0
2611
Газета Идеи и люди Печатная версия

06.02.2019 18:50:00

Демократизм как воля и представление

Кто виноват в антизападных настроениях в России

Александр Лукин

Об авторе: Александр Владимирович Лукин – доктор исторических наук, заведующий международной лабораторией исследований мирового порядка и нового регионализма НИУ «Высшая школа экономики».

Тэги: сша, клинтон, россия, политика, ельцин, экономика, коррупция, приватизация, чубайс. путин, трамп


сша, клинтон, россия, политика, ельцин, экономика, коррупция, приватизация, чубайс. путин, трамп Помощь Клинтона Ельцину в 1990-е была вмешательством во внутренние дела России. Фото Reuters

Сегодня отношения между Россией и США находятся в самой низкой точке со времени распада СССР. Правящая элита США считает, что авторитарный и коррупционный режим в Москве проводит экспансионистскую политику, поддерживает антиамериканские силы во всем мире, подрывает так называемый либеральный мировой порядок, который США пытались выстроить несколько десятилетий. В Москве позицию Вашингтона оценивают как русофобскую, считают, что там избрали Россию на роль неомаккартисткого жупела, некоего козла отпущения, виновного во всех проблемах США, а внешнюю политику США рассматривают как бессмысленную и глупую, подрывающую мировую стабильность и политическую систему самой России. В обеих странах считают, что разговаривать об улучшении отношений в нынешней ситуации незачем и не с кем.

В этих условиях об улучшении отношений или о возвращении России к прозападной политике говорить не приходится. Но остается другой вопрос: кто виноват в том, что проамериканский курс Москвы начала 1990-х годов постепенно сменился на антиамериканский? Почему Борис Ельцин в первые годы считал США естественным другом, а сегодня его наследник Владимир Путин видит в них опасного соперника?

Ключевым здесь является период, когда двусторонние отношения только складывались. В недавней статье, опубликованной в интернет-издании Politico Magazine, тогдашний разработчик политики Вашингтона в отношении России, заместитель госсекретаря в администрации Билла Клинтона Строуб Тэлботт противопоставляет российскую политику Клинтона и Дональда Трампа. Смысл ее в том, что Клинтон активно помогал Ельцину, который двигал Россию в правильном – проамериканском – направлении, а Трамп якобы помогает России, проводящей антидемократический и антиамериканский курс, поэтому его политика противоречит американским интересам и является сговором (collusion) с врагом.

Интересно здесь признание помощи Ельцину, которую теперь, после публикации записи бесед с ним Клинтона, отрицать невозможно. Эта помощь, совершенно очевидно, была вмешательством во внутреннюю политику России. Ельцин просил Клинтона повлиять на МВФ, чтобы получить 10-миллиардный кредит перед президентскими выборами 1996 года для выплаты зарплат и пенсий, а значит, и повышения своего рейтинга. Клинтон выполнил просьбу, прекрасно понимая, что поддерживает Ельцина против его основного оппонента – кандидата от КПРФ, то есть вмешивается во внутриполитическую борьбу на стороне одного из кандидатов. Он лишь предупредил российского президента: «Мы очень ясно даем понять, что именно поддерживаем». Ельцину было понятно, какой курс он должен проводить после победы.

Однако, по мнению Тэлботта и его единомышленников, это не было сговором, так как делалось во благо США. Напомним тем, кто придерживается подобных взглядов, что это далеко не все, что делал Клинтон. Он одобрил расширение НАТО на восток, несмотря на возражения Ельцина. Возражения эти были довольно мягкими, так как трудно возражать и одновременно просить денег. Однако позиция Ельцина по НАТО мало отличалась от позиции Путина, просто Путин меньше зависит от США, так как он восстановил финансовую самостоятельность России и может отвечать более решительно. Клинтон считал, что может безболезненно игнорировать возражения России по вопросам, которые она относила к своей безопасности. Так было в случае с бомбардировкой Югославии, когда Ельцин возражал крайне резко и даже предупредил, что «у наших людей теперь, безусловно, будет плохое отношение к США и НАТО».

Согласно Тэлботту, США были готовы сотрудничать только по вопросам, «которые, как мы считали, вызывают легитимную озабоченность» России, а не по всем, которые российская сторона заявляла как важные. Другими словами, с точки зрения администрации Клинтона, легитимные интересы России должны были определять в Вашингтоне, а не в Москве. Стоит ли удивляться, что такой подход не удовлетворял Москву, которая со времен Горбачева хотела стать частью Запада, но частью равноправной, имеющей возможность не только определять собственную политику, но и участвовать в разработке курса всего «цивилизованного мира».

