0
1209
Газета Культура Печатная версия

11.08.2019 17:57:00

Вадим Садков: "Сам Йорданс называл себя Жаком"

Куратор выставки работ знаменитого фламандца рассказал, почему картина "Оплакивание Христа" впервые с конца XVIII века покинула Александро-Невскую лавру

Тэги: пушкинский музей, выставка, якоб йорданс, русские йордансы, вадим садков, интервью

Полная On-Line версия

170-6-1.jpg
«Оплакивание Христа» путешествует впервые
за несколько веков.
Фото с сайта www.lavra.spb.ru

Первая большая выставка работ Якоба (Жака) Йорданса из российских собраний весной прошла в Эрмитаже и 17 сентября откроется в Пушкинском музее под заглавием «Русские Йордансы. Картины и рисунки Якоба Йорданса из собраний России». О том, что необычного там будет, об особенностях метода работы этого «самого фламандского» из художников Фландрии и о том, какие темы Йорданс создал в искусстве, завотделом искусства старых мастеров ГМИИ им. А.С. Пушкина, куратор выставки Вадим САДКОВ рассказал корреспонденту «НГ» Дарье КУРДЮКОВОЙ.

Вадим Анатольевич, хотя Йорданса в России начала коллекционировать еще Екатерина II, это первая большая выставка его работ. Из Эрмитажа в Пушкинский музей она переедет в полном составе?

– Да, мы впервые покажем всего Йорданса из российских собраний – и живопись, и рисунок. В конце 1970-х в Эрмитаже устраивали выставку к 300-летию со дня смерти художника, но тогда почему-то не брали работы из нашего музея, и была только одна из двух картин из Перми (в нынешних выставках участвуют обе). Сейчас мы сделали выставку с каталогом-резоне, где представлен весь Эрмитаж, весь Пушкинский музей, картина «Христос и самаритянка» из Нижнего Новгорода (в конце 1970-х еще было не очень понятно, что это такое в смысле авторства. Я определяю эту картину как работу сына Йорданса, которого тоже звали Жаком). Еще будет две картины из Перми и в качестве изюминки – «Мелеагр и Аталанта» из Екатеринбурга. Эту картину в 1949 году передали из Эрмитажа, поскольку считали старой копией с Йорданса. А во время реставрации 2013-го обнаружили подпись самого Йорданса. Очень важное для нас открытие – оказалось, что это его ранний период, 1617–1618 годы. Кроме того, будет огромная картина Йорданса и его мастерской «Оплакивание Христа» из Троицкого собора Александро-Невской лавры. Уникальный случай: по распоряжению Екатерины II в православный храм были переданы работы католических художников (не только Йорданса, но и, например, Антониса ван Дейка). Сейчас впервые с конца XVIII века «Оплакивание...» вывезли за стены лавры. Не будет у нас только эрмитажного «Бобового короля» (его не выдают на выставки по причине неудовлетворительной сохранности, как, например, мы не выдаем «Артаксеркса, Амана и Эсфирь» Рембрандта). Но какой без «Бобового короля» Йорданс? Поэтому из Перми привезут копию мастерской с «Бобового короля», хранящегося в венском Музее истории искусств.

С 1640–1650-х Йорданс активно прибегал к помощи своей мастерской. Наверняка это создает трудности в атрибуции. Сколько подтвержденных работ составляют его наследие?

170-6-1-3.jpg
Якоб Йорданс. Сатир в гостях у крестьянина.
 Около 1622 – начало 1630-х. Холст, масло.
 ГМИИ им. А. С. Пушкина

