0
4555
Газета Экономика Печатная версия

27.11.2015 00:01:00

Китай возрождает марксизм, подгоняя его под противоречия своей экономики

Россия же создает государственно-дружественный капитализм с военным уклоном

Тэги: китай, марксизм, си цзиньпин, реформы, экономика


китай, марксизм, си цзиньпин, реформы, экономика В КНР готовятся усовершенствовать экономические учения, от которых Россия давно отказалась. Фото Reuters

Председатель КНР Си Цзиньпин поручил создать продолжение марксистской политэкономической науки для обоснования китайских реформ. В России с обоснованием экономического управления все гораздо сложнее: в стране на практике реализована концепция «госкапитализма для друзей», которая никак не оформляется теоретически. При этом написанные долгосрочные стратегии развития остаются лишь на бумаге, поскольку разбиваются о реалии отечественной политики и экономики.

В Пекине решили обновить марксистское учение, подогнав его под интересы развития китайской экономики. О разработке продолжения марксисткой теории, по сообщению агентства «Синьхуа», объявил председатель КНР Си Цзиньпин. Он призвал «оформить систематическое экономическое учение на основе китайской практики по развитию экономики и непрерывно расширять горизонты марксистской политической экономии современного Китая». К этому расширению будут привлечены лучшие китайские ученые-экономисты, среди которых профессор Гу Хайлян – автор более 250 научных работ.

Потребность в теоретическом обосновании не случайно появилась на фоне экономических проблем, считают российские эксперты. Реальная экономическая практика часто входит в системное противоречие с официальной идеологией. «Китай – это страна, которая перешла к рыночной экономике, но сохранила, по крайней мере по внешним признакам, социалистическую политическую конструкцию», – замечает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

По его словам, противоречия часто выходят на поверхность, «когда в ходе борьбы за власть арестовывают очередного функционера и становится известен уровень благосостояния этих чиновников». Страной, как уточняет эксперт, «руководят богатые люди с очень серьезными экономическими интересами: контролирующие многие предприятия, владеющие значительной собственностью».

«То есть, с одной стороны, официально установлена пусть и модифицированная, но коммунистическая идеология. На площади Тяньаньмэнь висит портрет Мао Цзэдуна. А с другой стороны, страна живет в условиях рыночной экономики, ее руководство ни в чем себе не отказывает, есть даже официальные миллиардеры, – перечисляет противоречия китайской практики Макаркин. – Более того, в КНР увеличился средний класс, который все больше интересуется западными стандартами. При этом многие китайские граждане с ностальгией вспоминают о временах культурной революции. На это приходится реагировать и как-то объяснять происходящее в терминах, совместимых с учением Карла Маркса».

Разрываемый противоречиями Китай не одинок. Похожие процессы происходят и в России – хоть и не в таком масштабе, как в КНР. «С одной стороны, у нас идет консервативная, можно сказать, реакционная волна. Мы все больше закрываемся от Запада, который все чаще воспринимается как враг, – говорит Макаркин. – С другой стороны, если, допустим, взять экономический блок правительства, у нас есть экономические либералы, для которых важен инвестиционный климат страны. Такая ситуация выглядит не очень органично». 

Председатель КНР Си Цзиньпин хочет расширить горизонты марксистской политической экономии.	Фото Reuters
Председатель КНР Си Цзиньпин хочет расширить горизонты марксистской политической экономии. Фото Reuters

Некоторые близкие к власти экономисты предлагают альтернативные модели, которые в основном сводятся к возвращению мобилизационной экономики. «Эта модель предполагает резкое усиление роли государства и военно-промышленного комплекса с перенаправлением финансовых ресурсов на решения общегосударственных задач – например, в сфере обороны. В отличие от советской мобилизационной модели сейчас признается, что придется разогнать инфляцию, чтобы простимулировать развитие обрабатывающей промышленности», – поясняет Макаркин.

«Полноценной теории сегодняшней российской модели пока нет, но есть много отдельных исследований, которые описывают процессы в экономике РФ», – говорит научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. Сам он описывает нашу экономику как «государственно-дружественный капитализм». 

Слово «дружественный», как уточняет Ясин, означает выборочные привилегии близким к чиновникам компаниям в ущерб рыночной конкуренции. Известны также характеристики российской экономики как «государственно-монополистический капитализм», «клептократия». Однако описания этих моделей наши власти не переводят в разряд официальной экономической теории. «Наше большое преимущество в том, что мы не хотим  создавать новую идеологию. Считаю, что наш народ уже объелся официальными теориями и разочаровался в них», – говорит Ясин.

Си Цзиньпин, по словам Ясина, настроен более дирижистски, чем Владимир Путин. Учитывая этот факт, а также особенности китайского общества, лидер КНР готовит обновление экономической идеологии и обоснование экономических программ Китая, считает Ясин. 

Если говорить о России, то в 90-е годы в стране официально декларировался приоритет рыночных свобод и честной конкуренции. Позже суррогатом экономической теории могли стать стратегии долгосрочного экономического развития, в которых не только прописывались целевые показатели, но и давалось концептуальное обоснование этих показателей. Однако на практике правящие группы действовали в прямо противоположном направлении, замечает Ясин.

Напомним, первой такой стратегией была Концепция долгосрочного экономического развития РФ до 2020 года, подписанная в конце 2008 года Владимиром Путиным, занимавшим тогда пост премьера. Эта концепция была признана экспертным сообществом утопичной, так как она описывала практически недостижимые в условиях кризиса цели и показатели (см. «НГ» от 14.12.10).

Второй стала обновленная Стратегия-2020, разработка которой началась, по поручению Путина, в конце 2010 года и продлилась примерно полтора года. Над ней трудились более 20 рабочих экспертных групп, возглавляемых ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым и ректором Академии народного хозяйства и госслужбы Владимиром Мау. Судьба этой стратегии тоже печальна: она превратилась в декларативный манифест, а не в руководство к действию (см. «НГ» от 28.12.11). 

В Стратегии был провозглашен переход России к новой модели экономического роста и новой социальной политике, нацеленной на поддержку человеческого капитала и удовлетворение потребностей в том числе креативного класса (см. «НГ» от 16.03.12). На практике же с каждым годом становился все более очевидным разворот к модели, ориентированной на поддержку военно-промышленного комплекса и дружественных власти госкомпаний.



статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Неделя в экономике. Россию оставили без позитивного прогноза

Неделя в экономике. Россию оставили без позитивного прогноза

Михаил Сергеев

1
1190
Америка хочет построить азиатское НАТО

Америка хочет построить азиатское НАТО

Владимир Иванов

Союзники Белого дома в АТР готовятся к войне с Поднебесной

0
2309
Переговоры Путина в Пекине покажут, что он не одинок

Переговоры Путина в Пекине покажут, что он не одинок

Владимир Скосырев

Главный тормоз роста сотрудничества с Поднебесной – недостаток доверия

2
3626
КАРТ-БЛАНШ. Наш ответ партнерствам

КАРТ-БЛАНШ. Наш ответ партнерствам

Тимофей Бордачев

Китаю и России не обойтись без откликов на действия США, но фундамент двусторонних отношений не должен быть антиамериканским

0
1919

Другие новости

24smi.org