0
9576
Газета Печатная версия

15.04.2013 00:01:00

На путунхуа заговорили во всем мире

Миллионы словарей китайского языка помогают возрождению нации

Ольга Завьялова

Об авторе: Ольга Исааковна Завьялова – доктор филологических наук (Институт Дальнего Востока РАН).

Тэги: китай, политика, реформы, язык, образование


китай, политика, реформы, язык, образование Вывески магазинов в Китае все чаще дублируются по-английски. Фото автора

Без всемерного развития и процветания социалистической культуры, без просвещения народа и служения обществу невозможно возрождение Китая. Подобные призывы в китайских директивных документах, включая материалы последнего, ХVIII съезда КПК и недавней сессии ВСНП (парламента), в числе конкретных задач подразумевают дальнейшее распространение и нормализацию единого официального языка путунхуа. Именно этот язык, в основе которого лежит пекинский и другие северные диалекты, мы называем в России китайским. Именно на этом языке с безукоризненным пекинским произношением и дикцией интеллигентного человека говорит новый лидер КНР Си Цзиньпин, до него практически все руководители страны изъяснялись с диалектным акцентом.
Во время первой после своего избрания генеральным секретарем ЦК КПК официальной поездки по стране Си Цзиньпин вручил три словаря школьнице из бедной деревенской семьи – как ключ к просвещенному будущему, которое можно достичь только «прочтя десять тысяч книг и совершив путешествия в десять тысяч ли». Вскоре после этого символического жеста в китайских СМИ появилось еще одно сообщение на ту же тему. В 2013 году 100 млн. экземпляров словаря «Синьхуа цзыдянь», которые срочно печатают 30 типографий, будут бесплатно розданы сельским школьникам. В дальнейшем этот же компактный словарь нормативного пекинского произношения государство будет ежегодно дарить каждому из примерно 20 млн. сельских первоклассников.
«Сто цветов» должны распускаться на единой языковой клумбе
С началом периода «реформ и открытости» в конце 1970-х годов, после гонений на интеллигенцию периода культурной революции ученость, образование, китайский язык и иероглифическая письменность вновь заняли традиционно высокое место в системе официальных ценностей. Языковыми проблемами активно занимаются специализированные государственные органы. В 2001 году вступил в силу первый в истории страны закон об общегосударственных языке и письменности, на 2012–2020 годы принята очередная общенациональная языковая программа.
«Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ» – этот лозунг, провозглашенный Мао Цзэдуном в 1950-х годах, можно найти в материалах недавнего съезда, он же прозвучал в речи Си Цзиньпина в Москве на церемонии открытия Года китайского туризма в России. Китайские диалекты – носители драгоценных региональных культур, средство этнической самоидентификации жителей разных районов страны, их нужно всячески изучать и сохранять – так же как сохраняют редкие разновидности языков во всем мире. Впервые после многих лет политики вытеснения диалектов об этой проблеме начали недавно писать СМИ и говорить высокопоставленные чиновники, отвечающие за языковую политику в КНР. Дело зашло настолько далеко, что на защиту родных диалектов, по сути дела отдельных китайских языков, в последнее время поднялись жители крупных городов в высокоразвитых восточных районах страны.  
Тем не менее в материалах последнего съезда опять упомянута только одна языковая задача, которая ставилась в Китае с начала ХХ века, – необходимость дальнейшего распространения по всей стране единого устного средства общения – путунхуа – и единой иероглифической письменности. Еще совсем недавно, в 2004 году, официальным китайским языком в разной степени владела половина жителей КНР, в 2010 году эта цифра впервые достигла небывалой величины в 70%, но укрепление языкового единства страны считается актуальным и в наши дни. Похоже, в китайской официальной политике языковое разнообразие и задача сохранения «ста языковых цветов» вновь начинают отступать на задний план.
   