– Конечно, есть проблема с тем, где заканчивается Йорданс и начинается мастерская. Например, по поводу картины «Апостолы Павел и Варнава в Листре», которая из Румянцевского музея была передана в Пермь, всегда шла полемика, есть ли там рука Йорданса. Самые важные части выполнены им, а остальное – мастерской, и по большому счету это ее работа. А собственноручная картина Йорданса на этот же сюжет хранится в Музее Академии художеств в Вене. И «Оплакивание Христа» из Александро-Невской лавры – очень хорошая, но работа мастерской. Или вот уникальный случай с эрмитажным рисунком с чудесами Христа – это работа ученика, но Йорданс сам ее отретушировал, видимо, чтобы в дальнейшем продать. Покойный бельгийский исследователь Роже д'Юлст издал в 1982 году монографию о Йордансе. Туда вошло около 230–240 подтвержденных картин Йорданса (без мастерской). И в научный каталог рисунков мастера – чуть более 600 листов. Одним из важных открытий, сделанных после этого каталога, стало уточнение имени художника. Начиная с XIX века Йорданса на нидерландский манер обычно именовали Якобом, хотя изучение документов показывает, что сам он называл себя Жаком. Именно так священник записал его имя в приходской книге. Но решающим аргументом стало обнаружение полной подписи Йорданса в одном из писем на нидерландском (!) языке: «Жак Йорданс». К этому пока не все могут привыкнуть, поэтому в нашей версии каталога и экспликаций будет Якоб (Жак) Йорданс (хотя Жаком мы его уже называли в каталоге выставки «Рубенс, Ван Дейк, Йорданс... Шедевры фламандской живописи из коллекции князя Лихтенштейнского» в 2014 году). Открыли это ученые, готовившие в 2012–2013 годах большую выставку «Йорданс и античность» в Королевском музее изящных искусств в Брюсселе и в Картинной галерее старых мастеров в Касселе.

После смерти в 1640-м Рубенса Йорданс, усвоивший и некоторые черты его творчества, и караваджизм, но развивший их именно во «фламандском духе» (поскольку, например, в отличие от Рубенса интересовался не античностью, а народной культурой), стал главой фламандской школы живописи. Это объясняется «фламандским духом» его искусства, тем, что он был разноплановым мастером, или тем, что это место больше некому было занять?

– Стремительный расцвет фламандского искусства связан с именами Рубенса, Ван Дейка и Йорданса. Последние двое – две крайности. Йорданса неслучайно называют самым фламандским из фламандских живописцев. Он показывает избыточную материальную часть реального мира, его красоту и многообразие. Ван Дейк более интеллектуальный, возвышенный, более нервный. Чтобы быть уважаемым художником, в ту эпоху надо было работать в историческом жанре, включавшем и религиозные, и античные сюжеты. Прирожденный портретист, Ван Дейк соревновался с Рубенсом, желая показать, что он не хуже, – то есть писал картины и в историческом жанре тоже. Но Ван Дейк – вундеркинд, уже в 14 лет работавший как сложившийся профессиональный художник, и в 1632 году он уехал в Англию, поскольку ему было тесно в Антверпене с Рубенсом. Другое дело Йорданс, который учился у Адама ван Норта, женился, как тогда было модно, на его дочери, был, как и Ван Дейк, ассистентом в мастерской Рубенса (Ван Норт, кстати, – один из трех учителей Рубенса).

170-6-1-7.jpg
Якоб Йорданс. Оплакивание Христа. 1650-е.
Холст, масло. Троицкий собор,
Александро-Невская лавра, Санкт-Петербург
Йорданс занял должность главного художника Антверпена, поскольку по масштабу дарования был крупнейшим после Рубенса мастером, работавшим в историческом жанре. Когда умирает Рубенс, остается невыполненным заказ английского короля Карла I, и Йордансу хотят его передать, не сообщая имени заказчика, поскольку боятся, что Йорданс запросит слишком много денег. Но в итоге в 1649 году Карла казнили, и заказ не был выполнен. Кое-что из него Йорданс перенес в оформление собственного дома (он, как и Рубенс, построил в Антверпене дом, но чуть поменьше). Кроме того, Йорданс фактически был главным художником – в этом опережая даже Рубенса, – работавшим с 1630-х годов для Брюссельской шпалерной мануфактуры.

Почему в зрелые годы Йорданс ушел от католичества и стал кальвинистом?