На роль проводника интересов, которые были ей определены в Вашингтоне, Клинтон избрал Ельцина, не обращая внимания не только на его отдельные внешнеполитические возражения, но и коррупционный и неэффективный характер его экономической политики, которая вызывала крайнее раздражение населения. Не надо забывать, что программа приватизации, которая привела к серьезному экономическому спаду, значительному снижению уровня жизни и к тому, что ведущий американский эксперт по российской экономике Джеймс Миллар назвал в 1996 году «мошенничеством де-факто», была осуществлена на деньги американского правительства и контролируемых США международных финансовых организаций. Российский центр приватизации – формально независимая организация, возглавляемая сотрудниками соратника Ельцина Анатолия Чубайса, финансировалась USAID, МБРР, а также ЕС и его членами. Часть поступивших средств опосредованно шли на избирательную кампанию Ельцина. Вся эта история подробно описана в научной литературе, в частности в книге американской исследовательницы Жанин Уэдел с характерным названием «Столкновение и сговор».

Конечно, речь не идет о том, что западные деньги прямо шли на кампанию Бориса Ельцина. Схема была не такой примитивной и формально законной: Запад дает деньги на приватизацию, руководители приватизации организуют аукционы, на которых крупные российские воротилы бизнеса приобретают государственные предприятия (как утверждают многие, гораздо ниже реальной стоимости). Воротилы поддерживают Чубайса и дают деньги под него, Чубайс становится необходимым для президента и после выборов назначается первым вице-премьером с широчайшими полномочиями. На поверхности законность соблюдена, однако это не меняет того факта, что западные доноры нашли способ материально поддержать группу Чубайса и кандидатуру Ельцина в обход российской Конституции и Закона о выборах. Это был реальный сговор, а не предполагаемый сговор сотрудников избирательной кампании с Россией, который пока не доказан.

Поддержал Клинтон и очевидно подтасованные результаты президентских выборов 1996 года, когда кампания Ельцина финансировалась из черной кассы, а сотни тысяч неизвестно откуда взявшихся долларов сотрудники Чубайса, руководившего кампанией, носили в коробках из-под ксерокса.

Таким образом, на словах администрация Клинтона поддерживала демократию и создание рыночной экономики внутри страны и переход от империалистической к либеральной внешней политике. В действительности же она содействовала созданию неэффективного, коррупционного, антидемократического режима, так как его цели в большей степени отвечали американским интересам. Этим она способствовала росту недовольства населения как этим режимом, так и Западом. На волне этого недовольства к власти пришло руководство еще более авторитарное, но обещавшее соответствовать изменившимся настроениям. Это оно делает с большим успехом, о чем свидетельствует многолетний высокий рейтинг президента Владимира Путина.

Сам выбор Путина в качестве наследника Ельцина, вполне вероятно, был обусловлен тем, что Ельцин видел в нем сильного организатора и политика, в большей степени способного отстаивать национальные интересы России, то есть осуществить то, что сам Ельцин сделать был неспособен. Об этом свидетельствуют его беседы с Клинтоном в 1999 году, когда он представлял Путина в качестве будущего президента, который обязательно выиграет выборы. Клинтона совершенно не смутила уверенность Ельцина в избрании никому не известного Путина, что, естественно, предполагало незаконное содействие его кандидатуре со стороны всех государственных структур. Напротив, Клинтон фактически одобрил кандидатуру Путина, назвав его очень умным человеком.

Пусть Путин и не оказался таким демократом, каким его представлял Ельцин Клинтону, но причина изменения внутриполитической ситуации и внешнеполитического курса России, ее отхода от многих свобод и более агрессивная защита интересов за рубежом – не приход Путина к власти. Как раз наоборот, его приход к власти – результат банкротства политики Ельцина и разочарования населения в его курсе, чему во многом способствовала политика администрации Клинтона. Многие люди в России, которые выступали за демократические реформы в начале 1990-х годов и которым клептократический режим Ельцина был так же чужд, как и коммунистическая диктатура, сегодня резонно обвиняют Тэлботта и его единомышленников в содействии укреплению авторитаризма в России. Из-за их политики прозападные силы были полностью дискредитированы, так как клептократия, коррупция, западная помощь, прозападная политика и национальное унижение – все это в массовом сознании составило единое целое. И возникло это представление в результате политики, разработанной Тэлботтом и его соратниками.

