0
1551
Газета Идеи и люди Печатная версия

16.04.2002

От Российской Федерации - к исторической России

Сергей Кортунов

Об авторе: Сергей Вадимович Кортунов - политолог.

Тэги: россия, национальное самосознание


Обсуждение проблем, связанных с национальным самосознанием новой России, Украины и других государств, возникших на обломках СССР, назрело уже давно. И в этом плане появление статьи маститого российского политолога Александра Ципко "Мародерство элит и провокации "патриотов" ("НГ", 07.03.02) - факт весьма примечательный.

Центральным, "пафосным" тезисом политолога является следующий: Российская Федерация есть не историческая Россия, а такой же продукт распада СССР, как и все так называемые новые независимые государства.

Этот тезис бесспорен. Странно только, что наша элита лишь сейчас, после десяти лет существования РФ, "заметила", что этот жалкий огрызок СССР - отнюдь не Россия, а не ведомое никому доселе государственное образование. Или она сознательно участвовала в этом величайшем обмане столетия, выгодном всем без исключения противникам подлинной, исторической России?

Я здесь ни в коей мере не имею в виду А.Ципко, который ставил этот вопрос еще в 1991 г., когда дело пошло к распаду СССР. Немаловажную роль в этом - опять же соглашусь с автором - сыграло корыстолюбие и мародерство "новой российской политической элиты".

А вот дальнейшие рассуждения политолога вызывают у меня сомнения. В этих рассуждениях есть по крайней мере две коренные ошибки, которые и ведут его к неверным выводам. Первая состоит в том, что автор, по сути (хотя об этом прямо не сказано), отождествляет историческую Россию и СССР. Вторая ошибка - искусственное (возможно, бессознательное) разделение "новой российской элиты" (точнее было бы сказать, не российской, а "эрэсэфэсэровской") и элиты советской, общесоюзной. Себя А.Ципко, надо полагать, причисляет к элите советской, якобы не несущей ответственности за распад СССР, а лишь пострадавшей от вероломства корыстолюбивой и неизвестно откуда взявшейся элиты "российской".

Ответственность советской элиты

Если верить А.Ципко, во всем виноваты "мародеры" во главе с Б.Ельциным, которые, будучи движимы исключительно корыстолюбивыми мотивами, "СССР, историческую Россию сознательно убивали, чтобы потом, с мертвой, стянуть все дорогое, все драгоценности, все, чем можно обогатиться". Пафос этих рассуждений понятен. В карточной игре это называется шулерством, а в философии - подменой понятий. Только вряд ли А.Ципко удастся таким способом снять с советской элиты историческую ответственность за катастрофу, которая произошла с нами в 1991 г. Именно эта, по самому своему происхождению космополитическая, элита (а не элита российская) никогда не имела ни исторического сознания, ни исторической памяти, ни тем более "чувства русскости и чувства русской истории", в отсутствие которых А.Ципко упрекает "население РСФСР". И уж никогда по определению советская элита не обладала "русским национальным самосознанием".

Что касается так называемой новой российской "национальной элиты" (в отличие от "украинской", "азербайджанской", "грузинской", "казахской" и прочих), то она была плоть от плоти элиты советской, лишенной национального самосознания. Более того, именно советская элита взрастила в лоне СССР, то есть антинационального (псевдоинтернационального) исторического проекта, "национальные элиты" отдельных его частей. Объявив затем о "закрытии" этого проекта и необходимости "интегрироваться в мировое сообщество", то есть в чужой исторический проект, она тем самым взорвала СССР. Ибо "национальные элиты" уже не нуждались в посредничестве элиты союзной для того, чтобы идти "к солнцу Запада". Они быстро сообразили, что интегрироваться в мировое сообщество можно - и выгоднее - "частями".

И уж если на то пошло, то именно советская элита продемонстрировала наибольшее корыстолюбие и мародерство, ибо деятели ЦК КПСС и партноменклатура в союзном Центре и на местах весьма успешно обменяли власть на собственность. Будь их воля - они довели бы страну до распада не на 15 государств, а на 150.