– Возможно, протестантами были уже его родители, возможно, тайным протестантом был Адам ван Норт. Сам Йорданс перешел в протестантизм, видимо, в середине 1650-х годов – важный факт его биографии, возможно, связанный в том числе и с его деловым прагматизмом. В ту эпоху были очень серьезные религиозные брожения, в результате которых прежде единые Нидерланды, находившиеся под властью испанской короны, разделились. Южные Нидерланды остались под испанским владычеством, и там была очень сильна католическая вера. И, к слову, в отличие от Голландии самостоятельной литературы во Фландрии практически не было, потому что там все крутилось вокруг теологических доктрин, очень влиятельны были иезуиты и т.д. Йорданс перешел в протестантизм, но поначалу тайно. А когда стал его исповедовать открыто, его начали штрафовать то за «неправильные» книги у него дома, то за высказывания. Но важно, что эта вера предполагала иное, чем в католицизме, отношение к миру, и мы помним, что протестантизм, в частности, отрицал произведения искусства как предметы культа.

Да, гонения и погромы были еще в XVI веке, когда погибло много религиозных картин.

– Да, это считалось идолопоклонством. Йорданс как раз создал два рисунка (скорее всего для нереализованной шпалеры) на тему «Аллегория на осуждение приверженности кумирам» (наш и эрмитажный – они будут на выставке). Там есть надпись: «Что будет лучше для людей – сделать из образа животного Бога или из образа Бога животное». Ответ в любом случае отрицательный.

Как эволюционировала техника Йорданса, в чем ее особенности?

170-6-1-5.jpg
Якоб Йорданс. Мелеагр и Аталанта. 1617-1618
Екатеринбургский музей изобразительных
искусств
– Самые первые работы были еще достаточно робкими, и там форма моделировалась в пределах контура. Потом, в 1620–1630-е, он приходит к открытому, широкому, динамичному мазку. А в поздние годы опять пишет суше и графичнее. Другое дело, что в 1615 году он вступил в профессиональный цех – гильдию Святого Луки – как художник водяными красками, в данном случае темперой. И расписывал ткани, имитировавшие шпалеры. Потом он много сотрудничал со шпалерной мануфактурой в Брюсселе, а шпалера – это плоскость. Йорданс боялся пустого и глубокого пространства, и даже в живописи все строил вдоль переднего плана. Многие его произведения изначально были эскизами для шпалер, а потом как человек практичный он создавал картины и продавал или дарил их. Наша картина «Одиссей в пещере Полифема», по-видимому, была сделана как эскиз для серии шпалер по истории Одиссея. Но Йордансу понадобилось сделать Рубенсу подарок, и он отнес картину. Так что до ткачей она не дошла.

С 1640-х годов у него было много подмастерьев, как в свое время и у Рубенса. Но разница методики в том, что Рубенс корректировал сделанное ими на завершающем этапе. У Йорданса другой принцип: как правило, он сам писал картину, потом мастерская ее копировала, а Йорданс на заключительном этапе что-то улучшал. Еще одна особенность его работы состоит в том, что он любил надставлять и картины, и рисунки. Современные ученые объясняют это прагматизмом. Он делал «заготовки», а когда находился потенциальный покупатель – иногда через несколько лет – начинал торговаться, спрашивая, какой нужен формат.

В работах, связанных с фольклором, с пословицами, Йорданс опирался на изобразительную традицию или все-таки на литературную?

