0
1323
Газета Экология Печатная версия

16.10.2001

Нефтедобыча погубит русского осетра

Тэги: каспий, браконьерство, осетр

Мировое сообщество и российские власти считают, что одной из главных причин резкого сокращения улова осетровых в Каспийском море является браконьерство. Его масштабы, более чем в десять раз превышающие официальный лов рыбы, ежегодно наносят ущерб нашей стране в размере около 300 миллионов долларов. В этом году под давлением Международной комиссии по международной торговле видами, находящимися в опасности, в качестве компромисса Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркмения до конца года прекратили промышленный лов осетровых. Это лишь временная мера, и она не решит судьбу осетровых на Каспии, считает живущий в Ярославле доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, действительный член Российской экологической академии Владимир Лукьяненко. Изучением жизни осетровых он занимается с 1962 года. В созданном в СССР единственном в мире Центральном научном институте осетрового рыбного хозяйства ученый с 1962 по 1979 год возглавлял лабораторию экологической физиологии и биохимии рыб. По его мнению, главной угрозой для уникальной рыбы является нефтедобыча в Каспийском море, плохая экология и развал единого рыбоводного хозяйства СССР. Результаты своих исследований и предложения по спасению осетровых он высказал в интервью "НГ".

- КАК ИЗМЕНЯЛОСЬ количество осетровых на Каспии в последнее время?

- На протяжении нескольких столетий Россия уверенно занимала первое место по видовому разнообразию обитающих в наших водоемах осетровых (11 видов из 25 ныне живущих) и удельному весу мировых уловов этой рыбы. Ведущее место всегда принадлежало Каспию, на долю которого в начале XX столетия приходилось свыше 70% российских и мировых уловов, а во второй половине прошлого века в связи с катастрофическим снижением численности и промысловых запасов в других бассейнах страны удельный вес каспийских осетровых возрос до 90%. Каспийское море вместе с впадающими в него реками оказалось последней цитаделью осетровых на планете Земля. Здесь на чрезвычайно малой по площади акватории (376 тысяч квадратных километров) обитают 6 видов осетровых: белуга, русский осетр, севрюга, персидский осетр, шип и стерлядь. В 60-х годах казалось, что и над каспийскими осетровыми нависла смертельная опасность. Однако усилиями нескольких поколений русских ученых был разработан и успешно осуществлен Минрыбхозом СССР план создания на Каспии управляемого осетрового хозяйства мирового значения. Он позволил не только сохранить, но и увеличить промысловые уловы с 2,36 тысячи тонн в 1944 году до 10,1 тысячи тонн в 1960 году, а в первой половине 70-х годов удвоить вылов осетровых и поддерживать его на уровне 20-25 тысяч тонн в год почти 15 лет. Со второй половины 80-х годов хроническое загрязнение моря и впадающих в него рек различными группами токсикантов вызвало массовое заболевание каспийских осетровых - кумулятивный политоксикоз с многосистемным поражением, охвативший в 1987-1988 годах до 90% рыб в речной период жизни. Тогда уловы упали с 22,8 тысячи тонн в 1985 году до 16,3 тысячи тонн в 1990 году.

- Возобновление морского промысла уникальной рыбы в 90-х годах сказалось на судьбе осетровых?

- Это экологическое безумие, грубый экономический просчет, цена которому - многие сотни миллиардов рублей. Трудно себе представить, но за неполные 10 лет уловы каспийских осетровых снизились с 15,7 тысячи тонн в 1990 году до 2,9 тысячи тонн в 1995 году и до 0,9 тысячи тонн в 1999 году (без данных по Ирану). Российский вылов осетровых в Волго-Каспийском бассейне сократился с 8,1 тысячи тонн в 1991 году до 0,54 тысячи тонн в 1999 году, то есть в 15 раз. Впервые Иран стал добывать больше осетровых, чем наша страна! Общая численность всех возрастных групп осетровых в море снизилась в несколько раз и составляет сегодня немногим более 40 миллионов штук против 228 миллионов особей (без белуги) в конце 60-х годов, 140 миллионов в начале 80-х годов и 100 миллионов в начале 90-х.

- Почему вы считаете добычу нефти главной бедой для каспийских осетровых?

