0
7771
Газета Идеи и люди Печатная версия

14.02.2014 00:01:00

Нужно ли России "возвращаться" на Черный континент?

Африканский гамбит

Леонид Фитуни

Об авторе: Леонид Леонидович Фитуни – доктор экономических наук, профессор, заместитель директора Института Африки РАН, заведующий Центром глобальных и стратегических исследований.

Тэги: африка, экономика, ресурсы, сырье, колониализм


африка, экономика, ресурсы, сырье, колониализм Угандийцы промывают пески, добывая золото. Повседневная работа. Фото Reuters

Укоренившиеся у наших соотечественников стереотипы об Африке и африканцах столь же труднопреодолимы и зачастую столь же далеки от реальности, как представления многих американцев и европейцев о России и россиянах: далекая, отсталая, дикая, опасная, нуждающаяся в «строгом и мудром учителе» и присмотре, но при этом загадочная, манящая, богатая ресурсами. Без исторического, цивилизационного и, что часто забывают, экономического вклада Африки не было бы ни современной западной демократии, ни западного уровня жизни, к которым все так стремятся. Так какая же она сегодня на самом деле?

И Африка нам не нужна?

С недавних пор для многих россиян Африка – что-то вроде дальней дачи. Даже бурные события арабской весны не смогли радикально изменить привычку соотечественников расслабиться недельку-другую-третью под жарким африканским солнцем. В 2013 году Африку посетили почти 3 млн российских граждан – более 2% населения страны. И это не предел. Эксперты считают: не случись на севере континента «арабский бунт, шумный и неторопливый», столько же туристов съездило бы в прошлом году в один только Египет. Кроме того, еще десятки и сотни тысяч ежегодно едут отдохнуть в Тунис и Марокко. У российского среднего класса все более популярными становятся сафари-туры и охота в Восточной Африке и ЮАР. А для кого-то излюбленным стал элитарный отдых на Сейшелах, Маврикии, Реюньоне и Мадагаскаре.

Получается, наши соотечественники вполне могут на месте сформировать для себя достаточно правдивую картину сегодняшней жизни континента, пусть и несколько поверхностную, без учета нюансов и скрытых реалий. Многие россияне, вернувшись из Африки, с удивлением рассказывают о ровных, как стол, автострадах, проложенных через пустыни, о сумасшедшем городском трафике, состоящем сплошь из «мерседесов», о туземцах, говорящих на нескольких иностранных языках и проводящих прямо в саванне электронные платежи с помощью мобильников, о туристическом сервисе мирового класса.

Но при этом, увы, в целом имидж Африки у большинства россиян по-прежнему определяется строками дедушки Корнея, написанными в 1925 году: «В Африке гориллы, злые крокодилы… Не ходите, дети, в Африку гулять». Детские страхи закреплены и усилены коллективным бессознательным для россиян боевым кличем перестроечных времен: «Хватит кормить Африку!» При Горбачеве «кормить» перестали; правда, богатства нам от этого все равно не прибыло.

«Зачем она вам?» – шептали в уши добрые советники. Вам бы со своими проблемами разобраться. А уж Африкой найдется кому заняться: есть старые, опытные игроки – колониальные державы, есть страны вроде США и Канады, формально колоний здесь не имевшие, но активно разрабатывающие природные ресурсы континента.

В 1990-е Россия ушла из Африки, все побросав, позакрывав торговые представительства, корпункты и культурные центры, по дешевке распродав многочисленную недвижимость, отказавшись от претензий по долгам или спешно переуступив требования по ним ушлым спекулянтам, сдав конкурентам сложившиеся за 30 лет устойчивые рынки своей промышленной продукции, бросив тех, кто ориентировался на Москву, – неважно, из идейных соображений ориентировался или корысти ради. Мы умудрились даже растерять большую часть позитивного имиджа главного друга и помощника в борьбе за освобождение африканских стран от колониального ига.

Так, может быть, правильно сделали, что ушли? Страны континента, как правило, деньгами небогаты. Нищета, отсталость, болезни, неграмотность – всего этого на душу населения здесь больше, чем где бы то ни было в мире. Африка среди всех континентов мира – последний бедняк. Глобальные СМИ регулярно переполняются картинками человеческих бедствий, свирепствующих на континенте: войн, засух, эпидемий, геноцида в сочетании с беспорядками, революциями, переворотами и попранием человеческих прав и т.п. В зоне Сахеля, протянувшейся через весь континент вдоль границ пустыни Сахара, женщины с туго перетянутым плетеной веревкой «игийа» животом – привычное круглогодичное зрелище. Жесткая перетяжка позволяет несколько приглушить муки голода. Для мужчин такая уловка считается зазорной. Опустынивание, засухи и войны ведут к тому, что на континенте ежегодно голодают 226 млн человек.