Таким образом, распад СССР - это не заговор "новых национальных элит" против союзного Центра, а результат распада полностью деградировавшей к 1991 г. транснациональной космополитической советской элиты, над которой союзный Центр на определенном этапе не удержал контроля. Московская "эрэсэфэсэровская" элита затем быстро перекрасилась в "российскую" (за исключением маргинализированного близкого окружения М.С. Горбачева и других "прорабов перестройки", которые были просто выброшены из политики), а элита других частей распавшегося союзного государства сделала ставку на национализм, "независимость", политическое дистанцирование от Москвы в целях самосохранения и удержания власти, а также получения прямых кредитов от Запада. Поэтому и неверно утверждение А.Ципко, что "и нынешняя Россия, и нынешняя Украина являются продуктом измены политических элит этих бывших советских "республик своей стране, своей истории". Стране и истории изменила в первую очередь советская элита (а точнее - российская денационализированная элита), в том числе и тем, что допустила нецивилизованный раздел советизированной России - СССР.

Самое страшное в рассуждениях уважаемого политолога состоит в том, что, находясь в плену стереотипов именно советской элиты, он не видит возможности ее перерождения в элиту подлинно русскую, национальную, являющуюся субъектом исторической России. Тем самым он хоронит и нашу элиту (к каковой причисляет и себя), и по большому счету Россию. Ибо никакая страна существовать без субъекта своего развития не может.

Но если А.Ципко расписывается от имени советской элиты в ее полном историческом банкротстве и импотенции, то, может быть, ему не стоит зачислять всех без разбора новых русских патриотов, ставящих вопросы о русских землях, в провокаторы? Ведь есть все же надежда на то, что именно они могут стать носителями возрождающегося русского национального самосознания, что именно они движимы не мародерством и не покушением "на суверенитет Украины и достоинство ее граждан", а пробуждающимся чувством исторической памяти, чувством русской истории, о потере которых так сетует А.Ципко.

Причины распада СССР

И все же не мародерство советской элиты явилось главной причиной распада СССР. Да и распад этот произошел не 22 августа 1991 г. на заседании Верховного Совета РСФСР, как считает А.Ципко, а значительно раньше. Распад был, по существу, запрограммирован политикой большевиков с самых первых дней советской власти. То, что они сколотили (после первого спровоцированного ими распада Большой России в 1917-1918 гг.) железом и кровью, не было исторической Россией. Ведь нельзя ставить знак равенства между большевистским государством "рабочих и крестьян" - СССР - и православной Российской империей, как нельзя ставить знака равенства между коммунизмом и христианством. Нельзя ставить знака равенства между государством, каким был Советский Союз, и страной, которой является историческая Россия. В отличие от царской России СССР стал государством безбожным и антинациональным. Даже воинствующе атеистическим и космополитическим. Ведь субъектом развития большевики объявили не верующий (и даже в известной степени богобоязненный) русский народ, а безбожный пролетариат, который "не имеет своего отечества" и которому "нечего терять, кроме своих цепей". Само название СССР, с этой точки зрения, уникально. США - полиэтническое образование, но тут хотя бы понятно, где находится страна. А где существовал СССР - на Марсе, на Венере или еще где-то, - неизвестно.

Возможно, большевики руководствовались самыми благородными убеждениями, самыми высокими идеалами, самыми честными намерениями, желанием "осчастливить" человечество. Но во имя всего этого они, избрав "материалом" достижения этих целей русский народ, лишили его своей истории, традиций, веры, подвергли испытанию на прочность генофонд нации, навязали ему чуждый, безбожный, экономически неэффективный строй, в конечном счете загубивший страну. Именно большевики - впервые во всемирной истории - провозгласили лозунг о поражении своего отечества, о "превращении войны империалистической в войну гражданскую", то есть войны с врагом отечества в войну против отечества, против собственного народа (!). "Красный террор" и "диктатура пролетариата" стали в дальнейшем кровавыми символами этой войны против своего народа.

Крах коммунистической империи привел к острому идейному кризису, вылившемуся в кризис российской государственности именно потому, что советская элита (то есть российская советизированная элита) была начисто лишена национального самосознания. Десятилетиями изолированная от мира, толком не знавшая и не понимавшая его эта элита взяла на вооружение псевдолиберальные и псевдодемократические принципы и ценности. Вместо того, чтобы воссоздавать российское государство, она увлеклась далекими от реальностей современного мира идеями "демократического братства и солидарности" мирового "цивилизованного сообщества", что было сродни пролетарскому интернационализму коммунистов. Национальные интересы России, необходимость отстаивания в мире своих экономических и политических позиций оказались на периферии формационного преобразования страны.