- С каждым годом нарастает острота проблемы нефтяного загрязнения Каспийского моря в связи с расширением масштабов морской нефтедобычи в Южном и Среднем Каспии, а также освоением нефтегазовых ресурсов в Северном Прикаспии. Низкий уровень техники разработки месторождений, отсутствие эффективных решений и средств локализации разливов нефти при довольно частых авариях на эксплуатирующихся морских нефтескважинах и при разведочном бурении, постоянные трудности, возникающие при разгрузке резервуаров нефти на нефтепромыслах в штормовую погоду, - все это ведет к поступлению в море огромного, трудно поддающегося точному учету количества нефти. Существует мнение, что "ежегодно в Каспий поступает свыше миллиона тонн нефти из различных источников". В результате нефтяная пленка покрывает огромные площади поверхности моря. В Южном и Среднем Каспии нередко можно встретить огромные кочующие "нефтяные поля" площадью до 800 квадратных километров, в которых невозможно вести добычу рыбы, в частности кильки. Интенсивное загрязнение Каспийского моря нефтью и нефтепродуктами привело к резкому ухудшению условий обитания, нагула и миграций различных по экологии групп рыб и прежде всего самых ценных среди них - осетровых. Сегодня в связи с дальнейшим расширением масштабов морской нефтедобычи в Среднем Каспии, а главное - в связи с продолжающимся освоением нефтегазовых ресурсов в Северном Прикаспии (Карачаганакского газоконденсатного и Тенгизского нефтегазового), характеризующихся глубоким залеганием и аномально высоким давлением, агрессивным химическим составом, включающим до 24% сероводорода, реальная угроза уничтожения нависла над северокаспийскими популяциями осетровых. Регион освоения указанных Западно-Казахстанских месторождений - это Северо-Восточный Каспий, который еще в 1968 году в постановлении Совета Министров СССР "О мерах по предупреждению загрязнения Каспийского моря" было предложено "объявить заповедной зоной с допущением в этой зоне развития в дальнейшем только рыбного хозяйства и водного транспорта". Но рекомендация эта, всесторонне обоснованная учеными-экологами, была проигнорирована. Уже первый опыт эксплуатации этих месторождений показал, что опасения ученых были обоснованными. В 1987 году в результате аварии на объекте ПО "Тенгзнефтегаз" Миннефтепрома СССР только от одного промысла в заповедную часть Северного Каспия поступило 12 миллионов кубометров пластовых вод с концентрацией нефтепродуктов, превышающей ПДК в 300 раз! Особую экологическую опасность представляют имеющиеся планы добычи нефти непосредственно в Северном Каспии. Нефтяники, признавая серьезность стоящей перед ними экологической проблемы, считают, однако, что современная нефтедобыча располагает технологиями, позволяющими при морском бурении соблюсти все экологические нормативы. Наверное, теоретически это так, но нельзя не считаться с огромным негативным опытом Азербайджана при освоении шельфовой зоны Южного Каспия. За время разбуривания месторождения Нефтяные Камни с 1941 по 1958 год в 37 скважинах имело место искусственное грифонообразование (неконтролируемый выход нефти на поверхность моря). При этом грифоны некоторых скважин действовали от нескольких дней до двух лет, а количество выбрасываемой нефти во время действия грифона колебалось от 100 до 500 тонн в сутки! Поступающая в морскую воду сырая нефть образует пленку различной толщины. Она впоследствии либо выбрасывается на берег, "замазучивая" береговую полосу, которая становится источником повторного загрязнения воды, либо оседает на дно. Я не сомневаюсь, что добыча нефти в Северном Каспии неизбежно приведет к ликвидации рыбных богатств, в том числе и осетровых, в этом уникальном водоеме планеты. Ведь объем водной массы мелководного Северного Каспия не превышает 400 кубических километров. Это в 200 раз меньше, чем объем воды всего Каспия - около 80 тысяч километров. Ихтиологи подсчитали, что только один сильный грифон нефти, действующий в течение нескольких месяцев, может уничтожить всю рыбу, нагуливающуюся в Северном Каспии. Нельзя совместить в одном месте нагул высокоценной рыбы, в первую очередь осетровых, и добычу нефти.