В 2013 году 39% населения континента жили менее чем на 1,25 долл. в день (что примерно эквивалентно 1300 руб. в месяц). 13,5 млн африканцев – беженцы (38% от их общемирового числа). На континенте самое высокое в мире количество ВИЧ-инфицированных на 1000 жителей. Недоедание, низкий уровень обеспеченности медицинскими услугами, вооруженные конфликты и просто тяжелые условия существования – все это ведет к тому, что средняя ожидаемая продолжительность жизни в странах Черной Африки составляет лишь около 55 лет (в арабской Северной Африке – 74 года). Правда, в некоторых из африканских государств (Маврикий, Сейшелы, Кабо-Верде, Ливия, Тунис, Алжир, Египет), несмотря на бедность населения и на все революции, этот показатель лучше, чем в России (68 лет).

Где теперь центр роста

Однако при всем при том в мире разворачивается новая схватка ведущих мировых держав и центров экономической силы за Африку. После распада СССР мир как бы преодолел зигзаг истории и вернулся к началу ХХ века, застыв накануне новой глобальной схватки за передел рынков и сфер влияния. В этот ресурсно богатый регион усиливается экономическая экспансия всех без исключения государств, претендующих на роль крупного игрока на мировой арене и значимой силы в будущей мировой экономике.

В начале нового тысячелетия Африка – едва ли не главный приз глобального геополитического соперничества. Задача всех, кто в этом соперничестве участвует, – укрепить свои позиции в регионе путем инвестирования в имеющиеся и складывающиеся экономические цепочки. Это даст возможность закрепиться в Африке на перспективу, гарантировав себе приток существенного объема ее ресурсов для собственного развития в новых экономических условиях.

Объектом конкуренции и обостряющегося соперничества являются в первую очередь ресурсные богатства континента, быстрорастущие рынки потребления товаров и услуг в африканских странах, интеллектуальный потенциал и симпатии ее самого быстрорастущего в мире населения. Ведь Африка к середине века станет самым быстрорастущим рынком, предъявляющим потребительский спрос на товары развитых стран. Уже сегодня здесь живет более 1 млрд человек, то есть 15% покупателей мира. В среднем они пока еще бедны, но платежеспособный спрос африканцев растет самыми быстрыми темпами на планете.

Ожидается, что в 30–40-х годах нынешнего века на Африку будет приходиться 80% прироста мирового среднего класса. Это значит, что массовый потребитель окажется именно там. И как следствие, туда будут смещаться интересы мировых производителей. Появятся новые или модифицированные товары, которые все более будут учитывать особенности вкусов и запросов местного среднего класса. Фактически речь идет о перенастройке многих отраслей мировой экономики и о миллиардных прибылях.

Многие даже не догадываются, что уже сейчас Африка – экономически самый быстрорастущий континент в мире, а субрегион Африки южнее Сахары (АЮС) в последние 12 лет уступал по ежегодным темпам прироста ВВП только Восточной Азии. В 2013 году он обогнал и ее. Невысокая вовлеченность в глобальную экономику привела к тому, что нынешний мировой экономический кризис не слишком ударил по большинству стран Африки. В период с 2001 по 2012 год экономика девяти государств региона АЮС росла темпами 7% в год и выше (в том числе Экваториальной Гвинеи – 20%, Анголы – 12%, Сьерра-Леоне – 10%, Нигерии – 9%, Эфиопии – 8%).

В 2013 году экономика всего континента выросла, по предварительным данным, на 5,5%. Неплохой показатель даже в сравнении с ожидаемыми годовыми результатами таких локомотивов развития, как страны БРИКС (Китай – 7,7%, Индия – 4,5%, Бразилия – 2,3%, ЮАР – 1,7%, Россия – 1,4%). По прогнозам МВФ, в течение ближайшего десятилетия средние темпы роста экономики АЮС будут приближаться к 6%. Такая тенденция может сохраниться и на более длительное время.

Страны Запада, раньше всех закрепившиеся в регионе, изменили содержание и риторику относительно сущности экономического сотрудничества с ним. Произошло смещение акцента от «помощи развитию» к «партнерству», то есть совместному использованию ресурсов и возможностей континента с четко выраженной выгодой для обеих сторон.