Анемия исторического сознания привела к тому, что после окончания холодной войны в конце 80-х - начале 90-х гг. советское, а затем и российское руководство не сумело обеспечить преемственность геополитических интересов России и тем самым спровоцировало невиданное геополитическое наступление США, предпринятое ими после того, как холодная война была объявлена достоянием прошлого.

"Распустив" затем при попустительстве союзной элиты без всякого давления извне СССР (то есть Большую Россию), РСФСР резко прервала преемственность геополитических интересов и СССР, и Российской империи. В декабре 1991 г. задача команды Б.Ельцина состояла не в том, чтобы "задобрить политическую элиту Украины", пожертвовав Крымом, как пишет А.Ципко, а в том, чтобы устранить М.Горбачева. Для этого ей не надо было ждать референдума по независимости Украины 1 декабря. Именно тогда Б.Ельцин должен был либо назначить дату внеочередных выборов президента СССР и выставить свою кандидатуру, либо объявить РСФСР правопреемницей подлинной, исторической России, что предполагало начало переговоров о цивилизованном разделе СССР. Нет сомнений в том, что он не проиграл бы ни в том ни в другом случае. К тому времени и вся власть не только в РСФСР, но и в СССР была сосредоточена в его руках, и симпатии всего народа были на его стороне.

Но он не сделал ни того ни другого. Тем самым он полностью лишил в глазах окружающего мира всякой легитимности претензии новой России на внешнее влияние и на зоны жизненно важных интересов, которые у нее как у государства, публично объявившего себя великой державой, неизбежно возникали. Надо ли удивляться, что запоздалые заявления МИД РФ в 1993-1994 гг. о том, что Россия считает такими зонами всю территорию СНГ, были всеми квалифицированы как "имперские амбиции"?

Незаконные границы

Для того чтобы в конце 80-х гг. состоялся цивилизованный раздел СССР, был обязателен переговорный процесс, учет воли народов, уважение их добровольного выбора. Беловежские соглашения, заключенные наспех, без должной проработки и переговоров, без учета интересов народов, населявших Советский Союз, лишь усилили катастрофические последствия распада коммунистической империи, поставив эти народы на путь распрей и военных конфликтов.

Прошедшие одиннадцать лет показали, что тогдашние руководители Российской Федерации проявили поразительную беспечность, понадеявшись на некую "самоинтеграцию" через СНГ после ухода М.С. Горбачева. В результате бездарности союзной и советизированной российской политической элиты, недостаточной политической зрелости русской интеллигенции, люмпенизированности населения русские (как и осетины, лезгины, карабахские армяне и др.) оказались искусственно разделенным народом. Нецивилизованный раздел СССР произошел по чисто формальному признаку - по административным границам, до этого разделявшим единое унитарное государство на весьма условные региональные образования. Именно это национально-территориальное размежевание, проведенное большевиками в противовес губернскому делению царской России, стало затем уже на постсоветском пространстве источником кровавых этнических конфликтов.

Статус новых субъектов международных отношений (бывших советских республик) ущербен еще и потому, что он лишен своей легитимности - конституционной преемственности. СССР был распущен антиконституционным путем, без проведения единой для всех конституционной процедуры выхода, в рамках которой все народы, пожелавшие стать самостоятельными республиками - независимо от численности населения, - получили бы возможность самостоятельно принять решение о своей судьбе. С точки зрения юридической интерпретации права наций на самоопределение именно это право и было попрано и заменено на "право территорий", которые все оказались не моно-, а многонациональными государствами. Конфликты в Приднестровье, Абхазии, Осетии, Карабахе были прямо запрограммированы подобным нелегитимным разделом страны. В отношении РСФСР дело обстоит иначе, ибо она единственная не вышла из СССР (хотя и объявила о своей независимости) и теперь является не только правопреемницей, но и продолжательницей международного субъекта, каковым являлся Советский Союз. Но поскольку Советский Союз в свое время прервал государственную правопреемственность по отношению к Российской империи, то и РСФСР, будучи продолжательницей СССР, в строго юридическом смысле слова не является правопреемницей Российской империи.