- Нефтяные трубопроводы, на ваш взгляд, так же потенциально опасны для осетровых?

- Строительство нефтегазовых трубопроводов для транспортировки нефти и газа, связывающих восточный и западный берега Каспийского моря, вызывают не меньшую опасность для экологии и жизни рыб. Я говорю о трубопроводах Туркменистан-Азербайджан, который свяжет Туркменбаши с Баку, и Казахстан-Азербайджан, связывающий Актау также с Баку. Оба трубопровода пройдут по дну Каспийского моря. Проектантов, видимо, не смущает то обстоятельство, что Каспий расположен в сейсмоопасной зоне, а его дно подвержено грязевому вулканизму. Между тем прокладка подводных трубопроводов на многие сотни километров, да еще по кратчайшему пути представляет огромную потенциальную опасность крупномасштабного нефтяного загрязнения Каспийского моря.

- Какие меры должна предпринять Россия, чтобы спасти осетровых?

- В соответствии с новыми политическими реалиями необходимо признать, что рыбные запасы Каспийского моря в целом и запасы осетровых в том числе являются общим достоянием народов России и вновь возникших прикаспийских государств. Еще в 1992 году Россия выступила с инициативой подписания Международного соглашения (конвенции) по осетровым рыбам. В его основу положен принцип безусловного запрета морского промысла осетровых в Южном, Среднем и Северном Каспии. Сегодня, спустя почти 9 лет после подготовки "Соглашения о сохранении и использовании биоресурсов Каспия", оно так и не подписано. А все эти годы на фоне бесконечных переговоров шел разгромный, браконьерский морской промысел осетровых. Экономические потери России за этот период от сокращения объемов вылова, обработки и продажи осетровых составляют около 1,5 триллиона рублей в год. Сегодня для спасения каспийских осетровых необходимо предпринять самые радикальные меры: во-первых, объявить временный мораторий на промысловый лов всеми прикаспийскими государствами, в том числе и Ираном. Сейчас это сделано до конца года. Во-вторых, надо срочно подписать международное "Соглашение о сохранении и использовании биоресурсов Каспийского моря". Конечно, это всего лишь первый шаг, но без него невозможно сделать другие. Второй шаг - введение временного, на 5-7 лет, моратория всеми прикаспийскими государствами на промысловый лов осетровых в море и реках, сохранив только лов рыб для научных и воспроизводственных целей. Не дожидаясь этих скоординированных шагов, срочно необходимо восстановить в России государственную монополию на экспорт черной икры, которая уже давно стала стратегическим сырьем. Кроме того, необходимо ускорить принятие специального Федерального закона "Об осетровых рыбах России". Третий шаг - сделать все возможное, чтобы не допустить разработки Северо-Каспийского шельфа с целью добычи нефти и газа. Для увеличения численности осетровых также необходимо реконструировать действующие и построить новые рыбоводные заводы в России, Азербайджане, Казахстане, Туркменистане, Иране и в итоге довести ежегодный выпуск в Каспийское море до 150 миллионов физиологически полноценной молоди осетровых рыб. Мы все должны осознать, что судьба каспийских осетровых висит на волоске и дальнейшее промедление приведет к непоправимой беде.

Ярославль


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


НАТО может начать переброску грузов в Афганистан через Каспий

НАТО может начать переброску грузов в Афганистан через Каспий

Виктория Панфилова

Транскаспийский транспортный маршрут набирает обороты

0
3741
Москва заинтересовалась туркменским газом

Москва заинтересовалась туркменским газом

Ольга Соловьева

"Газпром" помогает Ашхабаду забыть о Транскаспийском газопроводе

0
2173
«Стальные акулы» Тегерана

«Стальные акулы» Тегерана

Станислав Иванов

Перспективные планы военно-морского строительства Ирана предусматривают создание атомной подводной лодки

0
4287
Евросоюз откроет представительство в Туркменистане

Евросоюз откроет представительство в Туркменистане

Виктория Панфилова

Проблемы прав человека и экологии не препятствие для Брюсселя, когда на кону углеводороды

0
2497

Другие новости

Загрузка...
24smi.org