Между тем Путин изначально вовсе не был настроен антизападно. Вскоре после прихода к власти он сделал несколько реальных уступок США, а также первым позвонил президенту Бушу-младшему после террористического акта в Нью-Йорке. Он явно надеялся наладить равноправные отношения с Вашингтоном. Ельцин же в конце пребывания у власти был настроен совершенно иначе. Именно он, а не Путин во время визита в Китай в декабре 1999 года заявил: «Клинтон, видимо, на несколько секунд забыл, что такое Россия. Россия владеет полным арсеналом ядерного оружия, но Клинтон решил поиграть мускулами. Я хочу сказать Клинтону: пусть он не забывается, в каком мире живет. Не было и не будет так, чтобы он диктовал людям, как жить, отдыхать. Мы будем диктовать, а не он». Политика поворота к Азии, поиск китайской дружественной альтернативы западной враждебности началась отнюдь не при Путине. Путин фактически прошел тот же путь, что и Ельцин: от надежд на налаживание равноправного сотрудничества с США до понимания невозможности этого и перехода к более самостоятельному курсу. Кстати, прошел его и Горбачев, но уже после отставки. Сегодня и он по отношению к США настроен крайне скептически. Сходная эволюция взглядов трех изначально прозападных лидеров в Москве показывает, что равноправное сотрудничество с Вашингтоном, который не принимает саму концепцию равноправия, действительно вряд ли возможно.

Почему же американские либералы так настойчиво проводили эту бессмысленную и вредную даже для американских интересов политику, а теперь так ревностно ее защищают? Дело в том, что их сознание крайне идеологизировано. Эту идеологию можно назвать демократизмом, по структуре она крайне похожа на коммунистическую. Место коммунизма в ней занимает некий «либеральный миропорядок», который никогда не существовал на практике, но должен существовать в будущем. Его должны создать государства мирового авангарда – США и их союзники.

Западные политики-идеологи, определяющие основное направление внешнеполитической мысли, считают, что лучший способ присоединить все «варварские» народы и страны к миру «свободы и демократии» – подчинить их своему влиянию через экономические и политические союзы. Для этого в них к власти должны прийти силы, видящие в ориентации на Запад собственную выгоду, чему необходимо всячески способствовать.

Однако не все страны могут воспринять эту схему. Присоединив к своей сфере влияния культурно близкие страны Восточной Европы, Запад столкнулся с большими проблемами в крупных и культурно отличных России, Иране, Китае, в арабском мире. В этих регионах политика, основанная на демократизме, создает хаос или укрепляет антизападные режимы, способные защитить свои страны от этого хаоса.

Идеологизированные специалисты по России типа Тэлботта и Макфола в действительности никогда не понимали ее и не хотели ей добра. Точнее, они считали, что добром для нее будет реализация ею их утопической схемы. А когда оказалось, что большинство населения России эту схему не принимает, они разочаровались и теперь требуют уничтожить реальную Россию, которая оказалась не такой, как Россия воображаемая, всеми средствами. Не вписалась в их схему и американская действительность, на роль козлов отпущения за свои нереализованные грезы они назначили Путина и Трампа. Но, как говорит российская пословица, на зеркало неча пенять, коли рожа крива.

Политика Трампа, с этой точки зрения, гораздо более понятна, так как менее идеологизирована и лицемерна. Трамп прямо говорит, что ее цель – сохранение американской гегемонии и экономическая выгода США. И хотел он улучшить отношения с Москвой вовсе не из-за мифического сговора, а так как считал Россию меньшей угрозой, чем Китай и Иран. Эта позиция по крайней мере рациональна. Но Тэлботт и его единомышленники в вашингтонском политическом классе не дали ему этого сделать. Думаю, Россия не будет им за это благодарна, так же как не будет она благодарна за политику США 1990-х годов. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

0
759
Пространственное развитие требует жертв

Пространственное развитие требует жертв

Анатолий Комраков

Ставка на крупные агломерации может оказаться неэффективной

0
717
В Молдавии возможна цветная революция

В Молдавии возможна цветная революция

Светлана Гамова

Новым послом США в Кишиневе стал кадровый разведчик

0
916
Политику в регионах заморозят

Политику в регионах заморозят

Задача добиваться победы в первом туре помешает либерализации избирательной системы

0
968

Другие новости

Загрузка...
24smi.org