В этом состоит юридический парадокс, в свою очередь, рождающий политическую и историческую коллизию. Снять этот парадокс можно лишь одним способом: объявить Российскую Федерацию правопреемницей России, то есть исторической России, существовавшей до 1917 г. И на то есть все юридические и исторические основания - была бы только политическая воля. Ведь если коммунистический СССР был отрицанием Российской империи и лишь искаженным воплощением исторической России, а новая демократическая Россия является отрицанием СССР, то тогда у нее - если она не хочет провалиться в "черную дыру" истории - нет другого пути, как объявить себя преемницей именно прежней, дореволюционной России. Именно потому, что Российская Федерация не была основным инициатором распада СССР, как бы ни утверждал обратное А.Ципко, - она имеет полное право и должна объявить себя правопреемницей дооктябрьской России.

Давно пора задать простой вопрос: в результате каких международно-правовых актов, будь то двусторонние или многосторонние соглашения, признанные другими государствами, произошло отчуждение от России ее земель, право на которые у нее ранее никто не оспаривал?

Такими актами международного права не могут считаться произвольно скроенные административные границы СССР. Эти границы юридически ничтожны. Русские земли могли быть переданы Украине, Казахстану, Грузии, Азербайджану, Молдавии лишь в результате переговорного процесса, а коль скоро такого процесса не было, то эти земли нельзя квалифицировать иначе, как незаконно присвоенные чужие территории. Поскольку же советские границы являются не исторически возникшими, а искусственными, установленными незаконно, они не могут быть признаны границами новой России. А так как границы, проведенные сталинскими картографами, незаконны, не могут быть признаны и искусственно созданные (а не образовавшиеся в результате исторического процесса) в этих незаконных границах государства. Иная постановка вопроса вступала бы в противоречие с самой историей.

Нынешние границы Российской Федерации не могут быть признаны незыблемыми и потому, что они препятствуют становлению российской нации, - ведь значительная часть русских, а также других народов, населявших СССР, объективно тяготеет к объединению в рамках одного государства. Не только русские, но и абхазы, и карабахские армяне, и осетины, и лезгины, и ряд других этнических групп были отторгнуты от России помимо их воли. Более того, проведенные в ряде этих регионов выборы и референдумы однозначно свидетельствовали о воле людей к объединению с их исторической родиной, то есть с Россией. Русские и другие народы не имеют права игнорировать волю и стремления этих людей. Ошибки и просчеты, обусловленные Беловежскими соглашениями, должны быть признаны, и их исправление должно стать частью новой национальной государственной политики России.

В этом контексте наиважнейшее значение имеют российско-украинские отношения. Следует согласиться с А.Ципко, что украинцы и русские - это разделенная нация. Однако не Россия, как он полагает, отделилась от Украины. Произошел внутриэтнический раскол, утрата внутриэтнической солидарности, что, конечно, является национальной, общерусской катастрофой, но не концом русской истории, истории русского народа. "Украинизация" Украины - вопреки убеждению А.Ципко - была спровоцирована не суверенитетом РСФСР, а в первую очередь утратой русским суперэтносом своего национального самосознания в результате последствий событий октября 1917 г., и только во вторую очередь - распадом СССР.

Однако я бы не рискнул утверждать, что независимое украинское государство строится на антирусских позициях (тем более что, как отмечает А.Ципко, "жители Украины по необходимости являются больше русскими, больше ощущают сопричастность к одному и тому же русскому пространству, чем жители нынешней Российской Федерации"). Оно строится, скорее, на позициях антисоюзных, даже антимосковских. А это большая разница. Бежали не от русских, а от советских людей, вернее, от советской партноменклатуры, сидящей в Кремле. И сейчас бегут не от русских, а от тех, кто не помнит своего родства, но пытается предъявить свои права на русские земли, оказавшиеся в составе Украины. Возмущение и обида адресованы именно этим, отнюдь не русским людям.

Нашим национальным интересам вредят, конечно, всплески эмоций по поводу "утерянного русского Крыма". Но во сто крат больше им вредит неспособность русских назвать себя русскими, неспособность преодолеть в себе комплекс "совков", "беловежских людей". Именно это - а не "всплески эмоций" - закрепляет распад СССР, отделение Украины от России.

Верно, конечно, что украинцы воспринимают граждан РФ не как русских, не как носителей русского государственного первородства, а как равных им в правах граждан СССР. Однако эта логика А.Ципко останется незыблемой лишь в том случае, если мы и впредь будем соглашаться с тем, что все мы - и русские, и украинцы - совки, "беловежские люди", неспособные обрести национальное самосознание. Русских не воспринимают русскими лишь потому, что они об этом не заявили. Имеются в виду, конечно, не просто словесные декларации, а реальная, осмысленная, внятная (отнюдь не агрессивная), долгосрочная политика. Для этого именно в России надо постоянно помнить о том, что мы - не "беловежские люди", а русский народ. Вряд ли поэтому можно согласиться с мнением А.Ципко, что "во благо всем необходимо признать факт раздельного существования и развития России во главе с Москвой и Украины во главе с Киевом". Возможно, это идет во благо США во главе с Вашингтоном, ФРГ во главе с Берлином и КНР во главе с Пекином, но уж никак не во благо русскому народу.

