничего, народу все равно хотелось убежать от сиюминутной серости и обыденности – прийти в оперетту, услышать ослепительную музыку, увидеть красивые лица, статные фигуры во фраках, вечерних туалетах, где все о любви и обязателен хеппи-энд. 

Второй моей задачей на посту директора было знакомить зрителя с теми произведениями, которые здесь никогда или очень давно не ставились. Таким спектаклем, например, стал «Продавец птиц» Карла Целлера, в котором божественная музыка и где достаточно ролей, в которых можно показать качество труппы. Мы открыли публике Лео Фалля с его дивной опереттой «Мадам Помпадур». Исполнили «Весенний парад» Роберта Штольца, поставили «Гаспарона» Карла Миллёкера и многое другое. Задача была просветить не только публику, но и артистов, которые не могут же всю жизнь петь одно и то же. 

Но есть снобы, продолжающие считать оперетту «низким жанром», где нет ничего, кроме пустой, сладкой музыки. А ведь в моменты своего рождения в либретто очень многих оперетт содержались достаточно смелые остроты социально-политического толка, не уступающие по силе воздействия карикатурам-бомбам в Charlie Hebdo.

– А для кого нужна эта бомба? В недавнюю премьеру этого сезона – «Орфея в аду» Оффенбаха – режиссер Юрий Александров вложил ну все, что можно было. А публика осталась с холодным носом. Раньше мы ничего не могли говорить вслух – держали фиги в карманах. Сейчас говорим все, но сказать то, чтобы было бы интересно, достаточно непросто. Да, можно было бы напрячься и за неделю выпустить мюзикл «Трамп». А дальше что? Сегодня вряд ли кого-то заинтересуют события, происходившие в Венском парламенте тех времен, о которых написано в классических опереттах. Допустим, есть очень неплохая оперетта «Сиси» с музыкой Крейслера. Но кто такая Сиси? 99% вам не ответит. Или замечательные мюзиклы «Элизабет» и «Рудольф», затрагивающие интересные эпизоды истории Австро-Венгерской империи, но на них не пойдут. Публика оперетты очень консервативна.

А кстати, что дальше?

– В портфеле много чего, но что из этого сработает – не знаю. Я смотрю достаточно новых мюзиклов (хотя и не так много, как хотелось бы, – месяца бы три в году надо проводить на просмотрах в Нью-Йорке, Лондоне или Вене). Из того, что я видел, могу сказать так: зачастую то, что мне нравится, не будет коммерчески выгодно. А преодолевать сложности, не будучи уверенным в результате, достигнутом в «Бале вампиров», «Джекилле и Хайде» или «Чаплине», тоже не очень хочется. Сложно сказать, пойдет ли сегодня наша публика на «Визит старой дамы» – очень неплохой мюзикл со сложнейшими декорациями, который сейчас идет в Вене. Но австрийские коллеги мне пообещали сделать адаптацию, если я решусь его ставить у нас.

Нам необходим спектакль для семейного просмотра. Такой, каким был мюзикл «Аладдин». Из возможных – прекрасный мюзикл «Мэри Поппинс», идущий на Бродвее, в Лондоне и в Будапеште. Но для его постановки нужны огромные деньги, ничуть не меньше, чем для постановки взрослого спектакля. А может быть, поставим «Айболита» – есть материал на музыку Рыбникова и на музыку Фиртича. Вариантов много, но такого, который для меня попадал бы в яблочко, я пока не вижу.

«Бал вампиров» стал в истории вашего театра своеобразным водоразделом, Рубиконом, после которого как будто все изменилось.

– Это было неожиданно даже для меня. Не думал, что это будет такое «яблочко» со стопроцентным попаданием. «Чаплин», например, не смог повторить его успех, хотя спектакль был великолепный. «Бал вампиров» стал планкой, уровнем успеха, на котором надо остаться во что бы то ни стало. Хотя это и непросто. Я объявил в октябре о постановке мюзикла «Граф Монте-Кристо» Фрэнка Уайлдхорна, и первое, с чем столкнулся, – огромные проблемы с распределением ролей. А в «Бале вампиров» были замечательные актерские работы!.. Так что мы ищем такой мюзикл, которым я был бы доволен с творческой стороны, на который бы валом валила публика и который мы могли бы выпустить на должном постановочном уровне. Чтобы не было стыдно. А это уже финансы... Мы ставили «Бал вампиров», когда курс рубля был совсем другой. Тогда это стоило 1,5 миллиона евро, или 55 миллионов рублей. Сколько сейчас 1,5 миллиона евро? Вот и считайте. Раньше 100 спектаклей прокатал – 100 аншлагов получил, и уже в шоколаде. А сейчас сколько надо? 200 или 250. Арифметика простая. Так что все непросто.

Вы много ездите по миру в поисках новых спектаклей. В какой стране оперетта чувствует себя так же привольно, как опера?

– Только в Венгрии, в Будапеште. В других городах и странах все намного скромнее. Опереточные спектакли, которые я видел в Лейпциге, Дрездене, впечатления не произвели. В знаменитом театре «Карлин» в Праге, где случился потоп и все декорации пропали, теперь работают только с мюзиклами. Я там видел очень неплохой мюзикл «Кармен» Уайлдхорна – мощный, с кучей зверей на сцене. В марте поеду к ним на премьеру спектакля на музыку Карела Готта.

В берлинской Komische Оper стараются ставить пару оперетт в сезоне.