Проникновение на африканские рынки и интеграция хозяйственных потенциалов Старого Света и Африки – едва ли не единственный для Европы путь к тому, чтобы сохранить свой геополитический вес и уровень благосостояния в XXI веке. C западными центрами экономической силы на равных соперничают новые игроки – Китай, Бразилия, Индия, Южная Корея, Турция, – часто опережая и обыгрывая их. Россия здесь явно отстает. Для США, а также Китая, России, других стран БРИКС важны как ресурсная, так и геополитическая составляющие в иерархии национальных интересов, делающие сотрудничество с Африкой жизненно необходимым.

В ЮАР, близ Йоханнесбурга, шахтеры оплакивают коллег – жертв катастрофы. Горе, бремя труда, индустриальный антураж – все сразу.	Фото Reuters
В ЮАР, близ Йоханнесбурга, шахтеры
оплакивают коллег – жертв катастрофы.
Горе, бремя труда, индустриальный антураж
 – все сразу. Фото Reuters

Главный глобальный резерв

Соперничество старых и новых центров экономической силы в мире делает континент полем их явной и подковерной борьбы, конкуренции их разведок, дипломатов, политтехнологов, манипуляторов и проповедников. В сегодняшнем сильно «сжавшемся» глобализированном мире уже нет острой необходимости посылать канонерки к далеким африканским берегам (хотя и такое все еще случается). Необходимые результаты достигаются с помощью «нормативной экспансии» – навязывания нужных мировым державам законов, регламентов, норм поведения и иных «правил игры» при обязательном сохранении за этими державами роли Конечного Арбитра и Главного Судии, решающего, что легитимно, а что нет, кого карать и кого миловать.

В этом сущность нового колониализма XXI века – колониализма в бархатной обертке и «с человеческим лицом». Внешне добровольное принятие этих правил, по сути, мало чем отличается от «добровольного» перехода под протекторат европейских метрополий в XIX веке. А оправдание агрессии и внешнего контроля заботой о «распространении демократии» – не перелицованная ли версия «бремени белого человека», «цивилизаторской миссии европейца»? Ведь цивилизованность лучше дикости, ради нее можно принять и чужое господство.

Но все же ресурсная составляющая соперничества остается главной. Крушение однополярного мира, появление новых экономических гигантов – Китая, Индии, Бразилии и других стран – резко обострило борьбу за сырьевые ресурсы Африканского континента, становящегося одним из главных неистощенных, диверсифицированных резервуаров сырья, которые имеют мировое значение. По целому ряду его видов (особенно тех, которые сегодня материально обеспечивают наиболее перспективные направления научно-технического прогресса) страны Африки фактически являются монополистами мирового уровня.

Среди других регионов мира Африка занимает первое место по запасам руд марганца, хромитов, бокситов, золота, платиноидов, кобальта, ванадия, алмазов, фосфоритов, флюорита, второе – по запасам руд меди, асбеста, урана, сурьмы, бериллия, графита, третье – по запасам нефти, газа, ртути, железной руды; значительны также запасы титана, никеля, висмута, лития, тантала, ниобия, олова, вольфрама, драгоценных камней и др.

По имеющимся прогнозам, начиная с 2030-х годов Африка превратится в главный и почти эксклюзивный глобальный стратегический резерв источников сырья. Речь в первую очередь идет о тех его видах, которые имеют военно-стратегическую значимость и незаменимы в оборонных и инновационных технологиях XXI века. Уже сейчас по некоторым видам цветных и редких металлов, без использования которых технологически невозможен выпуск, например, авиационных двигателей бомбардировщиков дальней авиации, зависимость ВПК США от импорта из некоторых стран АЮС (ДРК, Зимбабве, Танзания) превышает 50%, а по кобальту – 75%.

Ведущие экономики мира, как «старые», так и «новые», будут всеми средствами бороться за права доступа к африканскому топливному и минеральному сырью. Суммарно позиции бывших колониальных метрополий и США все еще являются однозначно доминирующими на континенте. Брюссель и Вашингтон изыскивают новые формы «вовлечения и удержания» стран Африки в сложившейся в прошлом системе экономических и политических связей. Интерес здесь самоочевиден. Ведь даже каждый вложенный евро помощи Африке (подчеркиваю, «бесплатной помощи», а не коммерческих инвестиций) возвращается донорам примерно с эффективностью 2,47 евро отдачи.