170-6-1-4.jpg
Якоб Йорданс. Автопортрет с родителями,
братьями и сестрами. Около 1615; портрет
 был частично переписан Йордансом в конце
1630-х – первой половине 1640-х.
Холст, масло. Государственный Эрмитаж
– Лет семь назад отреставрировали нашу картину «Сатир в гостях у крестьянина». Я писал тогда статью об этом произведении и о том, как трансформировался хрестоматийный сюжет из басен Эзопа (еще в Средние века их использовали для обучения детей латыни). У него басня называется «Человек и сатир»: в лесу потерялся путник, и приютивший его сатир наблюдает за тем, как человек одновременно дует на похлебку, чтобы ее остудить, и на руки, чтобы их согреть. То есть там проявилось двуличие человеческой натуры: с человеком опасно водить дружбу. Но мы говорим о латинском переводе греческого текста, а были переводы на другие европейские языки. В 1617 году известный голландский поэт и драматург Йост ван Вондел сделал достаточно вольный нидерландский перевод басен Эзопа с дополнениями, которых не было в оригинале. В этой басне ван Вондел поменял героев местами, то есть изменил саму фабулу: сатир попадает в гости к крестьянину. К вонделовскому переводу обращались и другие художники, однако именно работы Йорданса стали образцом. Это касается не только связанного с Эзопом «Сатира в гостях у крестьянина», но и связанного с народной традицией католического праздника «Бобового короля». Фактически Йорданс создал эти темы в искусстве, и потом они получили огромное распространение в европейской живописи разных школ – в том числе благодаря тому, что все это гравировалось.

Обычай, связанный с праздником трех волхвов или трех королей, который Йорданс писал в своих «Бобовых королях», еще существует?

– Да, он жив в католических странах. Это то, что французы называют Днем трех королей. Помню, мы с семьей лет 10 назад были в Вене 6 января, когда отмечают этот праздник, и всем детям давали бумажные короны.

А с театром Йорданс не был связан?

– Что удивительно, нет. Были камеры риторов, полупрофессиональные объединения, в которые входили некоторые художники – Себастьян Вранкс, к примеру. Йорданс не входил, и причина была не в протестантизме, поскольку в Голландии такие объединения были широко распространены. Вот, например, в живописи голландца Яна Стена, члена камеры риторов, понятно, откуда ветер дует. Про Йорданса такого не скажешь. Йорданс и фольклорная традиция – это да, Йорданс и театр – нет.

170-6-1-6.jpg
Якоб Йорданс. Христос и самаритянка. Около
1650. Холст, масло. Нижегородский
государственный художественный музей
В отличие от Рубенса Йорданс в Италии не был. Антверпен, с которым связана его жизнь, еще с начала XVI века был одним из крупнейших торговых городов Европы. Каковы были позиции этого города в XVII веке в сравнении с городом зрелого Рембрандта Амстердамом?

– Йорданс не попал в Италию, поскольку рано женился, а с женой ездить тогда было сложно и даже опасно. И, например, работы Караваджо он знал благодаря тому, что они были в антверпенских коллекциях, и благодаря живописи местных караваджистов.

Что касается Антверпена, то до голландской блокады начала XVII века, до Двенадцатилетнего перемирия 1609 года, он был крупнейшим торговым центром Европы. Туда везли товары с Востока, из Нового Света. Но после голландской блокады Шельды торговые корабли не могли приплывать в Антверпен, и его экономика начала угасать. Позиции, которые в XVI веке были у Антверпена, занял Амстердам. Например, знаменитая рубенсовская картина «Союз Земли и Воды (Шельда и Антверпен)» из Эрмитажа – созданное для испанского правителя пожелание верноподданных фламандцев вернуть былое процветание Антверпену и разблокировать реку Шельду. Потому что Брюссель был связан с производством шпалер, Гент – с суконным производством, а благополучие Антверпена основывалось на международной торговле.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Выставка «Эпоха модерна» в Музее архитектуры им. Щусева

Выставка «Эпоха модерна» в Музее архитектуры им. Щусева

0
772
Музей Вадима Сидура. Персональная выставка Алексея Булдакова

Музей Вадима Сидура. Персональная выставка Алексея Булдакова

0
757
Время войне – время миру

Время войне – время миру

Анатолий Исаенко

Воспоминания, навеянные книгой Якова Кедми «Безнадежная война»

0
1600
Выставка. "ОКО"

Выставка. "ОКО"

0
1010

Другие новости

Загрузка...
24smi.org