– Там это 10% от общего репертуара, равно как и в венской Volksoper, и это единичность, а не системность. С опереттой стабильно работает театр в Бадене под Веной. За пределами Европы классическая оперетта (Штраус, Легар) ставится только в оперных театрах. Конечно, это связано с бюджетом, которого всем не хватает. Но и играть в оперетте нечего – названия одни и те же, с перепевами. А новых Кальманов и Штраусов не родилось.

Да и не отыщется, боюсь, такого безумца, который объявит свое что-то свеженаписанное опереттой.

– Не найдется, потому что нужен и достойный драматургический материал – внятная история, которая не скучна, про любовь и не забивает мозги глобальными проблемами о противостоянии Востока и Запада или курса рубля к евро. Ведь то, что написал Эрдман, к оригиналу не имеет практически никакого отношения, но сегодня советский зритель не воспринимает «Летучей мыши», если там нет сцены вранья – глупой, но очаровательной. Можно ли представить Екатерину, Распутина, Елизавету, Петра в оперетте? Наверно, теоретически можно. Но это все равно назовут сегодня мюзиклом. Потому что композиторы и создатели понимают, что если спектакль называется мюзиклом и он удачный, то будет обеспечен совсем другой прокат. Оперетта идет пару раз месяц, а мюзикл – четыре-пять. За один и тот же период «Граф Люксембург» Легара прошел у нас на сцене 42 раза, а концерт «Хиты Бродвея» –163. Оперетта будет жить, потому что людям нужна ее легкость, но легко жить этот жанр уже не будет.

Помнится, вы сетовали, что вам не хватает новой большой площадки для мюзикла.

– Не хватает. Я много говорю о будапештском театре, но он стал театром оперетты и мюзикла, где в год идет более 750 спектаклей – полноценно мюзикловых и полноценно опереточных. Если же у нас идут мюзиклы, то опереточная труппа простаивает. И что она делает в это время? Правильно: плетет интриги, считая на счетах, сколько получают мюзикловые актеры. Играем оперетту – артисты мюзикла отдыхают, и у театра нет дохода. Соблюдать баланс очень тяжело. К тому же у наших оперетт и мюзиклов сложные масштабные декорации. Когда мы играли «вампиров», то все остальные декорации приходилось привозить и увозить, потому что их элементарно негде хранить – у нашей сцены нет карманов. Я поднимал эту тему еще в те времена, когда пост губернатора занимала Валентина Ивановна Матвиенко. Мы делали разные обоснования. Но пока ничего не получается. Это ведь вопрос даже не столько экономический, сколько идеологический: нужна ли Петербургу вторая площадка для развития жанра мюзикла, как в Москве, где пять-шесть коллективов работает одновременно и, значит, есть потребность в жанре? Наши спектакли в Петербург едут смотреть и из Москвы, и из Прибалтики, и со всей России. Конечно, я бы мечтал о новой площадке, и тогда у нас в городе был бы полноценный театр оперетты и мюзикла.

Какими планами заинтригуете своих поклонников?

– Мы выпустили спектакль «Кабаре для гурманов» на Малой сцене, планируем, если все сложится, поставить «Графа Монте-Кристо» Уайлдхорна. А 31 мая в Россию впервые приедет сам Фрэнк Уайлдхорн, который даст сольный концерт в ДК Ленсовета при участии наших солистов и нашего оркестра. Режиссер Геннадий Тростянецкий, успешно поставивший «Белый. Петербург», уже полгода работает над «Балом воров» Жана Ануя на музыку Александра Пантыкина, выпуск которого запланирован на апрель следующего года. Сергей Баневич пишет музыку для спектакля, в котором главную роль исполнит Эра Зиганшина. В планах поставить на Малой сцене музыкально-драматическую пьесу о примадонне, у которой из 25 нот 30 были фальшивыми. Хотим показать в ближайшие годы «Фраскиту» Легара, познакомить зрителя с когда-то знаменитой итальянской классической опереттой на примере «Чин-Чи-Лы» Вирджилио Ранцато. Летом проведем свой первый фестиваль оперетты под открытым небом в Гатчине, который думали сделать из пяти дней, но из-за недостатка финансирования сократили до трех. В афише фестиваля запланированы «Мистер Икс», «Свадьба в Малиновке» и гала-концерт оперетты. Планы есть, их много, но все зависит от денег, настроения и обстановки внутри театра.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


TeodorSeven 13:30 02.03.2017

С удовольствием посещаем оперетту. В Питере. Особенно на фоне угрюмой политоты, захватившей страну. Про Гатчину надо помониторить. Погода не подвела бы. Жаль не уточнено когда. Лето оно большое.

TeodorSeven 13:31 02.03.2017

А чего, если не хватает помещений, так мало гастролей?



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


План США по смене власти в Венесуэле буксует

План США по смене власти в Венесуэле буксует

Фемида Селимова

Вашингтон и Богота обещают Гуайдо дальнейшую поддержку

0
1529
Вернуть Петра на сцену

Вернуть Петра на сцену

Владимир Мединский призвал театры отпраздновать 350-летие первого императора России

0
1302
Пять книг недели

Пять книг недели

0
580
Пародисты ветра

Пародисты ветра

Юлия Великанова

Влад Маленко о Третьей мировой поэзии и о старании из башни слоновой кости удочкой ловить золотую рыбку

0
1688

Другие новости

Загрузка...
24smi.org