Китайский язык – «мягкая сила» Поднебесной
В программе развития языка и письменности на 2012–2020 годы важное место занимает распространение путунхуа за пределами китайского мира – в качестве «мягкой силы» государства, о значении которой также говорилось недавно с высоких трибун. Первый Институт Конфуция, призванный обучать китайскому языку иностранцев, был учрежден в 2004 году. Сейчас преподаванием путунхуа в 108 странах и регионах мира заняты уже 400 институтов и 500 классов Конфуция, они охватывают 655 тыс. учащихся. К 2015 году число институтов и классов должно вырасти до 500 и 1000 соответственно, общее число иностранных учащихся – до полутора миллионов. Параллельно будут создаваться другие учебные центры, призванные пропагандировать во всем мире разные составляющие духовной и материальной культуры, которые издавна охватывали зону китайского влияния – конфуцианский мир Восточной Азии.
В последние годы власти распространяют путунхуа не только в континентальном Китае, но также в Гонконге и Макао. В прошлом, до возвращения этих регионов КНР полтора десятилетия тому назад, официальными языками здесь были соответственно английский и португальский. В обычных ситуациях жители говорили и продолжают говорить и даже писать на кантонском диалекте, употребляя особые местные иероглифы для записи кантонских слов. В зону путунхуа впервые активно вовлекаются китайские эмигранты в разных странах – обычно это выходцы из южных районов, подчас вообще утратившие родной язык.
На Тайване подавляющее большинство населения также исконно говорит на южных диалектах (с недавних пор их называют здесь китайскими, или ханьскими, языками), но уже давно владеет аналогом путунхуа, который назывался в Китайской Республике и до сих пор называется на Тайване государственным языком. Лингвистическое сотрудничество континентального Китая с Тайванем ориентировано поэтому на сближение двух разновидностей одного и того же официального китайского языка, сложившихся в этих двух регионах после 1949 года. Континентальные и тайваньские ученые уже выпустили несколько совместных словарей. В конце 2012 года завершена работа над общим фундаментальным словарем, составление которого было инициировано в 2009 году президентом Тайваня Ма Инцзю.
«Буквенные слова» угрожают иероглифам
Пожалуй, только после 30 лет проведения политики «реформ и открытости» и на волне усиливающегося национализма чиновники и лингвисты осознали, что китайский язык должен защищаться от мощного внешнего влияния. Ответственные за языковую политику государственные организации постоянно отслеживали многочисленные новые заимствования в СМИ и ежегодно печатали полученные с помощью компьютерных программ обширные списки. Тем не менее процесс проникновения иностранных заимствований в китайский язык, по сути дела, был неуправляемым. Сотни миллионов жителей Китая изучают в том или ином объеме английский язык и пользуются Интернетом, в китайском обиходе появилось слово Chinglish (Chinese+English) для обозначения местного китаизированного варианта английского языка. Школьники овладевают латинским алфавитом не только через иностранные языки, но также через систему записи путунхуа латинскими буквами, официально принятую в 1958 году. Через чтение, записанное латиницей, можно вводить иероглифы на компьютерах и других электронных устройствах, именно этот способ предпочитает младшее поколение. В результате молодые люди знают многие иероглифы только пассивно – опознают в тексте, но не могут написать. В больших и малых китайских городах появились многочисленные вывески на английском языке.
В соответствии с тысячелетней практикой заимствованные слова либо переводились на китайский язык, либо транскрибировались иероглифами. Первые латинские сокращения появились в китайском языке во второй половине XIX века, это были различные специальные термины, например, названия химических элементов – Ag, Cu и т.п. Латинской буквой Q записал в начале 1920-х годов второй слог в имени своего героя А Кью знаменитый писатель Лу Синь. В небывалом объеме латинизированные сокращения типа WTO (ВТО) – китайцы называют их «буквенными словами» – устремились в китайский язык начиная с 1990-х годов. Более того, в виде латинских сокращений записывают теперь не только иностранные, но также исконно китайские слова, например, RMB (renminbi) – юань, китайская денежная единица.
 В Интернете, личных записях и даже школьных сочинениях помимо официальных часто вставляют неофициальные сокращения. В результате «младшая сестра» из мэймэй (meimei) превращается в mm, двумя латинскими буквами заменяют два иероглифа. И, напротив, китайские шутники превращают BC (Bank of China – Банк Китая) в Bucun! («Не сохраняет!»), а HSBC (Hongkong and Shanghai Banking Corporation – Гонконгская и шанхайская банковская корпорация) в Haishibucun! («Все-таки не сохраняет!»).
Китайские лингвисты всерьез забили тревогу: английский язык и латинские буквы угрожают безопасности китайского языка! Неудивительно, что китаизация, нормализация и ограничение заимствований и буквенных слов как иностранного, так и собственно китайского происхождения обозначена в новой языковой программе как одна из главных задач текущего десятилетия.    

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


МВФ предупредил Минск о рисках жизни без реформ

МВФ предупредил Минск о рисках жизни без реформ

Антон Ходасевич

Белоруссию спасет развитие частного бизнеса, уверены эксперты Международного валютного фонда

0
708
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
1268
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
319
Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Илья Петров

Геополитика в поставках голубого топлива на Старый континент играет не последнюю, а иногда и первую роль

0
837

Другие новости

Загрузка...
24smi.org