Поэтому все, кто, как говорит А.Ципко, "ощущает ответственность за общую русскую историю и общую русскую судьбу", имеют право не только "мыслить о противоестественности отделения друг от друга единокровных народов - великороссов, украинцев и белорусов", но и действовать в направлении их воссоединения в общерусское историческое пространство.

Суть новой национальной политики России

Если Российская Федерация захочет стать не осколком СССР (пусть и самым большим), а исторической Россией, то она не может не признать волю других народов (которые выразили ее разными способами, включая вооруженное сопротивление) к восстановлению своего естественного права жить в составе российского государства. Как правопреемница СССР Россия в первую очередь несет ответственность за мир и стабильность на всем постсоветском пространстве. Ее национальные интересы, права и обязательства - это интересы, права и обязательства не только тех, кто с 1991 г. оказался гражданами Российской Федерации, но и всех тех народов и этнических групп, права и интересы которых оказались попранными и ущемленными в результате нецивилизованного раздела СССР.

Это вовсе не означает, что Россия должна воевать со своими соседями за то, чтобы восторжествовала историческая справедливость. Во-первых, некоторые войны уже произошли и речь идет о признании их результатов как воли народов. Во-вторых, Россия должна настаивать на том, чтобы мировое сообщество уважало права всех народов без исключения, исходило из реалий прошлого и настоящего, обеспечило мирный переговорный процесс восстановления исторической справедливости. С этой целью могут быть использованы референдумы под эгидой международного сообщества, итоги которых и должны в конечном счете определить судьбу миллионов людей. Возможно, это должно стать предметом переговоров России с ООН и ОБСЕ, а главное - с влиятельными кругами на Западе.

Суть позиции, которую Россия должна занять и твердо отстаивать, состоит в том, что крах коммунистического режима, СССР и социалистической системы - это не только разрушение советской империи, возникновение новых и возрождение старых государств, но возрождение и становление исторической России. Этот процесс начался в 1991 г. и не может завершиться подписанием Беловежских соглашений. Соответственно, процесс формирования новых независимых государств не может быть признан окончательным до тех пор, пока не будут удовлетворены законные интересы всех народов Большой России на принципах соблюдения фундаментальных прав человека, без чего не может быть ни мира, ни стабильности, ни развития.

При этом Россия имеет полное право оставить за собой территории в рамках исторической России, то есть в разумных, естественных границах, которые никто всерьез оспорить не может. Определение этих территорий - предмет переговоров. Твердо заявив о своей государственной стратегии по территориальному и национальному вопросам (а ее пока нет и в помине), Россия обретет долгосрочных верных союзников и партнеров, а противников призовет к более трезвому и честному поведению. История знает примеры, когда твердая и последовательная позиция государств и народов становилась понятной мировому сообществу и получала его поддержку: ФРГ никогда не признавала существования ГДР - и немецкая нация воссоединилась; Китай добился воссоединения с Гонконгом (на что потребовалось почти столетие) и продолжает занимать принципиальную позицию по Тайваню, с которой вынуждены считаться все государства мира. Поэтому есть все основания полагать, что твердая, но разумная позиция России имеет большую вероятность встретить понимание и поддержку со стороны как Запада, так и Востока.

Все это пора бы осознать российской национальной элите. Не этого ли ждет от нее весь мир?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Глас вопиющего в пустыне

Глас вопиющего в пустыне

Владимир Иванов

Бывший функционер ЦРУ рекомендовал законодателям изменить отношения с Россией

0
1473
Всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие в современную эпоху

Всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие в современную эпоху

Виктор Литовкин

Российско-китайское военное сотрудничество выходит на новый исторический уровень

0
668
Официальная позиция

Официальная позиция

0
162
Слов много, а дел – никаких

Слов много, а дел – никаких

Владимир Иванов

НАТО якобы хочет других отношений с Россией

0
254

Другие новости

Загрузка...
24smi.org