0
1196
Газета Детская литература Печатная версия

04.03.2020 20:30:00

Мальчик

Сказка про то, что однажды можно оказаться совсем одному – в пустом мире

Тэги: проза, сказки, детская литература, семья


проза, сказки, детская литература, семья Людей не было… Фото Екатерины Богдановой

Шел урок. Часы тикали. Учительница сидела за столом, делая заметки. Мел чирикал. Дети у доски что-то вспоминали. Мальчик скучал. В мечтах он уже играл с друзьями за школой, они развертывали шелестящие шоколадки и учили уму-разуму мудреных зубрил.

– Может, запустишь в нее самолетиком? – Сосед Васька тоже хотел экшена в классе.

– Отвянь, без тебя разберусь. – Мальчик вырвал тетрадный лист, разгладил его, и получился самолетик. Метнул его – он, как назло, врезался в стену, не долетев до учительницы. Но она была слишком занята, чтобы это заметить.

Урок начался десять минут назад, но слушать учительницу и одноклассников мальчику не хотелось. Он мечтал. Как придет домой и побьет Машку. Она будет рыдать, побежит жаловаться. Сестра такая мерзкая. Отняла у него всю любовь, когда родилась. Мальчик хотел задушить ее. Но не смог.

– Может, музыку включишь? – Васька тряс его за плечо.

– Тронешь еще раз, недосчитаешься зубов, – ударил Ваську в живот. Тот затих.

Мальчик хотел извиниться, но, когда Васька захныкал, разозлился сильнее. И добавил ему по голове.

– Слюнтяй!

Он отвернулся и посмотрел на учительницу. Как бы она не заметила хныкающего Ваську.

Мальчик прилег на парту. Цокнул языком. Вспомнил, что надо выгуливать шавку сестры. Ничего, он выйдет и снова надает ей, а потом привяжет где-нибудь.

Прошло пятнадцать минут. Мальчик решил пройтись.

– Алина Антоновна, можно выйти?

– Выйди, – она говорила с ненавистью в голосе. – Из тебя ничего не выйдет, – добавила она вроде сама себе, но чтобы все слышали.

Мальчик пошел к двери. Возле папоротника он поскользнулся. Класс засмеялся. Поднялся – и его взгляд упал на записку в основании папоротника: «Не выходи!»

– Вздор. – Поднял записку и порвал ее.

– Может, тебе никуда не ходить? Ударился ведь, – Алина Антоновна сказала мягким голосом.

Он отвернулся и пошел.

– Не ходи – ему показалось, кто-то позвал его по имени. Он обернулся. Класс молча смотрел на него.

– Это смешно? Кто это сделал?

Все сидели, потупив взгляд.

– Ты ударился головой, присядь, – Алина Антоновна махнула рукой на свободное место.

Мальчик прикоснулся к ручке. Дверь заклинило, он дернул. Она со скрипом подалась. И вот он по ту сторону. Дверь захлопнулась. Щелчок крякнул.

– Это еще что? – Мальчик дернул ручку снаружи, дверь не поддалась. – Они закрыли ее! – Он пнул дверь, она затряслась, но как мальчик ни бил ее, она не открывалась. – Все равно откроете.

Мальчик медленно пошел по коридору. Что-то жужжало. Толстая муха летала под потолком, возле пыльной лампы.

– Почему так пыльно? – Мальчик раздраженно осмотрелся и поплелся дальше.

Дойдя до конца коридора, он выглянул на лестницу. Никого не было.

Прозвенел звонок, но как-то тихо, заедая. На середине мелодии заглох. Синие искры сыпались из лампы в туалете. Только сейчас он понял, в школе слишком тихо.

Он решил разыграть учителя по физике Алексея Ивановича. Подбежав к его двери, постучал. Потом кинулся за угол. Никто не вышел. Вернулся к двери и приник к ней. Что-то разбилось. Мальчик спрятался, снова вернулся и открыл дверь. В классе никого не было. На полу лежала разбитая колба.

– Если колба разбита, ее кто-то разбил.

Обошел комнату, заглянул в лаборантскую. Тишина. Вышел. Открыл другой кабинет. Пусто. Еще один – пустота.

– Это розыгрыш? – Мальчик громко закричал.

Эхо пробежало по коридорам.

Обошел школу. Понял, что единственный кабинет, в котором слышались тихие голоса, был кабинет, из которого он вышел вначале. Мальчик так и не смог его открыть. Сбежав по лестнице, подошел к шкафу с ключами. Ключи от всех кабинетов были, кроме его класса.

– Точно розыгрыш! Всем пока, я домой! – Эхо пролетело по первому этажу.

Он вышел на улицу. Рыжее солнце улыбалось ему, играя тенями домов. Машины стояли, людей не было. Мальчик присел на ступеньки школы. Он смотрел на вывеску: «Будьте людьми, будете счастливы! Школа гордится вами!»

Мальчик поднялся и пошел домой. В квартале от своего дома он услышал глухие ржавые звуки.

– Карусель! – Мальчик обрадовался и побежал на площадку.

Карусель крутилась, кто-то был на ней только что.

– Кто-нибудь! Ответьте! Прошу!

Тучка голубей шелестя перелетела с одной крыши гигантского дома на другую.

Дома никого не было. На плите стоял свистящий чайник. Белый шум из телевизора добил его. Мальчик с размаху ударил по экрану. Телевизор качнулся и упал. Снова тишина.

– Надо открыть эту дверь!

Он побежал в школу.

Открыл входную дверь. На ощупь включил свет. Никого. И вот он, их кабинет. Голоса. Обрушился на дверь. В кабинете громко переговаривались. Мальчик отчетливо услышал: «Это он! Заходи!» Удар плечом. Еще удар. Щепка попала в глаз. Голоса засмеялись.

– Нет! – Он отчаянно тер слезящийся глаз.

– Слюнтяй!

Дверь открылась, замок с лязгом упал.

На партах, повернувшись к учителю, лежали гладкие белоснежные скелеты.

Он был один. В пустом мире.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из великой плеяды

Из великой плеяды

«НГ-EL»

Не стало Юрия Бондарева

0
141
Торжество под особым прицелом

Торжество под особым прицелом

Ольга Грибанова

Интернациональный союз писателей представил свои новые издания

0
54
Книга, а не человек

Книга, а не человек

Юрий Кувалдин

К 100-летию писателя Юрия Нагибина

0
568
Непонятый, непризнанный, невыносимый

Непонятый, непризнанный, невыносимый

Елизавета Александрова-Зорина

Вместо некролога прозаику Ивану Зорину

0
157

Другие новости

Загрузка...
24smi.org