Однако новые игроки (Китай, Индия, Бразилия, Южная Корея, Турция, Саудовская Аравия и др.) теснят «стариков». Уже сегодня Китай вышел на позиции главного торгового партнера Африки. Растут инвестиции. С 2000 года КНР участвовала в реализации более 1700 проектов на континенте, выделив на эти цели, по ориентировочным оценкам, более 75 млрд долл. (официальные китайские данные на этот счет отсутствуют, но существуют альтернативные западные «независимые» подсчеты, оценивающие китайские инвестиции в 90 или в 125 млрд долл.). В Африке сейчас живет более 1 млн китайцев. Складывается довольно ритмично работающий афро-китайский экономический механизм, который очень беспокоит Запад. Дело не только в том, что последний теряет свои позиции в качестве главного импортера африканских ресурсов и главного поставщика готовой продукции в Африканские страны. У Китая сформировалась достаточно устойчивая и, что чрезвычайно важно, неистощенная (в отличие от Запада) ресурсная база для дальнейшего развития и укрепления позиций в мире. С другой стороны, у государств африканского континента появилась реальная и весьма привлекательная альтернатива Западу – альтернатива в лице КНР и других стран БРИКС.

Проигрывая на африканской площадке в экономическом соревновании «новичкам», старые игроки отвечают «асимметричными» контратаками. По странному совпадению, в тех странах, где у новых игроков (прежде всего Китая) существенно укреплялись экономические позиции (Судан, Кот д’Ивуар, Зимбабве, Ливия, Мали, Чад, ЦАР, ДРК и др.), с завидной регулярностью начинала осложняться внутренняя ситуация – поднимали голову сепаратисты, обострялись пограничные конфликты, народ восставал, недовольный итогами выборов или несменяемостью властей и т.д.

Мы – в начале пути

Наша страна сильно отстала от конкурентов. Российский торговый оборот со странами АЮС – всего лишь 2% от суммы китайского. Между тем Африка нам весьма важна для решения поставленных задач развития. После распада СССР наша страна утратила статус полностью самообеспеченной минеральным сырьем. Месторождения многих жизненно важных минеральных ресурсов оказались за границей и были проданы новыми суверенными государствами западным и восточным инвесторам. Истощились или на грани истощения находятся многие рентабельно эксплуатируемые месторождения внутри России. Возник существенный дефицит по товарам, в том числе по марганцу почти на 100%, по хрому на 80%, по бокситам на 60% и т.д. Африка между тем является одним из главных обладателей этих ресурсов в мире.

В этих условиях российский бизнес начинает проявлять интерес к Черному континенту. В последние годы наши компании предприняли заметные усилия для расширения своих позиций в разработке природных ресурсов Африки. 18 крупных российских компаний реализуют 40 проектов. Наиболее значительными проектами последних лет были добыча алмазов в Анголе (АЛРОСА), добыча никеля в Ботсване («Норникель»), освоение месторождения нефти в прибрежной зоне Кот-д’Ивуара и Ганы (ЛУКОЙЛ), освоение месторождений марганца и ванадия в ЮАР («Ренова», ЕВРАЗ), добыча нефти в Экваториальной Гвинее («Газпромнефтегаз»). Большинство проектов находятся пока на начальной стадии реализации.

Пока что наши экономические позиции еще весьма далеки от достижений советских времен и тем более от успехов наших партнеров по БРИКС. Широкий же российский бизнес не знает Африки и сторонится ее. Ведь африканский рынок хотя и дает высочайшие в мире прибыли, по большей части предполагает, что бизнес на нем создается с нуля. А этого большинство наших предпринимателей делать не умеют или не хотят. Это радует наших конкурентов и укрепляет их в мнении, что россиян следует вытеснять даже из тех немногих ниш, где они успели закрепиться. Пример Ливии и некоторых других стран – яркое тому подтверждение.

Вот и выходит, что сегодняшняя схватка за Африку – это еще и схватка за умы. Это схватка между старой евроамериканоцентричной системой мирового порядка и новой многополюсной, полицентричной мировой системой равноправного партнерства суверенных государств.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Долги грозят раздавить Грецию

Долги грозят раздавить Грецию

Евгений Григорьев

В Афинах ждут спасительного транша

0
763
Спор между Кудриным и Улюкаевым как сюжет для выборов

Спор между Кудриным и Улюкаевым как сюжет для выборов

Экономическая программа должна одобряться на избирательных участках, а не только в кабинетах власти

2
1776
Переназначение Чайки говорит однозначно только об одном – Путин доволен работой Чайки

Переназначение Чайки говорит однозначно только об одном – Путин доволен работой Чайки

Константин Ремчуков на радио "Эхо Москвы" в программе "Особое мнение"

1
5906
Две экономики: одна по Кудрину, вторая по Улюкаеву

Две экономики: одна по Кудрину, вторая по Улюкаеву

Анатолий Комраков

Президенту предстоит выбрать правильный антикризисный рецепт

5
18032

Другие новости

24smi.org